Blue Butterfly

Размер шрифта: - +

Глава 23

Последний кусок стекла летит в чёрное дно мусорного пакета, я стряхиваю руки и провожу тряпкой по полу в последний раз, аккуратно вытирая половицы. Ветер с ноющим завыванием просится, вежливо стуча внутрь. Старушка выходит, опираясь на плечо Сьюзи, о чем-то мило беседуя между собой.


— Только это будет нашим маленьким секретом, договорились, Сью? - Единственное, что мне удаётся расслышать. Я подтягиваюсь возле темноволосой, склоняю  осторожно  голову  и  шепчу в ухо девушки:


— Что за секрет?


Сьюзи подпрыгивает, резко оборачиваясь, и шипит. Бегло переглядывается со старушкой, но та лишь качает головой. Она вздыхает, указывая на меня,  прищуривает глаза. 


— В чужие секреты не суют нос, парень.


Она проходит мимо, подтягиваясь. Я закатываю глаза и раздраженно выдыхаю. Старушка вяло смеётся, хлопая меня по плечу, и проходит мимо. 


— Не переживай, тут нет ничего серьёзного, - говорит она, успокаивая. Тёплый аромат стирального порошка проходит за ней следом. Я вдыхаю его, наслаждаясь.    
   Оборачиваюсь к ним, все ещё ожидая от них ответа, но каждая будто находится в своём мире. Сьюзен накрывает не спеша стол, пожилая дама впускает солнечные ранние лучи, раздвигая тонкие, зеленоватого оттенка, занавески. Сьюзи, улыбаясь, ловит мой испытывающий взгляд,  и качает головой. 


— Даже не пытайся, трусишка, - она указывает на меня кухонным ножом. — У тебя ничегошеньки не выйдет разузнать у меня. -   Я хмыкаю в ответ и пожимаю плечами.


— Ты просто ещё не знаешь, на что я способен. 


Сьюзен заливисто расходится смехом, закидывая голову. Она быстро смотрит на старушку, но та слишком занята, чтобы заметить, или же тихо смеётся, потому что на её щеках я замечаю слабые ямочки. 


— Только время покажет, на что ты способен, - шепчет девушка, подмигнув. Она ещё долго вглядывается в меня, пока я не замечаю в её глазах снова ту глубокую тоску.  Качаю головой, опираясь всем телом на островок, разделяющий нас друг от друга.


— Сьюзи, что с тобой? - удивлённо спрашиваю. Она смахивает слезинку, катившуюся с уголка глаз, качает головой; локоны летают в воздухе, небрежно кусая её личико. 


— Пустяки, - она поднимается на носочки, кидает мне небольшое кухонное полотенце с рисунком подсолнухов с чёрными пятнами по краям.  — Лучше помоги накрыть стол, пока я переоденусь, - советует девушка.

  Я вздыхаю,  обхожу островок,  молча приступая к своим обязанностям. Сьюзен проходит мимо старушки, мягко дотрагивается до её ручонки,  и уходит на верх.  Последнее пятно на столе исчезает перед моими глазами, я ставлю стакан в шкаф, и, в завершении, разглаживаю скатерть с гордыми  петухами. 


— Почему здесь все в таком стиле: везде петухи, подсолнухи, да пахнет чем-то  вроде  на поджаренное сливочное масло? - спрашиваю я старушку, пока она разливает  в стаканы фруктовый смузи. Её пухлых губ касается нервная улыбка, она быстро  глядит  в мою сторону, поднимая брови.

 
— Это странная привычка, которая все никак не хочет добровольно уйти, -  отмахивается женщина. — Я просто хочу вернуть былое. Задержать теплоту в этом месте, ведь снаружи так мерзко и люто. - Её плечи передергиваются, и она качает головой. Я пожимаю плечами, осторожно обойдя обеденный стол, накрываю её плечи и обнимаю, для поддержки. Старушка напрягается, но моментально тает в моих руках, слегка прижимаясь спиной. Такой лёгкий жест, почти материнский. 


— Ничего в этом странного нет, - шепчу в ухо. — На самом деле все так и есть.  Мир меркнет перед нашими глазами,  а мы этого просто не видим. Или не хотим.  Люди привыкли к однообразности и просто живут в одном и том же расписание дня.


Старушка оборачивается и глядит на меня, полностью пораженная. 


— Именно, - с её глаз слетает одинокая слеза. — Мне все время так говорил мой муж. - Она вздыхает,  кладя руку на левую сторону груди. 


— Говорил? - Она качает головой, нехотя волочась за стол. 


— Он помер, уже как семнадцать лет тому назад. 


  Внутри становится пусто. Становится тяжко в сердце, будто в грудь воткнули кинжал. Я поспешил извиниться, но женщина, заметив мои красные глаза, помахала  руками перед  лицом. 


— Не извиняйся, что ты!  Твоей вины здесь нет, Ноа, - она кивает в понимании. —  Просто, что было раньше, теперь возврату не подлежит. 
  Хочу что-то ответить ей, как-то утешить старушку, потому что ощущаю между нами, как бы странно ни звучало, связь. Необъяснимую связь. Связь, связывающую нас двоих. Двух похожих, но таких разных типов людей. 


Скрип ступенек разрушает нашу идиллию, когда на кухне появляется Сьюзен. Мои губы трясутся, искривляясь в улыбке.  Она светится после душа; щеки краснее солнца, кожа белая, как снег. Она проходит своей голубизной в глазах по нашим лицам и тут же хмурится. 



Valerie Sheldon

Отредактировано: 11.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться