Блуждающие в зеркалах

Размер шрифта: - +

Глава 17 Блуждающий в памяти

Находиться в зеркальном мире – ни на что другое не похожее состояние. Одна картинка сменяет другую. Отражения мелькают то с необычайной частотой, то застывают на минуты, а бывает и часы. Иногда появляются иллюзии: тени людей, отражающихся в зеркалах. Они не видят тебя, но ходят, говорят, смеются и плачут так, словно они реальны. Это сводит с ума. А иногда приходят неуспокоенные – духи людей, не сумевших покинуть этот мир и прячущиеся от окончательной пустоты смерти в блеклом подобии жизни: зеркальном отражении. Они видят блуждающего, и часто даже пытаются с ним заговорить. Многие неуспокоенные просят помочь им найти выход из этого безумия, но все бесполезно. Выхода из зеркального мира нет. Не для тех, кого уже похоронили в мире живых. И не для того, кого держит сама кровавая Мэри.

Дэрек уже точно не помнил, сколько он находится в мире зеркал. Может неделю, может месяц, а может - долгие годы. Порой юноша даже забывал, что он Дэрек - наследный граф Кирпичных Труб. Он просто скитался по этому странному миру отражений: иногда словно настоящему, иногда – насквозь фальшивого и кривого. И  ему было не выйти оттуда.

Когда-то давно, когда он еще пытался что-либо сделать, его все время хватала тень Кровавой Мэри, появлявшаяся быстро и карающая безжалостно. Но это было давно. Теперь Дэрек уже не пытался вырваться из плена. Все бесполезно. Он блуждал по бескрайним лабиринтам зеркал, встречаясь с иллюзиями и отгоняя от себя неуспокоенных.

-Я не такой как вы! Я не такой! – сначала отмахивался он в истерике, а потом перестал…

Со временем тени неуспокоенных стали принимать его за иллюзию: так холоден и отрешен он был.

Дерек даже нашел для себя любопытное занятие…

А вы никогда не знали, что зеркала хранят воспоминания? Они впитывают то, что видят, и хранят это, как книги хранят свои записи. Когда блуждаешь в зеркалах, то можешь увидеть эти воспоминания. Пару раз Дэрек даже видел свое собственное прошлое:

«-Дэрек! Как насчет того, чтобы съездить завтра ко мне в графство и починить пару кривых домишек? А потом устроим пикник! – Люси склоняется над ним, пока он читает какую-то листовку.

-Нет, - отрезает он.

-Но почему? – глаза Люси расширяются от удивления.

-Я буду участвовать в Турнире Черного Ворона!

Его невеста громко смеется:

-Глупыш, это же турнир за руку дочери графа Ворона! А у тебя есть я!

Дэрек внимательно смотрит на Люси, потом отводит глаза и говорит:

-Прости.

Люси оседает на пол, заранее зная, что он скажет.

-Твое графство не достаточно сильно. А породнившись с Черным Вороном я смогу, наконец, поднять  Кирпичные Трубы из застоя…»

Более смотреть не нужно. Дэрек вспомнил, что будет дальше: он проиграет турнир, а  Люси, рванув за ним туда под видом юноши-участника, встретит Вильяма –  наследного графа Черного Ворона, сумевшего раскусить ее блеф. После турнира все останутся друзьями…И все же, Дэрек теперь один.

И сейчас особенно жалел о том, что нет в мире никого, кто захотел бы пойти за ним и спасти его из зеркального кошмара.

-Почему именно тебя держит здесь Мэри? – спросил его как-то один из неуспокоенных.

-Не знаю, - ответил Дэрек.

И это было правдой: за время, проведенное в мире зеркал, он уже не помнил ни общества Луны, ни Великого зеркала. В голове осталось только то, что он должен сказать что-то очень важное мальчику, так похожему на него в юности. Но что…?

Пытаясь вспомнить эту, вроде бы маленькую, но значительную деталь, наследный граф Кирпичных Труб - Дэрек - блуждал в зеркалах, постепенно забывая самого себя и уже не надеясь когда-либо найти выход.

Да и зачем? Мальчик, будучи похожим на него, все равно никого не послушает!

Но в один момент все изменилось.

Это было воспоминание. Как и многие другие, оно не принадлежало Дэреку, но все же хранило в себе что-то, что заставило его остановиться и досмотреть до конца.

Мальчик, лет четырнадцати, спускался по темной лестнице какого-то замка. В руках он держал фонарик, решетка которого имела прорези в виде месяцев, а внутри горела вовсе не свеча, а нечто более похожее на знаменитое синее пламя, распространяющее по лестнице тусклый, словно лунный, свет.

Мальчик выглядел грустным и несчастным, а по его хорошенькому личику то и дело текли, отблескивающие в тусклом свете фонаря, слезы.

Дэрек, сам не зная почему, последовал за «воспоминанием» вниз по лестнице.

Та вела в небольшой, холодный подвал, к изумлению Дэрека обставленный так, будто там находилась самодельная детская: маленькие, разноцветные стульчики, за одним из которых сидела прехорошенькая кукла с темными кудрями, столик, сервированный игрушечным сервизом… Создавалось впечатление, что тут часто играли дети прислуги: для детей владельца замка это было слишком странное и бедное помещение.

Но мальчик, спустившийся в этот подвал, был вовсе не похож на прислугу. Он был невероятно хорош собой даже в таком юном возрасте и одет в довольно дорогой на вид черный костюм. Все показалось Дэреку странным, и он продолжил внимательно наблюдать за мальчиком. А тот, тем временем, сел на один из стульчиков, как-то отрешенно повертел в руках куклу, потом отложил ее и еще несколько минут сидел абсолютно спокойно, пока, вдруг, его не бросило в истерику.

-За что! Она всегда была хорошей! Почему ты позволила забрать ее? – вскочил он со стула, и со слезами принялся колотить все подряд.

Дэреку стало жалко мальчика. Он хотел подойти и успокоить его, но воспоминания не видели ни людей, ни неуспокоенных, ни иллюзий. Они существовали запечатленным моментом, повторяющимся из раза в раз...

Но, даже зная это, Дэрек подошел к мальчику. И, в тот момент, когда он хотел положить руку ему на плечо, мальчик ударил ногой по одному из камней в стене, и сзади стал слышаться странный, скрипящий звук.



Ирина Муравьева

Отредактировано: 09.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться