Блюстители чистоты

Глава 2

Джаред шипел, морщась от боли, и размахивал рукой в попытке ухватиться за плечо друга, что стоял рядом как истукан, наблюдая за мной со смешанными чувствами.

Самое время бежать, но ноги словно приросли к земле. Живот противно скрутило от осознания, что сейчас мне устроят встряску. Эти парени могут сломать меня за секунду. Никогда не знала какого это, когда тебя избивает толпа. Когда ты не знаешь куда податься, ведь с каждой стороны стоит человек, желающий выдрать твои волосы и вцепиться в твои глаза.

В это время Джаред нашел мой взгляд, продолжая держаться за друга и горбиться. Из его горла вырвался рык и он, словно бык, рванул в мою сторону. В ушах загремело. Пробирающее до костей рычание. Мой визг, рвущий горло. Ветер, что бьет в лицо, пока я поворачиваюсь спиной. Бешено стучащее в ушах сердце. Липкий страх.

— Мама, мам… — сбивчиво шепчу, сжимая глаза и прижимая руки к груди. Все тело напряжено, ожидая удара, но ничего не происходит.

Неужели я умерла? Вот полоумная девочка. Отец же говорил как опасно гулять по улицам одной, он рассказывал чем это грозит. Почему ты никогда не слушаешь?

— Отпусти меня! Я уничтожу её! Уничтожу…

— Джаред, — крики за спиной, — успокойся я сказал!

— Она ударила меня, ты же видел! Я убью её!

— Прекрати, пока не подставил нас всех. Ты сам полез.

Голоса за спиной смешались в один протяженный вой, в то время как я с опаской оглянулась, не моргая.

Джаред стоял в метре от меня, согнувшись в руках одного из парней. Над ними возвышался Дилан, перекрывая дорогу ко мне. Я видела как напряглись его плечи и как крепко он сжал пальцы, в любой момент готовый сдвинуться с места и поймать Джареда.

— Эй! — вздрагиваю, когда перед лицом кто-то щелкает пальцами, привлекая мое внимание. Я проглотила скопившуюся во рту жидкость, скользя взглядом по Дилану и останавливаясь на его длинных пальцах. — Чего стоишь, иди куда шла, — грубо и холодно произнес он, качнув головой. Теперь он стоял в пол оборота.

В горле пересохло, поэтому я просто кивнула, начиная перебирать ногами. Меня провожали затуманенными от злости глазами и нецензурной лексикой, что звучала достаточно отчетливо в образовавшейся тишине улицы.

— Встретимся в школе, надзирательница!

По телу опять пробежал холодок и я начала быстрее передвигать ногами. Ватными и непослушными, я зашагала по тротуару так быстро, как могла. Дома мелькали один за другим, а я всё продолжала идти, крепко сжимая медальон на шее и пустую коробочку от молока.
Когда колени ныли от напряжения, а легкие грозились разорваться от горячего воздуха, я остановилась. Выдохнула все напряжение и накрыла лицо руками, пытаясь вернуть себе самообладание. Скользнув пальцами к волосам я схватилась за голову и обернулась. Только когда осознание того, что компании парней нет на горизонте, дошло меня, я смогла успокоиться.

Мысли спутались, нагнетая, а на языке вертелись последние слова Джареда.

Увидимся в школе.

В переводе с его недалекого языка, это вполне можно принять за угрозу.
Все скрытые страхи, которые я заперла далеко в своем сердце, заставили меня отстраниться от внешнего мира и идти не обращая внимание куда. Идти и не смотреть под ноги, но лишь когда солнце начало садиться я вспомнила, что ушла от дома на приличное расстояние и понятия не имею как вернуться обратно.
Уже начало темнеть, а время подходило к восьми вечера. Еще немного и я ослушаюсь маму, которая велела возвращаться в 20:00.

— Черт, — единственное, что я смогла выдавить из себя в такой ситуации, а вот сделать ничего не смогла, кроме как позвонить родителям и признаться, что облажалась.

[…]

Следующим утром меня не разбудило даже яркое солнце, что настойчиво пыталось пробиться сквозь ткань одеяла.
Уже пять раз ко мне заходила мама, с просьбой оторвать свой зад от кровати, но в ответ слышала наигранный храп. Через 15 минут после последнего прихода женщины, шаги раздались вновь.

Раздался протяженный скрип, после чего кто-то громко хлопнул дверью, не получая в ответ должного внимания. Я продолжила нежиться в постели, смутно разбирая, что мне говорят.

— Эмилия.

— Еще буквально пару минуточек, мам, зайди через часик.

— Это папа, — ступив одной ногой в реальность, а второй продолжая находиться в стране грез, я мягко говоря испугалась. Отец будил меня лишь в самых крайних случаях, причем самыми ужасными методами. Как мама могла его прислать?

— Эмилия.

— Встаю, — уперевшись руками в матрас я присела.

Открыла глаз и повернувшись лицом к выходу, проверила, ушел ли отец.
Увы, но смутное белое пятно, в коем я признала родителя, продолжало стоять у моей кровати.

— Я встаю, — повторила, чтобы успокоить сурового мужчину. На той неделе, он поднял меня одной рукой за ногу над кроватью и тряс, пока из моих рук не вылетела подушка.
Спустя пару секунд широкая спина отца скрылась за дверью, исчезая в пустом коридоре, но даже сквозь узкий дверной проем я почувствовала приятный аромат свежеиспеченных блинчиков, который доносился с кухни.

[…]

— Это будет идеально на тебе сидеть, — хлопчатую ткань приложили к моей груди, примеряя, — я уже представляю как ты зайдешь в школу, рассекая коридор с гордым видом, а все будут смотреть тебе вслед.

— Я не зайду в этом.

Сосредоточенное лицо женщины искривилось и та в который раз спросила:

— Почему на этот раз? Рукава есть, пуговицы не расходятся как на предыдущей, да и вырез здесь не такой большой.

— Мам, — положила ладони на теплые руки, тяжело выдыхая, — скажи что не одна я вижу, насколько она просвечивает.

— Просвечивает? А мне кажется так и должно быть, ты ведь такая молодая, можно и похвастаться формами.

— Я могу быть красивая и не показывая своего тела, что за глупое желание общества, превратить девушек в эмоционально-нестабильных невротичек, которые будут оголяться ради лестных отзывов противоположного пола? — протараторила я, забирая блузку и вешая её на место.



ChristenVD

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться