Блюстители чистоты

Глава 6

Разговоры и посторонний шорох стихли, как только учитель бросил синий блокнот на стол. Лицо мужчины излучает самую настоящую суровость и усталость в одном флаконе. Морщины, скопившиеся в уголках глаз, напоминают гусиные лапки. Он правой рукой поправляет сползшие на острый кончик носа очки и окидывает класс взглядом.

Касание. Эмилия наклоняет голову, уставившись на блондинку. Та в ответ продолжает дотрагиваться подушечками пальцев до линии скул, слегка надавливая.
Выдыхает, молча сжимая губы, и Эмилии начинает казаться, будто Мэтьюс всё поняла. Догадалась, но продолжает мешкать, потому что не знает как поступить.

— Ты… — запинается Элли, подбирая слова, — Ты можешь мне довериться — предусмотрительно наклоняется ближе, шепча, — это сделал Джаред?

— Нет. — отрицает, мягко убирая ладонь Мэтьюс от своих скул, — Конечно нет, — прорезается спокойная улыбка, — я сама споткнулась, — врёт.

Эмилия уверяет подругу в своих словах, раскрывая тетрадь, и замолкает, делая вид будто повторяет тему. Задумчиво хмурит брови, что-то шепча на языке цифр.
Мэтьюс выпрямляется, также отворачиваясь. Неужели своей навязчивой дружбой она втянула девушку в большие неприятности? Даже если это является правдой, Эмилия не расскажет. Как не рассказывала родителям.

Почему нужно молчать?

С детства Эмилия любила выражать своё внутреннее «я», бороться за то, что, по её мнению, являлось справедливым, но за каждое, не впопад, сказанное слово, действие, за всё сделанное в противовес настроению матери, её ругали. С детства она начала слышать от родителей, что её характер, её поведение, сама она — это нечто неправильное. Проблема.
С каждым годом эти слова порицания, как бы она не старалась их опровергнуть внутри себя, облипали девчушку снежным комом, заставляя в итоге неожиданно поверить.
Нет желания приносить кому-то неудобства своим неправильным поведением, неправильной точкой зрения. Неправильной собой.
Стоит молчать?
Стоит.

— Мэтьюс, — громкий голос, на который Элли сразу же отзывается, поднимая глаза, — где твой брат?

— Он, — смотрит на пустое место за второй партой, — его нет.

— Это я заметил.

Блондинка кивает, не зная что нового хочет услышать учитель.
Мужчина что-то отмечает в журнале, цепляя глазами ещё одну пустующую клетку.

— О’брайена он с собой забрал?

На этот раз откликается Эмилия, неожиданно для себя осматриваясь. Одноклассники спокойно сидят за партами, отстраненно следя за перекличкой, которую учитель устраивает каждый урок. Переговариваются. Но О’брайена среди них нет, даже рядом с Ховардом, на которого девушка отважилась взглянуть, сразу же опустив голову. Крутит в пальцах ручку, сжимая.
Почему Дилан вчера находился в чужой комнате, вполне спокойно передвигаясь в стенах ее дома? Связано ли это с действиями Ховарда и, если нет, знал ли Дилан о поступке Кори?
Отец что-то говорил про соседей, их сына и что-то еще… что-то, что Эмилия упустила.

— Стилфорд?!

Элли пихает локтем подругу, когда та не отзывается, уходя в свои мысли.
Эмилия вздрагивает, скользя взглядом вверх. Поднимается, отстраненно касаясь пальцами поверхности парты:

— Это я, — не знает что сказать, поэтому просто решает обозначить своё присутствие.

Учитель поднимает глаза, с интересом изучив девушку, которую видел в коридоре буквально десять минут назад, но не выказывает, что знаком с ней, когда вызывает к доске. Хочет поставить на место?
Блондинка выходит на всеобщее обозрение, вставая лицом к одноклассникам, не страшится оказаться под гнетом чужих взглядов, жадно скользящих по телу. Пускай смотрят, ведь одна из пар этих глаз вовсе не хочет напугать. Элли что-то выводит в тетради, прикрывая лицо мягкими волосами. Поднимает глаза на подругу и робко улыбается, поддерживая.

— Продемонстрируйте всему классу, на сколько высок уровень ваших познаний в моём предмете, — просит мужчина, протягивая листок с заданиями.

Эмилия принимает его, проглатывая воду во рту, когда учитель не упускает повода упрекнуть:

— Надеюсь в геометрии вы разбираетесь лучше, чем в подборе одежды.

По классу проходит тихий смешок, от которого Эмилия сглатывает, тонкими пальцами забирая лист, и проходит по нему глазами, изучая. Сплошные слова и совсем нет цифр, это точно математика? Неосознанно начинает стучать пальцами по бедру, нервничая.

— Вы можете приступать, — замечает учитель, спустя две минуты бездействия Стилфорд.
Эмилия переводит взгляд с листа на лысую макушку, разводя руками и говоря как можно тише. Не хочет признаваться себе, но:

— Я… Я этого не изучала.

— Неужели, — восклицает с искренним удивлением мужчина и Эмилия поджимает губы. Зачем так громко? — дайте листок.

Отдает, отстраняясь от смешков, который могут быть направлены и вовсе не на Эмилию, а скорее на девушку, которой друг активно заплетает косички, путая локоны.

— Ну, здесь всё понятно, — заключает учитель, после пяти секунд тщательного изучения, — решение через матрицу. Дерзайте, — вытягивает лист обратно, и начинает изучать что-то в раскрытом блокноте, проговаривая что-то шепотом, поэтому не видит, как мнется девушка.

— Решайте, — повторяет, дернув рукой, но ответ не следует. Поднимает недоуменный взгляд на девушку, спрашивая:

— Вы не знаете, что такое матрица? — догадывается, на что блондинка отрицательно качает головой. Как можно скованней, — Хотите сказать, такие понятия как нормаль, введение координат, вам не знакомы?

С каждым словом в глазах Эмилии читается всё большее негодование и… презрение к себе? Она наивно полагала, что полученных в прошлой школе знаний хватит, лишь бы держаться здесь на плаву. Возможно даже быть лучше. Ошиблась.
Едва качает головой, прошептав:

— Простите.

Мужчина изучает её лицо, ожидая чего-то большего, но вздыхает, не дождавшись. Просит занять своё место, после чего продолжает вести урок.



ChristenVD

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться