Блюстители чистоты

Глава 8

До боли знакомый шорох листьев заполняет собой, окружающую меня темноту. Ветер пронизывает до костей, заставляя обнимать собственное тело сильнее. От очередного дуновения легкое платье на бретельках поднимается, оголяя коленки.

Так уже было.

Дрожу, чувствуя сырую, морозную землю под ногами, которая кусками прилипает к стопе. Я снова босиком.
Плечи покрываются мурашками, когда леденящие капли разрезают кожу. Поднимаю лицо к небу, выпуская белый пар. Идет дождь.
Жутко холодно.
Потираю плечи обледеневшими пальцами, с диким страхом осматриваясь.
Среди темноты трудно что-то различить, но я чувствую, что здание здесь. <i>Оно зовет меня.</i>
Шмыгаю носом, разворачиваясь в другую сторону. В более темную сторону, которая едва позволяет заметить стволы высоких елей, расходящихся своими ветвями в разные стороны. Тело противится, ноги не слушают меня, пытаясь направить в сторону заброшенного склада, но я сгибаю колено, не без усилий вырывая ногу из вязкой грязи. Земля чавкает, дождь непробиваемой стеной окружает, обрушивая на меня неестественный холод. Чуждый живому человеку. Я становлюсь чувствительнее, ощущая каждую замершую клеточку тела, что нуждается в тепле. Слышу с каким горьким хрустом ломаются ветки под ногами, пока семимильными шагами пытаюсь подобраться ближе к полосе густого леса.

Мне нужно уйти как можно дальше, чтобы не умереть.

Касаюсь обледеневшими пальцами шершавой коры величественной ели, подтягивая собственное тело ближе к густым, хоть и мелким зарослям кустарников. Загоняю грязь под ногти, чувствуя как болезненно мышцы сокращаются от холода. Ветки царапают тело.

Мне нужно уйти. Не быть одной.

Подношу окоченевшие пальцы к дрожащим губам, начиная дышать на них теплым воздухом, пока осматриваюсь в темноте. Дальше вытянутой руки ничего не видно, ведь ветви елей плотно прилегают друг к другу, образуя купол. Они не пропускают лучи блеклого света, ровным счетом как и леденящие капли дождя, шумящего за моей спиной. Запах хвои перебивает жуткая вонь от чего-то стухшего, давно погибшего. Морщусь.

А чем пахну я?

Опускаю глаза, принуждая себя двигаться дальше по склизкой земле, что уже на половину поглотила повалившийся, гниющий от сырости ствол ели в шаге от меня. Слышен свист ветра, волной огибающего деревья и проникающего под мокрую ткань моего платья. Не обращаю внимание. Пытаюсь, по крайней мере.
Сгибаю ногу в колене, чтобы переступить повалившуюся ель, в которой давно поселились термиты, от того кора и стала такой рыхлой и сырой. Злая шутка. Широко раскрываю рот, скользя пяткой по развалившейся под ногой коре. Взглядом цепляю как высоко подлетают мои ноги, руками пытаюсь схватиться за что-нибудь, что удержит. Сердце бьется в горле, голосовые связки настолько замерзли, что я не могу вскрикнуть от боли, когда ударяюсь копчиком о ствол ели, падая на спину. Хруст. Прокатываюсь спиной по острой коре. Кожа спины разрывается вместе с грязной тканью платья, слышу треск веток, на которые валюсь всем телом. Боль туманит разум, в ушах шумит так сильно, что я давно перестаю слышать шум дождя. Только острая боль.
Жгущее тепло расплывается под спиной, от чего губы кривятся, начиная ещё сильнее дрожать. Я чувствую каждый миллиметр. Так остро. Так четко. Но не могу даже пошевелиться, чтобы унять это.

Больно.

В груди ноет сердце, постепенно замедляя ритм. Кожа ладоней содрана, я не смотрю, но чувствую как никогда. Все тело печет, но я продолжаю дрожать от холода.
Очередной кошмар, в котором я умру.

Касание.

Разлепляю покрасневшие глаза, уставившись на черное небо, высокие ветви. Пар незаметным облачком покидает меня, растворяясь в воздухе. Грудь перестает судорожно подниматься, кровь все медленнее циркулирует по венам, сердце почти не бьется.
Очередное касание перерастает в грубую хватку. Плечо с силой сжимают, вдавливают в грязь, словно опираются на меня. Обреченно поворачиваю голову в бок, липкие волосы падают на лицо, залезая в глаза. Вокруг темнота, но… я вижу.
Бледная, сгнившая в местах кожа покрыта язвами, вместо глаз пустые дыры в которых кишат белые личинки, вываливаясь на обтянутые кожей кости лица. Оно лежит на животе с интересом разглядывая меня, наклоняет голову с редкими клочками вьющихся пшеничных волос.

Мне нужно уйти.

Впивается длинными пальцами в кожу между ключицами, заставляя испытать агонию. Подтягивает свое тело, неестественно ломаясь в локтях. Я слышу этот хруст и его кряхтение.

Уйтиуйтиуйтиуйтиуйти.

Уйти.

[…]

Распахиваю глаза, подскакивая на кровати с громким вздохом. Рот широко раскрыт, губы дрожат, а дыхание сбито. Моргаю, чувствуя насколько тяжела голова. Стена впереди расплывается, во рту пересохло, а ткань футболки противно прилипает к влажной спине, напоминая платье после дождя.
Судорожно дышу, чувствую под пальцами гладкую поверхность матраса. Простыня собралась в ногах огромным комком. Сгибаю руку в локте, проводя по мокрому лбу ладонью, заправляю длинные пшеничные волосы за уши, опять упираясь в матрас.

Мне нужно уйти.

Не успеваю привыкнуть к темноте вокруг, ведь способна различать лишь очертания письменного стола, когда знакомое ощущение разжигает кровь. Маленькими иголками протыкает подушечки пальцев, волной дрожи перебираясь на плечи, спину. Паника. Судорожно вбираю в себя воздух, ведь к глотке подкатывает удушающий ком боли. Грудь тяжело поднимается, опадая.

Я не должна быть одна.

Встаю на ноги, колени подгибаются от слабости, от этого покачиваюсь при ходьбе, пока не подхожу к двери. Кладу ладонь на железную ручку, поворачивая.

— Нет, — растерянно шепчу, пытаясь повернуть сильнее, — Только не сейчас, — испугано оборачиваюсь, вновь переведя взгляд на деревянную преграду, — нет-нет-нет, пожалуйста, — голос дрожит, когда я хватаюсь за ручку двумя руками, начиная дергать, — откройте меня, па-ап, — кричу, ударяя ладонью по деревянной преграде, — мне нужно выйти, папа! Открой дверь, открой, — ноги становятся слабее, подкашиваются и я опускаюсь на разбитые колени, болезненно скуля, — не закрывай меня, пожалуйста, папочка, — повторяю, сутулясь, — открой дверь, не нужно закрывать, пап. Прошу тебя…



ChristenVD

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться