Блюстители чистоты

Глава 12

Он идет по улице, старательно перебирая ногами. Это дается тяжело, ведь все мышцы находятся в давящем напряжении, отдаваясь толчками ноющей боли при каждом шаге. Он давно не следит за тем куда заворачивает и где оказывается, ведь ему нет до этого дела. Всё равно куда-нибудь придет, после чего его вновь погонят, как это и происходило раньше, когда Дилан был ребёнком. Он старался раздобыть что-то полезное, благодаря чему они смогут протянуть ещё неделю.

Всегда стеснялся своих изношенных кед, пожелтевшей футболки, которая явно велика ему, но выходил в них на улицу. Это было необходимо.
Дилан наблюдал за поступками более старших детей, видел как их вышвыривали с чужих дворов, пуская вслед нецензурную брань. Он не хотел становиться таким же, но не смог противостоять вымотанному взгляду матери. Знаете, такая способность у девушек передавать свои эмоции через жест, взгляд, вздох. Так вот, Дилан понимал, что хотела сказать мать. Она всегда страдала от нехватки средств на существование, а маленький Дилан пытался помочь. Старался ради неё, крадя чужие вещи, обшаривая баки. Весь смысл заключался в этой женщине, ему было необходимо о ком-то заботится. Она приучила его заботится. Кого-то опекать. А теперь? Что ему делать теперь, после слов отторжения? О ком заботится?

Кусает разбитую губу, больше не морщась от острой боли. Царящий вокруг холод работает как анестетик, медленно окутывая пальцы, кожу лица, ноги. Не моргает, сворачивая в очередной темный переулок, где дорога всегда пуста, поэтому тротуар отсутствует, за ненадобностью. Все идут по дороге. Слышит гул ветра, сильнее вжимаясь в ворот кофты и бросает раздраженный взгляд за спину, обернувшись на мгновение.

Девчонка плетется за ним последние двадцать минут. Он видит её, знает, что она идет рядом, хоть и пытается соблюдать расстояние. Молчит, что напрягает сильнее. Чего она пытается добиться? Как долго будет продолжаться эта слежка?

Эмилия прячет пальцы в своём шарфе, которым сильнее обвязывает шею. Приоткрывает губы, медленно глотая морозный воздух, что щиплет стенки горла изнутри. Она выдохлась. Все теплые чувства остыли. Стоило догнать О’брайена и она больше не ощущает в себе уверенности. Пытается держать тревогу в дальних уголках сознания, чтобы она не породила куда более сильные и мрачные чувства. Не вызвала очередных приступов.
Поднимает уставший взгляд перед собой, находя в темноте знакомый силуэт. Парень идёт слишком быстро, его шаги слишком большие и Эмилия не успевает. Её ноги гудят от боли и скорости, которую нужно постоянно увеличивать, чтобы не отстать, но она не собирается уступать О’брайену. Только не сейчас.

Её стремление помочь Дилану превратилось в своего рода соревнование, кто первый выдохнется и перестанет идти непонятно куда, на поводу своей расшатанной нервной системы.

Непонятно куда.

Медленно поворачивает голову в сторону, слыша хруст собственной шеи, которая затекла от холода. Тело ноет. Ноги все тяжелее сгибаются в коленях, а глаза метаются по улице, пытаясь разглядеть хоть что-то знакомое, но тело уже перестает подчиняться.

Приходится остановиться, выдохнув тяжесть в груди.

Поднимает подбородок, хмуро осматривая верхушки деревьев, которые оказываются темнее ночного неба. Их листья шелестят из-за ветра, угнетающе покачиваясь из стороны в сторону. Милк проглатывает сухость во рту, разворачиваясь. Ноги сводит толи от страха, толи от холода. Не видит людей, но действительно остается уверена, что дома здесь стоят, просто из-за окружающего мрака их не получается разглядеть. Просто.

Просто — это не про тебя, Эмилия.

Оборачивается вокруг себя, переводя потерянный взгляд на пустую дорогу, по которой до этого шёл Дилан. Сердце замирает над обрывом, пропуская удар, ведь на дороге больше никого нет. Паника. Она растекается по телу, зарождаясь в сердце от одной возможности остаться одной. В темноте.

Становится ещё холоднее, поэтому он тянет бегунок кофты вверх, касаясь костяшками подбородка, и застегивается. Убирает руки в карманы джинс, хрустя пальцами, которые уже онемели.

— Дилан, стой… — совсем тихо, поэтому смотрит перед собой, не реагируя, — прекрати идти, Дилан… остановись.

Шарканье за спиной нарастает, словно девчонка бежит, рвано дыша от усталости.

— Черт, О’брайен… — шепчет, явно сдерживая внутренний гнев, когда хватает парня за плечо, одергивая его.

Дилану приходится обернуться, крепко сжав челюсть, и остановиться на против девчонки. Молча, но напряженно переводит взгляд на ладонь блондинки, что сжимает ткань одежды на плече, затем стреляет глазами на Милк. Та не страшится, не убирает руку.

— Ты можешь прекратить это? Я больше не могу идти, — тяжело дышит, успокаивая сердцебиение после бега, — знаю, что тебе сейчас плохо и ты хочешь побыть один, но пожалуйста, пойми, что это не выход. Ты должен прекратить вот так разгуливать по ночам и отдохнуть. Нужно смыть кровь с рук и лица, Дилан. Прошу тебя, давай вернемся…

Замолкает, изучая нахмуренное выражение лица О’брайена, и увиденное пугает ее, заставляя убрать ладонь с чужого плеча, бесцельно опуская ее вдоль тела. В темноте парень выглядит особенно болезненно, тень попадает в мешки под глазами, что говорит об отсутствии сна. Волосы взлохмачены, родинок на скулах почти не видно из-за засохшей крови и наливающейся фиолетовой шишки. Бледная кожа лица. С кем Дилан мог подраться?

Слишком увлечена осмотром, поэтому не отклоняется, когда парень, пользуясь своим превосходством в росте подступает ближе, нависая. От него тянет перегаром, поэтому Милк отворачивается от противного запаха, опуская глаза на уровень его шеи. Отвлекает себя тем, что может изучать выпирающую вену. Проглатывает воду во рту, пытаясь игнорировать неравномерное дыхание у своего уха.

— Я не просил… — хрипит, покачнувшись.

— Осторожно, — рефлекторно поднимает ладони к груди Дилана, тихо кряхтя под тяжестью парня, — да ты ведь на ногах еле стоишь.



ChristenVD

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться