Блюз до минор

22. Я сделаю это.

Выходит, все эти годы они были порознь из-за… Шерил?!

Гнев раздирал сознание Свенссона, глаза заволакивал красный туман. Этой агрессии нужно было найти выход, иначе сердце его разорвется!

Как могла она так поступить с ним?? Артур считал ее другом, опорой – ведь она заботилась о нем… 

Или, мать ее, она все-таки заботилась о том, чем он может быть ей полезен?? Она ведь с самого начала не скрывала, что главное для нее – деньги, выгода! 

Наивный идиот…

- Артур? – Кимберли с тревогой заглядывала ему в лицо. – Ты пугаешь меня… Скажи что-нибудь!

- Не знаю, что говорить, - откликнулся он тускло. – Женщина, которую я любил, рассказывает, как пыталась сообщить мне новость, которая вознесла бы меня на небеса, но была остановлена той, которую я считал единственным другом… Шесть лет ада!! Шерил утешала меня, помогала восстанавливаться после срывов… Частых срывов. Да, Ким, я не смог смириться с тем, что случилось. И то, что они не получили широкой огласки и не сломали мне карьеры – заслуга Шерил.

Он поднял глаза: она смотрела на него нежно и сочувствующе - это его убивало. Свенссон протянул руку и коснулся ее лица – она не отстранилась.  Это было больно и волшебно - трогать ее шелковую кожу, наслаждаться чувственным и невинным прикосновением, хотеть большего и… не иметь на это права.

Кимберли опустила глаза, на ее щеках заалел румянец, но… она молчала и не шевелилась, ни словом, ни движением не давая ему надежды. Сердце мужчины дрожало, ему мучительно хотелось заключить свою любимую в объятья…

Но тут она вздохнула и отодвинулась. Простое движение отдалось внутри Артура ноющей болью – он отдернул руку.

- Извини. Я не должен был, - прошептал он хрипло, удивляясь, что вообще еще может говорить.

- Арт, пожалуйста, не извиняйся! Нам обоим было трудно вспоминать, но я рада, что мы это сделали, - Кимберли взяла его за руку и осторожно сплела свои пальцы с огромными пальцами Свенссона. - Мы не можем изменить то, что случилось, но можем идти вперед. У нас есть Элли, и, в первую очередь, мы должны делать то, что будет лучше для нее.

- Она не знает, что я ее отец.

Для этого нежного белокурого ангела он был просто чужаком - эта мысль его убивала. Эрик хотел, чтобы девочка знала, что он не бросал ее, и был бы с ней с самого начала, если бы ему позволили узнать о ее рождении.

Бедная Ким! Она прошла через все это в одиночку. Его храбрая и прекрасная Ким…

Все, что случилось, закалило ее, но не ожесточило! Он наблюдал это, изумляясь и восхищаясь.

- Элли знает, что я любила ее отца. Знает, что мы расстались до того, как я узнала, что жду ее появления. Без подробностей, конечно – это не тема для разговора с маленькой девочкой, - поморщилась Кимберли.

- Я хочу сказать ей, что я - ее отец. Где она?

- Я отправила ее к родителям. И после того, как мы закончим, тоже поеду к ним.

- Я хочу ее видеть, - заявил Свенссон, поднимаясь.

Кимберли вздохнула.

-  До их дома около четырех часов на машине…

Увидев, закипающий в нем гнев, поспешно продолжила:

- Я не прячу ее от тебя! Но я не хотела, чтобы она присутствовала при нашем разговоре - он не для детских ушей. Я хочу оградить ее от всего этого!

- Она и моя дочь, Ким, и я уже потерял шесть лет ее жизни! И теперь не хочу пропустить ни одного мгновения, - с горячностью произнес Свенссон.

-  Понимаю, Артур. Но это не делается по принципу «эй, я твой папа, давай играть». Сначала нам необходимо решить  основные вопросы: где мы будем жить, и как разделим опеку?

Его Ким как всегда была права. Но все равно это бесило его.

В их паре Кимберли всегда была более прагматична. Он не знал о ее планах, о том, что она собирается делать, после завершения работы в шоу. Его дом был  в Лос-Анджелесе, ее – в Нью-Йорке. Как в таких условиях совместно воспитывать ребенка? Но о разделении опеки он даже не помышлял.

- Ты знаешь, что я ненавижу, когда ты права, - проворчал Артур, опускаясь обратно на диван.

Он чувствовал, что ведет себя слегка по-детски, но не мог перестать дуться.

В ответ женщина рассмеялась и присела рядом:

- Если это тебе поможет, то Элли часто говорит мне тоже самое, да и реагирует как ты, - глаза ее блеснули и она нежно вложила свои ладони в его.

Этот простой успокаивающий жест вселил в Артура надежду.

- Ты расскажешь мне о ней?

- Ну, конечно! С чего бы начать… Полное имя: Эллисон Элизабет Дэвис. Родилась 23 октября после полутора суток тяжелого труда мамочки, - Ким улыбнулась, заметив, как изменилось лицо Артура. – На этой неделе ее любимый цвет - лимонный, на прошлой был голубой. Она терпеть не может шпинат, но любит морковь. В своем письме к Санте она попросила котенка. Элли ненавидит кукол, любит читать и не понимает, почему ей нельзя драться с мальчиками.

У Свенссона сделалось такое лицо, что женщина не выдержала и хихикнула.



Тори Теллер (Elvica)

Отредактировано: 15.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться