Блюз до минор

23. Дева-воительница.

- Я хочу верить тебе, Арт, правда – хочу! Но я не могу делать вид, будто ничего не случилось. Ты все еще тот, кто меня обманул, - слезы текли по ее щекам и капали с подбородка, но Ким их даже не вытирала. – И что еще отвратительнее – ты снимаешься сейчас с женщиной, с которой изменил мне. Это не способствует доверию, знаешь ли…

- Я ненавижу Перл, - с горечью откликнулся Свенссон. – Если бы не семилетний контракт, я бы не стал сниматься. И это последний сезон, Ким – я планирую уйти из шоу! Потому что не хочу работать с ней снова. Между нами ничего нет, и не было… кроме той ночи в отеле, которую я не-пом-ню!  Клянусь!! Хочешь убедиться – могу взять тебя на съемочную площадку.

- Считаешь, что доставить меня к ней - хорошая идея? Я легко могу ненароком повыдирать ее нарощенные волосенки! – слезы девушки просохли, глаза загорелись.

Артур хохотнул:

- Давай! Мне самому так часто хотелось…

«Но я не бью женщин ни при каких обстоятельствах, - подумал швед. - Однако, если кто-то и может выбить из нее дурь и спесь, то пусть это будет Кимберли – она заслужила»

- Ты не должен поощрять меня, - хмурясь и улыбаясь откликнулась Ким, словно читая его мысли. – Я уже вижу заголовки таблоидов: «Кошечки не поделили Арчи Свона». И жуткие фотки обеих, а затем - клубок из двух лохматых ведьм, катающихся по земле.

 - Но это стоит того, правда? – подмигнул ей актер, накрывая ее пальцы своей большой ладонью и слегка сжимая.

Они снова были заодно. А значит - вместе.

***

Это был сумасшедший день - эмоциональный, изматывающий и полный переживаний: Ким вернулась в его жизнь – и он надеялся, что навсегда.  Они не решили еще множества важных вопросов, но Артур чувствовал, что все правильно, все хорошо.

Нервов было потрачено много и, наверно, поэтому оба проголодались задолго до обеденного времени. Послушав синхронно забурчавшие желудки, оба рассмеялись и решили продолжить беседу в  небольшом кафе в паре кварталов от отеля.

Как только они уселись и сделали заказ, Ким начала свой рассказ о том, как очутилась на Бродвее.

Беременность протекала тяжело, тошнота не отпускала ее целыми днями. В конце концов, ей пришлось бросить университет, и Свенссон с тяжелым сердцем отметил еще одну свою вину. Ким поспешила успокоить его, уверяя, что нашла себя в профессии певицы.

Как Артур и предполагал, пока она пела в Роджерс, Сэм попытался склонить ее к браку, играя на заботе о будущем ребенке. Она оценила его предложение, но от помощи отказалась – ее опекали Лео и Реми.

Как-то вечером, когда она выступала в клубе, туда заглянули  Росс Эджис и Бартт Кроу - пара продюсеров с Бродвея. До них докатились сплетни о «белой, поющей как черная». И они пришли с твердым намерением услышать, познакомиться и поговорить с мисс Дэвис о деле.  Они были поражены диапазоном и красотой ее голоса, а также разнообразием репертуара – от Эллы Фиджеральд до Оззи Осборна.  И недвусмысленно дали понять, что очень заинтересованы во вложениях в ее талант, но… девушка отказалась.

Ведь она была уже на восьмом месяце!

Однако, мужчины не отступили и, вручив ей визитки, попросили найти их, если она захочет сменить обстановку.

При всей заманчивости этого предложения единственной причиной обращения к ним стала возросшая после рождения Элли настойчивость Сэма. Непонятно с чего вдруг он решил добиваться брака с Ким любым способом, из-за чего юная мамочка стала опасаться за свою безопасность и здоровье дочери. Артур слушал ее, и ему хотелось найти этого ублюдка и надрать ему задницу!

Росс и Бартт стали не только продюсерами Кимберли, но и хорошими друзьями: они нашли финансирование для ее шоу и предложили девушке и ее другу Леонарду Бэзилу стать его соавторами. Эта идея возникла в одну из многочисленных ночей со слезами и вином. Забавно было то, что все, что начиналось как шутка, как буффонада утешающего ее Лео, заставившего ее петь, а не плакать, в итоге превратилось в Тони и Грэмми!

Ходили даже слухи, что права на ее шоу хотела приобрести творческая группа, поставившая Les Misérables, и сделать киноверсию бродвейского шоу с мисс Дэвис в главной роли!

- Я так горжусь тобой, Ким, - не выдержал, перебивая, Артур. -  Ты столько сделала! Невероятно, как ты превратила простое хобби в удачную карьеру. Знаю,  ты хотела иного, но это чертовски… чертовски удивительно! Я просто восхищен…

Как ей удалось преодолеть такой удар и даже подняться после него на вершину - стать матерью, звездой Бродвея и…  по-прежнему прекрасной и желанной женщиной?

- Вы потрудились не меньше, «мистер Свон - самый сексуальный вампир Голливуда», - лукаво процитировала она в ответ, заставив его застонать как от зубной боли.

Он ненавидел эти ярлыки!  Но она продолжила совершенно серьезно:

– Я не шучу, Арт. Ты - кинозвезда.

- Какой ценой… - горько откликнулся актер.

Если бы он мог повернуть время вспять, он бы отдал весь свой успех за возможность жить семьей со своими милыми девочками!

Повисла пауза - оба погрузились в воспоминания.  Официант убрал опустевшие блюда и принял заказ на кофе и десерт. Свенссон надеялся, что Ким не прогонит его до самого вечера, когда ему нужно будет отправляться на съемку.



Тори Теллер (Elvica)

Отредактировано: 15.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться