Блюз до минор

26. Все тайное становится явным.

Как и все зависимые, Модести была лжива и изворотлива - она тут же поменяла тактику: капризно надувая губы, она начала ластиться к Свенссону, пытаясь его обнять.

Артур перехватил ее запястья и аккуратно, но решительно отодвинул от себя, удерживая на расстоянии. Женщина замерла, но как только его пальцы разжались, с жалобным плачем упала на землю.

Как бы там ни было, Модести Изабель Перл все еще была хорошей актрисой. И, возможно, она добилась бы сочувствия, если бы не злой взгляд, которым она украдкой (как ей казалось) посматривала на присутствующих, оценивая их реакцию. Когда на помощь ей никто не пришел, ее слезы мгновенно просохли, и актриса с ненавистью воззрилась на своего партнера и его «старого друга».

- Разве тебя сделала знаменитой эта крыска? Я сделала тебя звездой! Так бы и сидел в своей «малобюджетке», если бы в светской хронике твое имя не связали с моим! Так и остался бы в лиге неудачников и маленьких ролей, если бы не я!

Она уже не следила за собой и размазывала по лицу слезы и макияж, теряя весь свой шарм и становясь похожей на плачущего трансвестита.

– Если бы я не притащила тебя в свой номер, ты бы так и остался одним из толпы безликих… И потом, это же было так просто! Ты был таким плохим мальчиком, что вокруг тебя папарацци крутились, словно мухи! Не удивительно, что не одной Райт пришло в голову это использовать – мы с ней поняли друг друга с полуслова. Ты был так жалок тем вечером... и все ныл о своей драгоценной Кимберли… Ты был мне почти противен, несмотря на все твои внешние достоинства! Слава богу, ты отрубился прежде, чем мы трахнулись…

- Что… что ты сказала?? – прошипел Свенссон, бросаясь к ней.

Модести испуганно осеклась - и это было мудро, потому что от «интеллигентного шведа» ее слова не оставили и следа.  Артуру не была присуща жестокость, но в тот момент мужчина реально представил, как происходят убийства из ненависти.

Актер призвал на помощь все свое самообладание:

- Ты действительно не представляешь, что сделала с моей жизнью? Какой ущерб нанесла мне и… моим близким?! Подставив меня ради собственной сомнительной славы - чем ты отличаешься от обыкновенной шлюхи?? Думаю, закончишь  карьеру именно в этом качестве,

С этими словами, высказанными полным отвращения тоном, Свенссон развернулся и направился к Ким, напряженно следящей за происходящим широко раскрытыми глазами.

Говоря об ущербе, Артур не имел в виду судебные иски или финансовые компенсации. Возможно, в будущем он об этом и подумает, но сейчас… Как, в самом деле, можно оценить потерю семьи? Если бы Шерил и Мод не провернули свою интригу, то он давно и счастливо был бы женат, воспитывал милую малышку, а может быть  и пару сыновей…

Он сделал последний шаг к Ким, обнял ее и вздохнул с облегчением, словно сбрасывал тяжкий груз. Наконец-то, он ощутил себя свободным от тяжести вины и отвращения к самому себе. Там, где прежде жили безнадега и тьма, появилась невероятная легкость…

Конечно, мужчина не был наивен и понимал, что все равно уже ничто не будет так, как прежде. Однако, самое главное – они с Кимберли будут вместе, будут семьей. В этом он не сомневался. Кимберли была для него единственным светом - желанным, любимым, незаменимым. И кроме нее у него теперь была еще и Элли.

Вспомнив о дочери, Свенссон улыбнулся и, взяв в большие ладони лицо Ким, тихо произнес:

- Я не предавал тебя. Никогда.

Ее глаза сияли сапфировым светом, наполняя все вокруг только одной эмоцией, понятной Артуру без слов: «Люблю».

- …не предавал, - эхом откликнулась она, прислоняясь к большой груди, в которой гулко и часто билось его сердце. – Что же нам теперь делать?

- Я хочу сбежать отсюда и целовать тебя, мое солнце, - прошептал Свенссон.

Десятки пар глаз смотрели на них, но мужчине было все равно - он изголодался по своей любимой, по ее сладким губам, теплу объятий и целительной улыбке…

Но рано он успокоился.

- Нееет!!!

Рассвирепевшая Модести подскочила к нему со спины с кулаками – актер едва успел защитить лицо от длиннющих нарощенных ногтей. Женщина плевалась ругательствами и выла, словно банши – видно было, что она абсолютно ничего не соображает. То, что она принимала, затуманило ей сознание и наделило чудовищной силой и безрассудством.

Повиснув на шее Артура, она резко качнулась назад и завалила не ожидающего подобного мужчину вместе с собой на землю. Удача и тренировки для съемок помогли ей избежать участи быть придавленной могучим торсом актера. Ловко извернувшись, женщина уселась ему на грудь, сдавив каблуками ребра – именно так, как натаскивали их консультанты – постановщики драк.

Но шутки кончились.

Как, собственно, и безграничное терпение шведа, воспитанного в традициях не поднимать руку на женщин. Почувствовав резкую боль, он схватил Модести за руки, поворачиваясь и сбрасывая с себя. Но, не тут-то было – агрессия наркоманов по-настоящему страшная угроза.

К счастью, к нему на подмогу подоспел Гриффин, сдернув, наконец, безумицу с друга. Двое крепких мужчин с трудом удерживали разъяренную женщину.

Свенссон благодарил бога, что не снял кожаную куртку своего персонажа, которая хотя бы немного защитила его от ногтей и каблуков наркоманки. Однако, лицо, шея и руки все же пострадали – персонаж Модести был по сцене в прикиде с заклепками и шипами, в том числе и на обуви.



Тори Теллер (Elvica)

Отредактировано: 15.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться