Блюз до минор

29. Не волнуйся, старый друг

- Мне очень жаль, - прошептала Кимберли.

Услышав это, швед чуть не взвыл, из последних сил игнорируя, где находились сейчас ее руки… ее рот… и вообще – она сама…

Но Кимберли Дэвис не была бы самой собой, если бы ее покинуло чувство юмора. Огладив по бедрам боксеры Свенссона, она задержала ладони перед его «флагштоком»:

- Не волнуйся, старый друг: в ближайшее время мы познакомимся самым тесным образом. Жду не дождусь и обещаю подчиниться любому твоему желанию и выбору!

Закончив эту провокационную фразу, Ким подняла глаза, в которых плескались смех и желание, заставив мужчину испытать дрожь в коленях. Не выдержав, он схватил ее за волосы, заставив подняться, и впился в ее рот поцелуем полным гнева и досады. Он ни о чем не мог думать, накрытый сладким всепоглощающим видением того, что сделает с ней его член, и в каких местах он неоднократно побывает…

- Садистка! – пробормотал он ей в рот.

- Ничего подобного.  Знаю, что не время, но все же… все, о чем я сейчас могу думать – это ощущение тебя внутри! Мне хочется быть заполненной тобой везде…

«Везде»?? Мужчина обомлел. «Дорогой бог, наверно, я уже умер и попал в рай… Или - в ад? Ведь сейчас я не могу испытать ничего, о чем думаю, и о чем говорит моя милая провокаторша…»

Он еще раз поцеловал ее - так же больно, но уже быстро – и тут же скомандовал:

- Давай футболку и иди к Гриффину, чтобы я мог хоть немного остыть. Задержишься еще на секунду - и мы оба однозначно окажемся в кровати! И тогда Гэри придется навещать меня уже в реанимации, - он шлепнул ее по заднице, придавая направление движению.

Как только Ким исчезла за дверью, Свенссон тяжело опустился на край кровати, закрыл глаза и постарался вспомнить все уроки своего спортивного гуру. Он обязан был справиться с собой и чувствовать себя лучше, несмотря на то, что в ближайшие недели ему вряд ли светила нормальная сексуальная разрядка.

***

Четверть часа спустя Артур присоединился в столовой к Ким и Гриффину, сидевшему с огромной чашкой чипсов в руках. Девушка в это время готовила что-то невообразимо вкусное, судя по аромату.

Увидев друга, Гэри поднялся и произнес с угрюмой гримасой:

- Ну, она тебя и в правду уделала, бро. Чертова наркоманка… Как ты?

- Буду жить, - криво улыбнулся Артур.

Уловив в его голосе дискомфорт, Ким достала таблетки и подала ему вместе с бутылочкой воды:

- Давай. Тебе пора их принять.

- Не хочу пить обезболивающие – в прошлом они мне никогда не помогали, - скривился актер. – Я просто дурею от них и сплю. Лучше - ибупрофен… У тебя есть?

Кимберли пожала плечами, но взяла свою сумочку и, пошарив в ней, вынула баночку ибупрофена.

- Ничего плохого нет в том, если ты побольше поспишь, - строго проговорила она, протягивая пузырек. – Сон для тебя сейчас - то же лекарство.

Свенссон проглотил таблетки и обратился к коллеге:

- Так что же случилось после того, как мы уехали?

Пока Гриффин, жуя, рассказывал о событиях прошлой ночи, Ким протянула Артуру его IPad, чтобы он мог найти подтверждение в сети. Но мужчина искал совершенно другое, внимательно разглядывая видео - ооо, сколько оказалось желающих заснять этот «скандал со звездой»! Он с облегчением убедился, что ни на одном нельзя было однозначно идентифицировать Кимберли Дэвис: на крупных планах появлялись лишь ее джинсы и туфли. Единственный ракурс, который мог ее выдать, был перекрыт широкой спиной Гриффина, бросившегося на помощь.

Свенссон облегченно выдохнул, отложил IPad и погладил Ким по спине:

- По крайней мере, тебя это не коснется…

Но она не расслабилась и продолжала напряженно смотреть на него.

- Что такое, малыш? Я разочаровал тебя тем, что не смог оказать ей достойного сопротивления? – Свенссон попытался сыграть своего героя и подмигнул хихикающему коллеге.

Но Ким взяла в ладони его лицо и заглянула в глаза:

- Она мне отвратительна, Арт! Из-за того, что сделала с тобой ночью… и того, что она сделала со всеми нами! С моей дочерью, которая росла без отца… Но есть еще одна – та, которую ты называешь своим менеджером.  Я хочу, чтобы они обе исчезли из нашей жизни! Но почему-то мне кажется, что эта вторая без боя не сдастся. Хотя сейчас, - она устало вздохнула, - больше всего я хочу, чтобы мы втроем, наконец, начали жить нормально. Семьей.

От глубокой тоски, прозвучавшей в ее голосе, Свенссон обомлел. Он взял ее руки в свои и медленно стал целовать ее ладони, успокаивая и благодаря. Он тоже ничего не желал так страстно, как воссоединиться со своими любимыми девочками.

- Так и будет, милая, так и будет… - шептал он.

Но… Шерилин Райт - до сих пор его представитель. И пока он не знает, что с этим делать.

Нет, актер нисколько не колебался в решении разорвать отношения: он не мог ей доверять ни в чем, он даже не желал находиться рядом! Это было просто - взять и уволить. Но Свенссона это не могло удовлетворить! Он жаждал, чтобы она получила сполна за мучения дорогих ему людей. Если бы это касалось только его  – он бы плюнул. Нет, правда – просто вычеркнул бы ее из жизни! Однако, мысли о том, как мучилась в одиночестве его женщина, как росла без отцовского тепла и заботы его крошка – приводили его в неописуемую ярость.



Тори Теллер (Elvica)

Отредактировано: 15.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться