Блюз до минор

30. Переезд.

Гриффин ушел где-то около пяти. И до этого часа не было ни одного звонка - ни из студии, ни от продюсера, ни от режиссера… Свенссона это взбесило.

Ведь, если разобраться, они его позиционировали как звезду их вампирского шоу, а до сих пор даже не поинтересовались, что с ним! Да пошли они к черту!

Кимберли методично убирала  остатки еды и мыла посуду. Когда все было закончено, она, было, присела, но почти сразу снова начала что-то готовить.

По прежним временам Артур помнил, что его девушка всегда занималась выпечкой, если нервничала. И во время ее экзаменов и его кастингов их общая кухня в маленьком красном особнячке превращалась во взорванный кондитерский ад…

- Ким! - позвал он. – Пожалуйста, посиди со мной. Это же отель - придет обслуга и все уберет.

Она загрузила стиральную машину и вернулась к нему:

- Я по-прежнему не люблю рядом с собой чужих, Артур! В моем номере персонал занимается уборкой лишь дважды в неделю, потому что мне нравится уединение. Разве ты не сталкивался со своими фото, исподтишка сделанными такой вот «обслугой»?

Она хотела пройти мимо него в свою спальню, но актер перехватил ее руку и потянул к себе.

- Расслабься хоть ненадолго…

Свенссон просил ее расслабиться, зарываясь носом в волосы на ее макушке в инстинктивном желании снова вдохнуть этот славный родной аромат, дарящий ему наслаждение и покой. Она была его наркотиком – самым лучшим и действенным в мире! Но еще она была живой и уставшей…

- Я все-таки немного поспала… А вот тебе надо набраться сил, если  хочешь увидеться с дочерью. Завтра мы отправимся в дом моих родителей, у которых она сейчас гостит. А это почти четверть суток хорошей езды… Или полетим самоле…

Она недоговорила, потому что Свенссон не вытерпел и поймал своим ртом ее теплые губы.

Сначала нежно, осторожно, легко обнимая ее большими руками. Потом крепче - поворачиваясь к ней здоровым боком и прижимая уже сильно, жадно, с удовольствием ощущая ответную реакцию ее тела…

Он упивался ее вкусом, словно свежей водой в пустыне, вздрагивая каждый раз, когда девушка тихо стонала в его рот. Секс с ней всегда был прекрасен, но только теперь Артур понял, что никогда еще не наслаждался ее телом и поцелуями в такой полной мере, слишком быстро переходя к более страстным ласкам.

Но сейчас, хотя его тело кричало об освобождении, он решил не поддаваться искушению, потому что Кимберли заслуживала всего самого особенного, а не «детка, сделай все сама»… В его решении не было никакого подвига – просто он ее любил.

Мужчина отстранился от ее восхитительных губ и, услышав протестующий стон, не смог сдержать слегка самодовольной улыбки. Потом взял ее за руки и, повернув ладонями кверху, поцеловал каждую в теплую серединку.

- Ты очаровательна! И мне нравится идея поехать к твоим родным. Но я не знаю, как они примут меня… Ведь ты, я помню, всегда была очень близка с семьей, а я для них все еще обидевший и предавший тебя ублюдок!  Они просто обязаны меня ненавидеть.

- Мама и папа знают, что я скрыла от тебя рождение дочери. Вернее, что Шерил Райт не позволила мне рассказать. Отец даже хотел отправиться в Нью-Йорк и надрать ей задницу! Нет, они не ненавидят…

Видимо, на его лице довольно ясно отразилось сомнение, потому что Ким слегка стушевалась и немного неуверенно призналась:

- Ну, если только папа… немного…  потому что думает, что ты разбил мне сердце. Скорее всего, нам придется говорить с ними об этом не единожды…   И возможно, папа даже схватится за свой винчестер… Но волноваться не стоит -  с тех пор как на свет появилась Элли, в доме не бывает заряженного оружия!

Она говорила об этом слегка смущенно, но в то же время с ноткой дочерней гордости и девчачьего задора; а напоследок, когда речь зашла о винтовке, даже подмигнула Артуру.

- О, это весьма успокаивает, - иронично откликнулся тот.

Кимберли прыснула со смеху, закрывая рот ладонью, но Свенссону было вовсе не смешно: он был нездоров, не представлял, как рассказать дочери, что он ее отец, и объяснить ее семье, что ненавидеть его не за что.

Дааа… было над чем повеселиться.

- Не сердись, - попросила Ким. – Все получится, я знаю. Они полюбят тебя так же сильно, как я! А Джейсон, вероятно, даже попытается сделать тебя своим союзником, потому что он… невообразимый бабник! Не то, чтобы ему была нужна поддержка, но… - она не сдержалась и снова закатилась милым смехом.

Ее веселая уверенность и легкое настроение немного скрашивали Свенссону перспективу путешествия в «логово льва», где поблажек ему ждать не придется.

Тут Кимберли прервала его размышления, смешно втягивая носом воздух и демонстративно морща нос:

- Кажется, тебе все же надо сходить в душ, прежде чем снова лечь. А я успею перестелить белье… Ты сразу почувствуешь себя лучше, ручаюсь! Пока ты подремлешь, я  подыщу подходящий рейс на Шривпорт. А если ничего не получится, то арендую огромную машину, чтобы довезти тебя с комфортом.

***

Они были в дороге четвертый час. И чем ближе они были к дому Дэвисов, тем чаще он спрашивал себя, было ли это хорошей идеей – ехать к ее родителям именно теперь.

Знакомство с родителями девушки всегда было для него непростым мероприятием. Перспектива подобной встречи пугает мужчин, независимо от их возраста и жизненного опыта. Вот и для шведа эта встреча была подобна восхождению на Эверест одноглазого, однорукого и одноногого инвалида на костылях…

Да, они с Ким во всем разобрались и потихоньку налаживали отношения, но с родителями так просто не выйдет. Они ничего не знают об афере, провернутой Шерилин Райт и Модести Перл, зато, наверняка нахватались «жареных» подробностей в таблоидах. И вряд ли для них имеет значение, изменял на самом деле он их дочери или нет - он был причиной того, что их девочка была убитой горем матерью-одиночкой! Ей пришлось стать своему ребенку и матерью и отцом, и они помнят только ее бессонные ночи, безденежье, и отказ от мечты о высшем образовании и карьеры дизайнера.  Да, их дочь все же стала богатой и знаменитой, но позже, много позже! А тогда…



Тори Теллер (Elvica)

Отредактировано: 15.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться