Блюз до минор

34. Как подростки.


- Тебе нужно расслабиться, - вздохнула Ким, включая зажигание. – Все наладится, вот увидишь.

Она говорила что-то еще – успокоительное и бессмысленное одновременно, и Артур задремал под ее мягкие уговоры и шум мотора.

Дорога, ожидание и консультация местного эскулапа утомили его больше, чем он ожидал – актер провалился в сон внезапно и глубоко. Ему снился причудливый узор стали на боевом топоре алебарды, алый балахон средневекового палача и… ухоженная шея Шерилин Райт.

На ухабе машину тряхнуло – голова Свенссона упала на грудь, и интересный сон закончился. Актер заспанно осмотрелся: Кимберли загнала внедорожник в густо и живописно поросший подлеском тупичок недалеко от какого-то пруда.

- Где это мы? – протирая глаза, поинтересовался Артур.

Ким молча взглянула на него и лукаво улыбнулась. Затем отстегнула ремень безопасности, обернулась, и, придвинувшись ближе, заговорила:

- Когда я училась в выпускном классе, эта полянка называлась «местом влюбленных». Визит парочек сюда был чем-то вроде ритуала, перехода от полудетских свиданий к взрослым отношениям.

- Прямо-таки «взрослым-взрослым»? -  хмыкнул швед.

- Ну… нам, старшеклассникам, так казалось, - слегка смутилась она.

- И много мальчиков ты сюда привела? - знакомо поползла вверх его левая бровь.

Кимберли хихикнула и отвела глаза:

- Ни одного... Потому что мой брат поклялся выбить душу из каждого, кто решится даже подумать об этом!

- Трудно тебе пришлось, наверно, - рассмеялся Артур. - Так что же мы здесь делаем?

В целом он чувствовал себя значительно лучше и очень надеялся, что вердиктом врача станет разрешение вернуться к обычному активному образу жизни. Не то, чтобы он сильно скучал по режиму и тренировкам Гэри Гриффина, но…

Черт побери, двадцать четыре часа в сутки находясь рядом со своей возлюбленной и ночуя с ней в одной комнате, он больше не мог держать целибат!
Поэтому, когда суровый медик рекомендовал осторожность и спокойные пешие прогулки, он только криво ухмыльнулся, как делал его экранный герой. Но в ответ тот просто взял и провел пальцами по синякам на торсе Артура.

Актер охнул и смирился.

Однако, Кимберли на этот счет имела свое решение, потому что буквально кожей чувствовала эмоциональное состояние своего возлюбленного, и совершенно не желала его конфликтов ни с дочерью, ни с отцом – в этом состоянии неизбежных…

Её Северному Оленю просто нужно было выпустить пар. И она ему в этом поможет.

- Я очень ценю, что ты так терпелив, но вижу, что ты уже на грани… - проворковала она и начала медленно расстегивать пуговицы на блузе.

При взгляде на показавшееся кружево белья у Свенссона мгновенно пересохло во рту, и он бессознательно облизнулся и сглотнул.

- Ты уверена? – тоном, в котором смешались недоверие и надежда, глухо поинтересовался он, помня, что Ким тоже слышала рекомендации врача.

Его голос сел, а глаза не могли оторваться от ее снующих пальцев и того, что они открывали. С самого отъезда из Нового Орлеана у них не было близости, кроме мимолетных объятий и легких поцелуев под неодобрительное фырканье их дочери. Не то чтобы Артур думал об этом постоянно, но в этот самый момент понял, что напряжен настолько, что тело ощущает просто каменным.

- Думаю, ты точно знаешь, что я имею в виду, - проникновенным шепотом откликнулась Ким, наклоняясь вперед и захватывая его губы своими.

Ее касания были легки, но настойчивы. Она покусывала и облизывала жесткие мужские губы, заставляя их расслабиться и раскрыться. Лишь только это произошло, ее быстрый язык проник внутрь его рта, дразня мужчину почти до боли. И когда женщина отступила для вдоха, к ней рванулись жадные мужские руки, удерживая, захватывая горстями волосы, и притягивая почти грубо, чтобы насытить проснувшееся вожделение…

Словно путники, истомившиеся от жажды, они жадно пили друг друга; их  глубокие, долгие поцелуи сменялись легкими касаниями уголков рта, век и скул, заводя их еще больше и заставляя задыхаться.

Кимберли с трудом отстранилась, хватая ртом воздух. Грудь ее ходила ходуном, губы заалели и вспухли, глаза из-под полуприкрытых век светились - Свенссон был загипнотизирован этой картиной и чувствовал себя натянутой тетивой…

Чары разрушились звуком отрываемой двери автомобиля. Кимберли соскользнула со своего места и предстала перед замершим в предвкушении мужчиной. Напустив на лицо капризное выражение, она кокетливо протянула:

- Твоему шоферу стало ужасно одиноко… Я срочно должна придумать, чем себя занять!

С последними словами ее рубашка взлетела в воздух и приземлилась на крышу автомобиля. Ее ладони легли на пояс джинсов -  пальцы расстегнули кнопку, затем надавили на замок молнии, медленно сдвигая его вниз.

Мужчина замер.

Вместо того, чтобы, изящно изогнувшись, избавиться от брюк, Кимберли, с каким-то вызовом глядя в лицо Артура, расставила ноги и просунула в трусики ладонь. Опираясь на раскрытую дверь, она слегка отклонилась назад, предоставив ему любоваться своими мерными движениями. Жадный мужской взгляд отмечал ее напряженные бедра, сомкнутые веки, закушенные губы… Её вздохи и стоны казались Артуру лучшей на свете музыкой!

Свенссон выбрался из машины, и его большое тело охватило послеполуденное тепло. Ощущение было немного странным, и он понял, что все эти дни мало что замечал вокруг: погода, природа, день недели – все было мимо. А сейчас, видимо, он стал частью этого райского уголка свиданий


Кимберли почувствовала в нем перемену и замерла. Артура поразили ее глаза, состоящие из одних зрачков – во взгляде читалась немая мольба. Повинуясь неодолимому инстинкту, мужчина распахнул заднюю дверь, подхватил любимую, бросил на сиденье и присоединился к ее «соло», приятно удивившись отсутствию боли в ребрах.

- Плохааая девочка… Давай сюда ножки! – проурчал он.

Ким подчинилась, неохотно вытащив ладошку из трусиков, и Свенссон ловко стащил с нее джинсы. В ответ на его жадный взгляд, Ким улыбнулась порочной улыбкой и снова скользнула было ладонью под шелковое белье, но низкий рык шведа ее остановил.



Тори Теллер (Elvica)

Отредактировано: 15.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться