Блюз до минор

37. Сюрприз!

 

Вероятно, Свенссон все же предчувствовал что-то подобное, потому что не столько удивился, сколько обрадовался и растрогался.

Но вот его любимая мамочка Кимберли Дэвис потрясенно застыла, раскрыв от удивления рот. Её ступор длился так долго, что Харви не выдержал и пальцами подтолкнул челюсть дочери кверху, проворчав что-то грубоватое в духе: «Слюни надо было ронять за десертом». Кимберли опомнилась, схватила мобильник и выскочила на веранду.

Артур не слышал, что именно она говорила, но кому звонила – не сомневался. И, судя по краткости разговора, сладкая парочка из красного нью-йоркского особнячка получила от нее хороший отлуп.

- Ты в порядке? – поинтересовался он у вернувшейся Ким, но та лишь досадливо отмахнулась.

До Рождества оставалась всего неделя. Больше месяца назад он бросил все – съемки, коллег, друзей и, самое главное, эту лживую суку Шерилин Райт, своими аферами чуть  не разрушившую его жизнь навсегда…

Мысли о том, что она сотворила с ними, крутились в нем злым торнадо, готовым в любую минуту смести с лица земли его вновь обретенное счастье. Свенссон чувствовал, что надо как можно скорее решить этот больной вопрос кардинально. Но сначала он хотел насладиться своим первым в жизни Рождеством в статусе отца – он просто бредил этим!

Кимберли пыталась было обуздать его в расходах на подарки дочери, но он был неумолим:

- Родная, сколько ваших дней рождения я пропустил, сколько рождественских и пасхальных праздников!  Amazon теперь мой лучший друг на долгие времена! Пусть все получат сюрпризы! В том числе и шведская часть нашей большой семьи.

Да, он, наконец, сообщил эту новость Мю и Грэн, и они проговорили по телефону больше часа. Обе не верили, пока он не подозвал Ким, беседа с которой длилась не меньше.  

А потом они позвали к телефону Элли.

Его мама была сильной женщиной, но не смогла удержать слез, когда их дочь назвала ее  «грэнни» - бабулей. К счастью его собственная грэнни тоже была рядом и помогла Мю взять себя в руки. С этого дня обе бабули щебетали с внучкой-правнучкой по скайпу ежедневно.

Артура забавляло, что на девятом десятке матриарх клана Свенссон освоила современные технологии лучше, чем его мать. Он знал секрет: старушка с удовольствием тусовалась на шведских сайтах… экспресс-знакомств!

 

За пару дней до Рождества уставшая сдерживать свое любопытство Элисон замучила всех расспросами о подарках. Сообразительная хитрюшка просто подглядела в истории гугла, что ее отец часто заходил на Amazon. Все, кроме Свенссона, держались с девочкой невозмутимо, уже имея соответствующий опыт. Но у Артура его не было, и он легко сдался своей птичке, сделав это их общим маленьким секретом. Его так тянуло довериться ей -  ведь она столько времени молчала, зная, что он ее отец…

Но, конечно, он ошибся: ее талант хранить секреты не распространялся на подарки. В результате Свенссон оказался в немилости у Кимберли, уже до этого раздраженной количеством его он-лайн заказов. Раздумывая, как оправдаться, Артур не нашел ничего лучше, как снова пригласить ее к «озеру влюбленных»: коли его темперамент и язык навлекли на него неприятности, то пусть они же его и выручают!

Тем временем Харви украсил дом, участок вокруг и даже дорогу почти до самого озера. Дубовые и еловые венки, ленты, «ледяные» фигуры и переливающиеся гирлянды огней превратили это место в сказку. Соседские дома были расположены далеко, поэтому место и коттедж казались кусочком другого, волшебного мира и времени.

Свенссон дивился подобным приготовлениям, предполагая, что дедушка так старается ради любимой внучки. Однако, Ким рассказала, что ее отец делал это всегда, а до этого – делал его отец. Это было непреложной местной традицией и соседским соревнованием.

Если снаружи подготовкой к празднику занимался Харви, то внутри дома это взяли в свои руки женщины, включая самую маленькую. Живая ель в гостиной почти семь футов высотой была украшена семейными реликвиями из пяти поколений Дэвисов, начиная от прадеда и заканчивая Элисон. Это были старинные игрушки и просто сохраненные бытовые  и личные мелочи, как любимая курительная трубка или вышитый бисером очешник… Свенссон прекрасно провел время, слушая истории, связанные с этими предметами. От себя он повесил на еловую лапу семейку снежных человечков, чем-то смахивающих на него, Ким и Элли, с подписью «Наше первое Рождество».

С самого утра по коттеджу разносился умопомрачительный аромат свежей рождественской выпечки с ванилью и корицей. Кимберли и Мишель встали к плите еще до восхода. Тыквенный, вишневый, яблочный пироги, десятки печений, штрудели, кексы, затейливо украшенный рождественский хлеб – неполный список приготовленных ими угощений, заполонивших все горизонтальные поверхности кухни и столовой.

От этих запахов Артур просто захлебывался слюной, и его желудок бурчал без остановки. По старой привычке он попытался стащить печенье, чтобы успокоить голод, но Мишель так хлопнула его по руке резиновым шпателем, что спустя пол-часа след на кисти все еще оставался! Тяжела ручка у его тещи…

Свенссон считал все это немного сумасшедшим, потому что не мог понять, зачем нужно готовить в таком количестве, если за столом будет сидеть лишь семеро, включая брата Ким Джейсона и его беременную жену.  Проследив его удрученный взгляд, Кимберли сжалилась и, с трудом сдерживая смех, дала ему пару печенюшек. Потом пояснила, что большая часть выпечки – это подарки друзьям семьи, соседям и местной церкви, чтобы устроить в ней рождественскую трапезу для менее удачливых. Это тоже было многолетней традицией её семьи.



Тори Теллер (Elvica)

Отредактировано: 15.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться