Боб, Джек и другие подозрительные лица

Font size: - +

2. Неплохие шансы

— Здравствуйте! Пожалуйста присаживайтесь! — мягкий и низкий голос эксперта был под стать внешности. Боб испуганно оглядел даму бальзаковского возраста и осторожно присел на краешек стула.
— Здравствуйте. Меня зовут...э... Боб.
— Очень приятно! А меня — Маргарита, — и дама-эксперт одарила волнующегося мужчину самой добродушной улыбкой, на какую была способна, — Боб, как вы знаете работа нашего агентства происходит на строго анонимной основе, поэтому я сейчас выдам вам кодовый номер. И всю корреспонденцию, вы будете получать только на него. Ну, а прежде, чем мы перейдём к предварительной процедуре оценки вашей пси-матрицы, я задам вам несколько вопросов...

Боб рассеянно слушал вопросы, что-то невпопад отвечал. Затем долго кивал, подписал чек и уже собрался прощаться, как взгляд его упал на доселе незамеченное фото на стене. Скромная стальная рамочка затерялась в груде цветастых дипломов и грамот. Необычайно прекрасное лицо женщины, с улыбкой смотрящей в небо, просто светилось чувством ожидания какой-то непонятной, но явно неизбежной радости. И порыв ветра, словно несущаяся с небес надежда, разметала строгое каре соломенно-жёлтых волос...

Скромное объемное фото совершенно непонятным образом приковывало к себе взгляд. Боб остолбенело таращился несколько секунд, а потом, опомнившись, спросил:
— Скажите пожалуйста, кто это?
— Как кто? — дама-эксперт искренне удивилась, — Вы никогда не видели госпожу Ирэн Арно, доктора психо-математики и основательницу нашего брачного агентства?
— Да, да, да... — протянул Боб, — Действительно, это она. Просто свет от окна неудачно падает...

***

Выйдя из агентства, полицейский детектив Боб Гроун мигом стряхнул с себя образ неудачника, отчаявшегося найти не только свою, а хотя бы чью-то вторую половину. Завернув за угол, он привычно выпятил могучую грудную клетку, быстро расправил перекрученный ворот рубашки, сунул в карман бесполезные очки, шаги вновь обрели привычную упругость поступи хищника. С обычной наглой ухмылкой Боб оглядывал с головы до пят встречных женщин и не скупился на комплименты разной степени пристойности. От маски скромняги-романтика не осталось и следа. Он окунулся в мир привычных ощущений и мыслей. Автоматически набрасывая дальнейший план работы с брачным агентством, Боб поймал себя на том, что что-то в нём неуловимо изменилось. Эта мысль была столь непривычна и неожиданна, что детектив позволил себе потратить несколько минут на внутренний анализ.

Сидя в уличном бистро с чашкой совсем недурственного кофе, Боб волевым усилием отстранился ото всех мыслей, насущных проблем и даже важнейших дел. Но привычной внутренней тишины в голове не было и следа. Её заменил образ только что виденных глаз, тонущих в синеве весеннего неба...

***

Комиссар тяжело посмотрел на сияющую физиономию Боба и выдавил:
— Завязывай с маскарадом! Твоя работа под прикрытием больше не нужна.
— Не понял, шеф, — Боб озадаченно плюхнулся в кресло, — Это как так? С Арно сняли подозрения?
Комиссар полиции пыхнул толстенной сигарой.
— Напротив! Как оказалось, племянник нашего министра был далеко не единственным её клиентом, пустившим себе пулю в висок. Таких оказалась целая уйма!
— Откуда такие сведения?
— Ты думаешь, что кто-то остановится перед таким пустяком, как взлом её базы данных? Особенно в свете того, что задеты личные интересы шишек.
— Но это невозможно предъявить в суде.
— Боб, ну что ты как маленький? Теперь в этой игре мы пешки. И что будет с Арно, далеко не в первую очередь будет решать суд, — комиссар снисходительно посмотрел на детектива, —  Может хватит уже бегать за каждой юбкой? Не мальчик поди. Силёнки побереги. А то, гляжу я, размяк ты. А теперь марш за ордером и выезжай на арест дамочки.

***

— Мадам Арно, вы арестованы! — Боб выпалил привычную фразу, и поперхнулся. 
На него смотрели те самые глаза небесной синевы. Детектив замер и совершенно потерял ощущение пространства. И лишь спустя несколько секунд ощутил, что напарник тычет кулачищем в бок.

Дальнейшая процедура задержания серой пеленой пронеслась перед глазами детектива. Ему казалось, что за него кто-то выполняет всю работу, кто-то говорит нужные фразы, задаёт вопросы, отдаёт распоряжения... А сам он где-то далеко лежит тяжело больной, и его лихорадит от нестерпимого жара.

Вся эта отвратительная кутерьма кончилась в одно мгновение. Как только на тонких запястьях Ирэн лязгнули наручники, Боб потерял сознание.

***

— Что у вас там стряслось?! — комиссар был само воплощение ярости, — Этот подлец опять нализался? Он совсем страх потерял?
— Комиссар, успокойтесь! — голос Джека, многолетнего напарника Боба, был настолько переполнен елеем, что позавидовал бы любой проповедник, — Боб был трезв как стекло. Просто накануне отравился. Сами понимаете, холостяцкое питание до добра не доводит.
— Ладно, — комиссар мигом остыл, — Арно допросили?
— Да. Она тут же призналась в даче взяток учёным стариканам. Но только, как она заявила, для ускорения процедуры регистрации её изобретения. Что методика её работы губительна для клиентов, она яростно отрицает.
— Кто бы сомневался! — фыркнул комиссар.
— Она упирает на то, что ни один её клиент не был несчастлив в браке. Хотя, если судить по текстам предсмертных записок, то так и есть.
— Не городи чушь! От счастья в браке люди не стреляются, не режут вены и не выпрыгивают из окон!
— Конечно, но последнее слово всё равно остается за экспертами.
— Вот именно!

***

Комиссар жадно вчитывался в скупые строки экспертного заключения по делу Ирэн Арно. Два месяца напряжённой работы комиссии принесли полное удовлетворение стороне обвинения. Скоропалительная организация работ и явный подкуп нечистых на руку светил науки позволили вкрасться в рабочий процесс неучтённому фактору. Но сколь комиссар ни морщил лоб, в смысл самого фактора вникнуть не мог.
— Джек, зайди ко мне.

На недовольный зов начальства Джек явился через двадцать секунд. С ходу поняв в чем дело, деловито принялся втолковывать непонятливому боссу суть изложенного:
— Работа Арно базируется на гипотезе, что близость определённых коэффициентов пси-матриц людей заставляет их испытывать тягу друг к другу. И чем эти цифры ближе, тем сильнее влечение. Это всё она верно рассчитала. Но в спешке был упущен важный момент — при переходе определённого порога близости коэффициентов человек начинает смотреть на своего избранника как на высшую благость, и в этой связи начинает видеть свои, порой надуманные, недостатки как под увеличительным стеклом. И получает гарантированное разбалансирование психики. Подавляющее число людей в такой ситуации рассматривают суицид как единственный выход из положения.

— Мда... дела... — протянул комиссар и мгновенно переключился на насущные проблемы, — Слушай, а Боб у нас не загостился в отпуске? Если я из жалости к больному выписал ему все дни неиспользованных отпусков, то это не значит, что можно их все спускать на пьянки-гулянки. Вечерком заедь к нему, а то телефон он, видимо, тоже пропил.

***

Боб был действительно в плохом состоянии. Джек это понял, даже не видя хозяина, а только распахнув входную дверь. Впрочем, сквозь прокуренный и пропитанный густыми винными парами воздух вообще невозможно было что-либо разглядеть. Но Джеку было не привыкать к таким интерьерам, и он смело шагнул внутрь.

Боб возлежал на кровати и методично выпускал в потолок одно колечко дыма за другим. А вокруг дыбились курганы окурков и пустых бутылок. Закашлявшись, Джек прорычал ругательства и распахнул окна. Организованный сквозняк начал с трудом бороться с атмосферой жилища.

Джек подцепил ногой более-менее чистую табуретку, придвинул к кровати, уселся и посмотрел на друга. И только тут обнаружил, что Боб совершенно трезв. Опешивший гость не сразу нашёлся что сказать, но потом опомнился и завёл привычное повествование о делах службы. Боб, погружённый в свои мысли, казалось, совершенно его не слушал.
— Арно уже точно упекут навсегда в "Железный грот". Все доказательства собрали. И не видать ей больше неба ясного.
— Знаю, — четкий голос Боба заставил друга вздрогнуть.
— О! Значит, за новостями следишь. А я сегодня растолковывал боссу заключение экспертов. Представляешь, она всю эту мороку затеяла только для того, чтобы найти себе идеальную пару. Оказывается, она искала человека с абсолютно зеркальным повторением коэффициентов, хотя сама рассчитала, что вероятность встретить такого — один к миллиарду. И ты знаешь, яйцеголовые подтвердили, что если бы такая пара нашлась, то они бы не были подвержены никакой разбалансировке. С другой стороны, у них тоже было бы слабое место. Если бы они вдруг встретились, а потом кто-то из них умер, то второму тоже хана. Одновременно! Представляешь? 
— Представляю, — глухой голос Боба опять вогнал в непонимание друга.
— Но ей это уже не грозит. Она не умрёт, смотря на сказочную синюю птицу в голубом небе, как ей хотелось. И правильно! Такие стервы должны томиться десятилетиями в "Железном гроте". Жаль, что смертную казнь отменили. Хотя... Пожалуй, пожизненная консервная банка для неё больше подходит.

Джек замолчал, глядя как лицо друга внезапно каменеет. Ему даже почудился на щеках отлив серого гранита. Но внезапный звонок мобильника не дал мыслям Джека спутаться окончательно. Он несколько секунд слушал, пару раз бросил "да" и отключился.
— Шеф звонил. Умерла мать Ирэн Арно. Ей разрешили перед оглашением приговора посетить церковь. Придётся сопровождать.
Джек поднялся.
— Мне нужно идти, — он сделал несколько шагов к двери, обернулся, — Знаешь, вот гляжу на твой бардак и жалею, что они не успели твою пси-матрицу обработать. Нашли бы тебе бабу, хоть следила бы за тобой, что ли. А что застрелился бы ты... Так уж лучше так, чем жить в такой вонище!

И хохотнув, Джек захлопнул дверь.

***

Ирэн вышла из собора. Даже одетая во всё чёрное, выглядела она безупречно. А яркие сполохи золотых волос не мог затенить никакой траур. Народу на площади было невпроворот. И полиции приходилось непросто. Ощетинившись объективами и микрофонами, газетная братия не желала проигрывать сражение стражам порядка и не оставляла попыток прорваться к знаменитой преступнице. Полицейские же скрипели зубами, но держали себя корректно. Палящее солнце не щадило ни тех ни других.

Джек, обливаясь потом, сделал шаг навстречу Ирэн и окаменел от изумления. В необычайно-голубых глазах застыло столь знакомое выражение, что полицейскому захотелось перекреститься. Но Ирэн внезапно сбросила шапочку с чёрной вуалью, вскинула голову к небу. Джек зачарованно смотрел на прекрасный профиль, обращённый, казалось, к самому творцу.

На несколько секунд повисла пауза. А затем Ирэн, словно тряпичная кукла, скатилась со ступеней собора.

***

Комиссар плеснул себе коньяка. Настроение было крайне паршивым. Ирэн Арно умерла мгновенно от обширного инфаркта. И никакого приговора не будет. Как не будет ему никаких бонусов от толстокошелёчных представителей потерпевшей стороны. Он сплюнул в сердцах. Скрип двери заставил его обернуться. Глядя на вошедшего Джека, комиссар пожалел, что не выпил всю бутылку.
— Что? Что еще случилось? — шеф уже не считал нужным сдерживаться.
— Вот... обработаны данные последних клиентов агентства, — Джек был бледен как полотно, — посмотрите вторую строчку.

Отвисшая челюсть комиссара смотрелась крайне комично, но о смехе никто и не помышлял. Вторая строчка гласила: "Боб Гроун — найдено совпадение с Ирэн Арно. Совпадение коэффициентов — 100.00 %".

***

Боб лежал в той же загаженной кровати. Пистолет так и остался зажатым в правой руке. В левой была записка. Джек развернул и прочёл: 
"Оказывается, у меня неплохие шансы! Аж один к миллиарду! Ради неё стоит попробовать!"



Сергей Ярчук

Edited: 14.02.2018

Add to Library


Complain




Books language: