Бочка порядка, ложка хаоса. Умирающие миры

Размер шрифта: - +

глава 12

 

 

Законы гостеприимства.

 

Из учеников Коярена пока что только один не прошел дальше. Ему очень повезло с корзиной, в которой, как назло, собрались финалисты четырех предыдущих лет. Максим пожелал остальным легких рук, быстрых ног и ясной головы, предупредил неразговорчивого старшего ученика, что уходит изучать остров и ушел, пока для него не придумали какое-то занятие. А то с них станется. Тренироваться, например, заставят, потому что вчерашнего издевательства им мало.

Тайрин ждала сидя на травке под деревом. Одетая в явно земную футболку, местные штаны и легкомысленную шляпку, плохо сочетающуюся с остальной одеждой, зато делающую блондинку прехорошенькой. Таких девушек должны рисовать великие художники, чтобы картина пережила века и века, а все, кто на нее посмотрят сразу понимали — назвали картину «Летом» вовсе не из-за морского пейзажа или порхающих бабочек. Достаточно посмотреть на девушку и сразу понятно — вот это оно лето и есть, когда красавицы надевают такие шляпки, поля затеняют лицо, а ветер треплет концы ленты, опоясывающей тулью.

— Идем? — спросила Тайрин.

— Идем, — улыбнулся парень.

Развалины они сначала искали самостоятельно. Нашли еще одно рыбацкое поселение у моря, целое стадо овец, мирно пасущихся в низинке, и злобно лающего пса, этих овец охранявшего. На лай собаки из кустов вылез заспанный парень, удивленно посмотрел на явно не местную парочку и отчаянно зевнув сказал, что к долине нужно идти прямо, прямо и прямо.

— В долине мы уже были, — улыбнулся аборигену Максим. — Теперь хотим побывать возле развалин. Нам их так хвалили.

— Это туда, — указал влево пастух и опять зевнул.

— Благодарю, — сказал Максим.

Парень кивнул и полез в кусты досыпать.

Гости острова переглянулись и послушно пошли налево, надеясь, что не придут к местным зыбучим пескам или болоту. Тропинок в новом направлении не обнаружилось. Зато там обнаружились россыпи скальных обломков и склон то ли высокого холма, то ли низкой горы.

Карабкаться туда путешественникам было лень и они решили для начала обойти это возвышение. Шли долго. Вокруг то ли горы, то ли холма кто-то насажал непролазных кустов. Колючих, усыпанных мелкими красными ягодками. Эти кусты приходилось обходить. Максим и Тайрин так увлеклись, что когда наткнулись на руины даже расстроились.

— Хм, — сказал парень. — А может это остров великанов, к которому плавал Гулливер?

— Интересный был дворец, — отозвалась блондинка, поправляя шляпку.

Максим согласился. Прямоугольные и квадратные блоки были колоссальными. И сооружение из них наверняка было большим. Как их поднимали и складывали друг на друга, он не представлял. Тут даже магия не поможет.

— Может, они слеплены из чего-то поменьше? — предположил.

— Пошли, посмотрим, — загорелась исследовательским огнем Тайрин.

— Пошли.

Вблизи блоки казались еще больше, чем издали. Максим немного попрыгал возле одного, но так и не смог дотянуться до верха. Потом нашел вросший в землю и кое-как забрался наверх. Походил туда-сюда.

— Знаешь, — сказал стоявшей внизу Тайрин. — Сомневаюсь, что это был дворец. Скорее какая-то башня. Причем, эти камни основание башни, они лежат как лежали всегда. Их никто не трогал и не сдвигал. Просто унесли камни поменьше, из которых поднимали стены. Зря на горку не полезли, оттуда наверняка бы сразу заметили, что лежат эти камни шестигранником, двумя шестигранниками. Один больше, второй меньше и внутри первого. А между ними то ли что-то было, то ли нет. Может там было две стены и лестница между ними.

— Какой умный ребенок! — восхитился незнакомый и нетрезвый голос. — Это была не башня. Это был маяк. Хороший маяк. Долго стоял, пока вулкан не стал расти. Сати вулкан остановили, но пока останавливали, большую часть маяка на ограждение этого вулкана извели.

— Вулкан? — удивился Максим.

Холм совершенно не был похож на вулкан.

— Вулкан, — подтвердил голос. — Его замуровали.

— Ага, — сказал парень, не представляя кто и как это сделал.

— А-то! — жизнерадостно откликнулся голос, словно сам своими руками замуровывал.

— Может, вы покажетесь? — спросила Тайрин, которую напрягали бестелесные голоса.

— Может, и покажусь.

С шорохом и треском из колючего кустарника вылез бородатый мужчина, нежно прижимавший к животу кастрюлю без одной ручки.

— Ягодки собираю, — объяснил он. — Настойку буду делать. Так-то эти ягодки никуда не годятся. Гадость редкостная. Терпкие и вязкие, аж челюсть сводит. Но настойка из них получается отменная. И бабы, то есть женщины, ее любят.

Мужик оказался любителем поговорить и хорошим рассказчиком в одном лице.



Таня Гуркало

Отредактировано: 14.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться