Бочка порядка, ложка хаоса. Умирающие миры

Размер шрифта: - +

глава 14

 

 

Дочки-матери и войнушки.

 

— Я не умею истерики устраивать! — открещивалась одна из учениц Ризмы, пятясь назад.

Ижен широко-прешироко улыбался.

— Я тебе помогу. Сейчас наброшу соответствующую паутину, будешь раздраженная и готовая к истерике, — пообещал великодушно.

На него посмотрели как на врага рода человеческого. Причем обе.

— Но ведь это идиотизм! — привела следующий аргумент ученица.

— Поэтому обязательно сработает, — заверила Ризма. — Они могут сколько угодно следить за нами, но кто заподозрит малолетнюю девчонку, не подчиняющуюся матери, в том, что она маяки ищет, а не назло этой маме крутится вместе со своим мужчиной рядом с запретным местом?

— Я бы заподозрил, — сказал Ижен.

— Ты параноик. Ты даже чаек подозревал в том, что они замаскировавшийся демон. А у зеркальщиков вряд ли есть возможность следить за детьми. Они могут сколько угодно быть невидимы, но их не больше двух-трех на острове, иначе их бы заметили. Для этого вовсе не обязательно их видеть, достаточно заинтересоваться несоответствием реально присутствующей материи в каком-то месте и тем, что фиксируется. Порталы сбоить начнут и это несоответствие увидят, сначала настройщики, потом их начальство и далее по цепочке. Думаешь, никто не заинтересуется? И лодку зеркальщики невидимой не сделают, маяки они наверняка разбрасывали в видимом своем состоянии и никто не обратил внимания, потому что там часто плавали, рыбу ловили. Тем более они не станут создавать невидимую лодку ради того, чтобы искать любителей приключений в тумане. Эти любители плавают к острову чуть ли не ежедневно.

— Вот! — воспряла несчастная ученица. — Зачем тогда все это? Если ежедневно плавают? Поплыли бы, проверили…

— А если с первой попытки не найдут? Если то, что мы считаем маяком просто какое-то искажение? Тем, что кто-то плавает к острову слишком часто уже заинтересуются. Нужна причина и мы ее предоставим. Назло маме, которая запретила.

— Это же идиотизм, — повторилась ученица, явно сдаваясь.

А Ижену было весело. Очень весело.

План действительно на первый взгляд был очень странным, если не сказать хуже. Но на второй и все последующие взгляды он ему нравился. Именно своим идиотизмом.

Ризмова ученица, к своему неимоверному удивлению встречает на пляже родную дочь пятнадцати лет отроду. В компании мальчишки, который старше на два года, а по уму даже младше. И как должна реагировать любящая родительница? Правильно. Дочь в беде. Мама хватает ее за локоток и тащит в укромное место выяснять отношения. Попутно передает записку с координатами, но это уже частности.

То, что настоящая пятнадцатилетняя дочь в данный момент весело проводит время на природе совсем в другом месте, тоже частности.

Играть разозленную маму, на взгляд Ижена, у Ризминой ученицы получалось плохо. Она немного постояла возле загорающей парочки, словно думала, что с ними теперь делать. Потом почему-то начала извиняться. Монк глядя на нее давился смехом. Он может и хотел бы облегчить участь фальшивой мамаши, но сделать ничего не мог. Профессиональная ныряльщица Енна Йон была похожа именно на ее дочь. Маскировать ее под кого-то другого было бы долгим и проблематичным процессом.

Утащить дочку с пляжа удалось без проблем, та, видимо видя насколько неуверенна мамаша, особо не сопротивлялась. Зато скандал у них на удивление получился. И то, что будет лезть куда хочет, ныряльщица проорала громко и убедительно.

А потом они ждали. До вечера, всю ночь и утро, пока блудная дочь не пришла повторно поругаться с мамой, якобы надеясь, что та все поняла, осознала и больше не будет лезть в ее личную жизнь. Вместе с собой дочь принесла упакованный в энергетический мешок маяк и сообщение, что эта штука уже не работает. И вообще, она самая целая из всех, что там были, маяки видимо начали разрушаться в тот момент, когда перестали работать.

— Вовремя нас навесил твой сынок, — сказала Ризма.

И Ижен не удержался от гордой улыбки. Приятно, когда детей хвалят, даже приятнее, чем когда хвалят тебя самого. И ерунда, что хвалить особо не за что.

А бедной ученице пришлось изображать маму ныряльщицы еще три дня. Потому что иначе подозрительно. И Монк ей сочувствовал, когда не смеялся наблюдая через окно за очередной постановкой из семейной жизни.

 

 

Максим наивно думал, что стоит сказать ребятам, что переезжает с этого острова на другой, они мирно его отпустят и платочками вслед помашут.

Нет, они, конечно, выслушали. И то, что прогоняет родственник, у которого здесь какие-то дела выслушали. И даже советов по борьбе с родственниками давать не стали, чего Максим, честно говоря, опасался.

Ребята поступили проще и непредсказуемее. Они решили ехать вместе с Максимом. А то вдруг ему там скучно станет? Объяснять, что рассчитывал на дальнейший отдых в компании Тайрин он им уже не стал. Еще обидятся, или как-то не так поймут. Пришлось ехать вместе.



Таня Гуркало

Отредактировано: 14.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться