Боевая птица

Размер шрифта: - +

Глава 17. Айвен

  В комнате было так тихо, что Айвен слышала скрип своего пера, пока выцарапывала на пожелтевшей бумаге последнюю строчку. В мерцающем свете свечи чернила казались не синими, а черными. Глаза у Айвен болели от напряжения, за этот, кажется, бесконечный день она устала, как никогда.
  Откинувшись на спинку стула, Айвен выдохнула и потерла заспанные глаза.
На улице давно наступила ночь, но ей, даже несмотря на усталость, все никак не спалось. Айвен сидела и слушала ночную тишину, наслаждаясь ей, как лакомством.
  И все же спать ей хотелось довольно сильно.
  Девушка принялась складывать раскрытые перед ней на столе пыльные книги в стопку.
  За спиной раздались легкие женские шаги.
-Так и думала, что ты не спишь.
  Айвен обернулась. Далли мялась на пороге, и девушка удивилась тому, что эта любительница поспать решила навестить ее посреди ночи.
-Вообще-то уже собиралась ложиться. -Сказала Айвен, кладя последнюю книгу на вершину стопки.
 Девушка встала со стула и побрела к своей заправленной кровати, стуча сапогами по деревянному полу – уже значительной роскоши для временной деревни. На тумбочке возле постели все еще стояла чаша с недопитым с утра чаем, а возле сундука валялись зимние сапоги, которые Айвен уже не носила, но никак не находила времени убрать. Так себе из нее хозяйка.
  Усевшись на дорогое покрывало, расшитое объемной вышивкой в виде орнамента какой-то из провинций, Айвен заметила, что Далли уже устроилась на освободившемся стуле напротив. В свете единственной свечи ее светлые волосы казались цвета красного золота, а в глазах плясали огоньки. Далли откинула тугую длинную косу с плеча:
-Не спится. Вот, пришла поболтать.
-Надеюсь, не об отце? -Айвен подозрительно взглянула на подругу.
-Нет. Мы же пришли к одному и тому де выводу: отослать нас сюда на время войны - не лучшее решение.
-Я бы сказала - бесполезное. -Поправила Айвен.
-Если будет война, она затронет всех. И нас тоже.
-Далли, война уже началась. -Возразила Айвен, -Харв послал войска на границу провинции.
  К ее удивлению, губ Далли коснулась улыбка:
-Значит, те парни обречены. Они ничего не сделают против наших ребят!
  Айвен хотела ей возразить, но в итоге лишь прикусила язык. Зачем что-то говорить, если тебя никто не поймет, не воспримет всерьез, да и вообще не услышит? 
-Я хотела у тебя спросить о другом, -Перевела тему Далли, -Как ты вытерпела этого... ну... того типа, что сегодня к нам пожаловал?
-А что с ним не так? -Не поняла Айвен.
-Да ты что!? -Воскликнула Далли, -Он ужасен! 
-Чем же? -В душе Айвен вспыхнуло любопытство.
-Да всем, абсолютно всем! Я сначала даже и не поняла: то ли это ребенок, то ли зверушка какая?
-Почему? -Не унималась Айвен.
-Да он же и на мужчину вовсе не похож! Тощий, как щепка, без бороды, да и глазами своими все зыркает везде!
-Что ж ему их выколоть теперь? -Рассмеялась Айвен. Ее веселили и одновременно пугали приземленные суждения подруги.
-Нет, но отучить надо!
-Далли, он не похож на нас. Он словно из другого мира. У них там другие обычаи...
  Которые ей, кстати, нравились, но об этом Айвен не сказала вслух. Она долго не могла понять, почему не видела ни в одном из тех многочисленных женихов, которых приводил отец, своего человека, родственную душу, которую она смогла бы полюбить. Увидев Кайрина, она нашла ответ на этот вопрос, но легче от этого не стало.
В Алаге из каждого мужчины делали воина, вне зависимости от того, хотел он этого или нет. То же самое было и с женщинами - только из них старательно лепили хранительниц очага, жен и матерей. Тех, кто будет слушаться своего грубого, но сильного мужа во всем, не подвергая сомнению его приказы. Тех, кого он сможет избить или изнасиловать в любой момент, когда ему это заблагорассудится. Женщины в Алаге был безропотными игрушками, не больше, чем животными в лапах этих здоровенных неотесанных чудовищ, называемых их мужьями.
  Айвен не понимала Далли, которой не терпелось выскочить замуж за кого-нибудь из таких тупоголовых идиотов с бычьей шеей и рукой толщиной как ее талия. В голове Айвен не укладывалось главное: как любовь может жить в страхе? Как можно полюбить того, кто не видит в тебе человека, а видит лишь вещь? И как можно жить с тем, кто в любой день может захотеть избить тебя до смерти за неправильно брошенное слово или взгляд, который ему отчего-то не понравился?
  Кайрин был совсем другим. Лишь стоило Айвен увидеть его, как весь страх отступил, а не его место пришла даже какая-то радость, и девушка вспомнила, что когда-то любила шутить. Вот она и стала подтрунивать над этим незнакомцем, пусть непривычным, но каким-то надежным, постоянным.
  Он не кричал на нее, когда ему не нравились ее слова - он язвил в ответ. Он не показывал Айвен свое превосходство и ни разу не унизил ее. Он был другим, и она уверилась в этом, даже не общаясь с ним.
  По телосложению Кайрина ясно было понятно, что воин из него никакой, и все же рядом с ним Айвен ощущала лишь спокойствие и, да, несмотря на то, что она была знакома с ним всего ничего - доверие. И все это Айвен надежно скрывала за маской сарказма, чтобы Кайрин ни за что не понял, что она мгновенно прониклась к нему симпатией.
  И ей сразу же стало его жалко. Айвен не подала вида, но она видела жутковатого вида шрамы на его пальце и запястье, видела, насколько сильно он был истощен под действием эликсира. Айвен была уверена, что Кайрин худощав от природы, но он явно не мог быть настолько тощим всегда. Этот парень был меньше половины любого из мужчин провинции, но он явно превосходил их во всем остальном.
-Бред, а не обычаи! –Всплеснула руками Далли, вырывая Айвен из ее мыслей.
  Девушка лишь пожала плечами в ответ на негодование подруги.
-И надолго это существо здесь?
-Минимум на неделю. –Айвен смотрела куда-то в сторону, избегая взгляда Далли.
-Айвен, ты в своем уме!? Ты могла бы выпроводить его отсюда через пять минут!
  Теперь Айвен уже начинала злиться, поэтому осознанно нашла глаза Далли в сумраке комнаты:
-Чтобы он сразу же умер!? Я лекарь, и моя обязанность – лечить. И как бы он не нравился тебе, он – человек!
-Иногда ты меня удивляешь… -Протянула Далли, -Ты будто не из наших!
  «Возможно, так и есть» - мрачно подумала Айвен. Ей не нравились традиции Алага, не нравился образ их жизни. Она знала, что в остальном королевстве жили по-другому, совсем не так, как они – уподобляясь дикарям. Возможно, такое отношение Айвен к своим корням можно было назвать предательством, но ее давно это не волновало.
-Он нам не враг. –Сказала Айвен, -Кайрин…
-Ты еще и имя его знаешь!? –Далли вытаращила глаза.
  Айвен проигнорировала ее:
-Он… не из армии короля. Не шпион, не преступник. Так почему же я должна позволить ему умереть?
-Потому что он – чужак. –Лицо Далли говорило о том, что такие вещи Айвен должна была понимать сама, -Кажется, разлука с отцом плохо на тебя действует. Он бы точно не разрешил спасать этого парня.
-Да, он бы позволил тем амбалам забить его насмерть, а потом сбросить с обрыва его труп!
-Ох, зачем я об этом заговорила, ведь я видела, как ты бросилась защищать его, когда наши притащили его в деревню? Как кошка! Молодец, Айвен, так держать!
-Я не понимаю твоего сарказма. –Айвен покосилась на подругу.
  Далли подалась чуть вперед:
-Значит, не нужно. Но тебе должно быть стыдно перед отцом за то, что ты сделала.   
  Айвен потупила голову, не зная, что и ответить. Она могла бы прямо высказать все что думает, но это стало бы началом ссоры с единственной подругой. Что такого она сделала тем, что помогла невинному человеку? Неужели можно совершить предательство, просто проявив доброту?
  Если Далли считала так, то мнение Айвен было прямо противоположным.
-Я очень хочу спать, Далли. –Устало прошептала девушка.
-Поняла. Ухожу. –Кивнула та и поспешила исчезнуть.
  Оставшись в одиночестве, Айвен поспешно задула свечу и стянула с себя тяжелое платье. Укрывшись с головой одеялом, девушка осознала, что весь сон как рукой сняло. Она таращилась в потолок едва ли не полночи, пока наконец усталость не взяла свое. И засыпая, она думала о том, что принесет ей завтра. Кажется, впервые за всю жизнь ей стало по-настоящему интересно.

-Эй, как спалось? –Заходя в небольшой домик, который они называли лазаретом, спросила Айвен.
  Кайрин лежал на узкой деревянной скамейке, скрючившись, чтобы вместиться на нее полностью. Если честно, Айвен ожидала, что этот избалованный мальчик из высшего общества устроит ей истерику.
-Снились те твои друзья с дубинками. Поэтому не очень. –Усаживаясь, ответил парень.
-Они мне не друзья. –Сообщила Айвен.
-А кто? Любовники?
  Айвен хищно зыркнула на Кайрина, который уже подходил к столу, увидев, что она ставит туда поднос с едой. Он схватил с него кусок горячего хлеба и засунул в рот.
-Интересно, а как они все отнеслись к тому, что их всеми любимый лекарь выхаживает какого-то богатенького сыночка ваших врагов?
-Никак. –Прошипела Айвен, вспомнив вчерашний разговор с Далли, -Им плевать.
-У тебя точно не будет проблем из-за меня? –Кайрин тщательно пережевывал кусок мяса.
  Айвен убрала прядь волос за ухо, чтобы не волноваться:
-Нет, конечно же, нет.
  Кайрин посмотрел на нее с подозрением, будто не поверил. Айвен не хотелось, чтобы он оказался еще и проницательным. Но сейчас она и вовсе подумала, что он может читать мысли. И все же Кайрин промолчал, схватив с подноса еще один кусок хлеба.
-Понимаешь, все последнее время я питался одними сухарями. –Пояснил он, -Дико хочется есть.
  Айвен не могла упустить шанса съязвить:
-Это видно…
  Кайрин промолчал, хотя по его лицу и было видно, что очень хотел ответить. Айвен усмехнулась и уселась на стул. И почему общаться с чужаком ей было легче, чем со своими?
-Я хотел у тебя спросить, -Начал Кайрин, все еще стоящий у стола и держащийся рукой из его край, -ты, может, что-то слышала о каком-то пророчестве?
-А поконкретней можно? –Айвен закинула ногу на ногу.
-Эм… там что-то говорится о королеве, с которой придет мир или что-то в этом роде. Это если я правильно понял.
-Весна только наступила, а ты уже перегрелся. Кайрин, где ты вычитал этот бред!?
  Айвен не верила в пророчества, хотя и в магию она тоже когда-то не верила. И все же то, что сказал Кайрин, было слишком туманно. Парень закатил глаза:
-Мне это сказали. Как раз та девушка, что сообщила мне о травяных ведьмах.
  Айвен вспомнила, что хотела расспросить у него побольше о том, откуда в их краях могли знать о роде ведьм, присущих только Алагу?
-Откуда она могла узнать о нас? –Выпалила девушка.
  Похоже, Кайрин понял, что оттого, что он стоит, не было никакого толку, поэтому он вернулся на свою скамейку, прихватив кое-какой еды.
-Она ведьма. -Сказал он, -Видит что-то во снах. Вообще-то сначала она несла какой-то бред, и я не поверил ни единому ее слову, но все же поехал сюда. Оказалось, травяные ведьмы действительно существуют, и это дает мне основание верить, что и пророчество есть, и я подумал, что раз уже ты здесь живешь всегда, то должна знать больше меня.
-Я не всегда живу здесь, -Поправила Айвен, -отец отправил меня сюда на время войны. Это временная деревня. Поэтому и дома такие.
-А кто твой отец, позволь узнать?
  Айвен рассмеялась:
-Ох, мы тоже богаты, если так рассуждать… Мой отец – приближенный Харва, и нас можно назвать высшим обществом Алага.
-Поэтому ты образована? Или у вас тут все… умеют читать?
-Не все, а те, кто захочет. Многие считают образование признаком нежности, а у нас это не любят. Почти все мужчины – я имею ввиду простых солдат – безграмотны, как и большинство женщин, которые поспешили выскочить замуж лет в пятнадцать.
-Это ужасно. –Прошипел Кайрин, -Считать образование нежностью – это дикость!
  «И ты не представляешь, как я с тобой согласна!» - подумала Айвен
-Извини за любопытство, -Прозвучал в тишине голос Кайрина, -сегодня я сам себя не узнаю – но… ты замужем?
  Айвен почувствовала, как у нее на щеках вспыхнул румянец. Ей захотелось провалиться сквозь землю от стыда, но все же она смогла выдавить из себя одно слово:
-Нет.
  Пытаясь посмотреть Кайрину в глаза, Айвен поняла, что он их отводит. Неужели ей тоже удалось его смутить?
-Так, а почему мы маемся какой-то ерундой!? –Пытаясь перевести тему, спросила Айвен, -Мне нужно осмотреть твою рану.
  Она усаживалась рядом, пока Кайрин расстегивал рубашку. Айвен надеялась, что ее предательские руки не начнут трястись от смущения и какого-то незнакомого страха. Разматывая бинты, она думала обо всем на свете, кроме его глаз, в которые в любой момент можно было заглянуть. Сердце Айвен бешено колотилось, но она не обращала на него никакого внимания. Надо будет выпить отвар из успокоительных трав.
  Рана выглядела не так ужасно, как могла бы, но до того момента, как она заживет окончательно, пройдет еще много времени.
-Останется шрам. –Прошептала девушка.
-Переживу как-нибудь.
  Айвен покосилась на его запястье, скрытое рукавом рубашки. Кайрин мог бы и рассказать ей, как он получил такое увечье, но похоже, не считал нужным. Девушка через силу заставила отнестись к этому с должным безразличием, но она сегодня едва ли узнавала саму себя – разве раньше ее эмоции были так обнажены, как сегодня?
-Не стоит сильно нагружать плечо, пока не заживет. –Только и сказала она, перебинтовывая рану снова.
  Она боялась коснуться его голой кожи, под которой еще виднелись неестественно темные вены. Но они уже не были такими черными, как вчера. Кайрин будто бы почувствовал, о чем она думает, и вытянул руку вперед, разглядывая ее:
-По-моему, сегодня уже лучше выглядит.
  Айвен подняла глаза на его лицо и коротко кивнула.
-Мне хоть можно покидать этот дом? –Голос Кайрина разрезал тишину, как нож.
  Тогда Айвен уже стояла возле своего стола, расставляя склянки со снадобьями по местам. Находясь от Кайрина на почтительном расстоянии, она хотя бы не так стеснялась смотреть на него.
-Вообще нежелательно. Понимаешь ли, к тебе здесь относятся… с недоверием.
-Я понял: при любой возможности мне свернут шею.
-Ну… -Протянула Айвен, улыбнувшись, -Можно и так сказать. Да и вообще тебе нужно набираться сил.
-То есть, подыхать от скуки! Спасибо!
-Поверь, с нашими парнями тебе будет не веселее. –Уверила Айвен.
-А с девушками?
-Тем более. –Отрезала Айвен, -Ты готов к тому, что тебе будут указывать на то, что ты должен быть… другим?
-Не слишком. По крайней мере, наши девушки мне такого не говорили.
-А что говорили? –Айвен хитро улыбнулась.
-Что у меня великое будущее. И состоит оно из двух слов: папочкино наследство. Но это я понял уже сам.
  Айвен засмеялась:
-Я думала браки по расчету любят только у нас.
-Их любят везде. –Возразил Кайрин, -Но у вас они… выглядят самобытнее. Здоровенный пятидесятилетний амбал с боевым топором за спиной и пятнадцатилетняя девочка!
-Что ты имеешь против боевых топоров? –Усмехнулась Айвен.
-То, что я их не подниму. А если и подниму, то взмахнув, упаду вместе с ним.
-Прекрасные боевые навыки! У нас пятилетние дети способны на большее.
-Зато я без зазрения совести смогу вонзить кинжал в сердце своему врагу, улыбаясь ему в лицо.
-Сомнительное достижение. –Скривилась Айвен.
-А у меня других и нет. Все, кто меня знает, могут сказать одно: я – плохой человек. –Говоря это, Кайрин уставился в пол, будто с горечью признавался в чем-то страшном.
-Я не могу так сказать о тебе. –Глухо ответила девушка.
-Это потому что ты слишком мало меня знаешь, -С бескрайней тоской продолжил парень, - и я еще не успел сделать тебе что-то плохое.
-А разве ты хочешь этого: сделать мне что-то плохое?
-Нет… нет. – Он вздохнул и посмотрел Айвен в глаза, -Но так всегда получается – я порчу жизнь даже тем, кого люблю. Любил.
-Ты этого не знаешь. –Возразила Айвен.
-Знаю! –Рявкнул парень, -Я ничего не могу с собой поделать. Будто бы я не могу собой управлять… -Его голос сорвался, но Кайрин сразу же продолжил, уже с какой-то яростью, -Я же ведь знаю, вижу, своими глазами вижу, что Эралайн любит меня. Зачем, зачем ей это!? Как можно полюбить меня, а главное – за что? Я бросил ее одну, обрек на столько лет страданий, а когда вернулся, то понял, что… я для нее не друг, как она для меня. Она – честная, сильная, смелая – и полюбить такую крысу, как я! Мне приходила мысль: ответь ей взаимностью, ради того, чтобы не расстраивать ее, но я смотрю на нее и понимаю, что не чувствую ничего. Пустота. Выжженное поле, и даже пепла нет.
  Он закрыл лицо руками, и Айвен показалось, что парень сейчас заплачет от злости на самого себя. Кайрин казался ей довольно скрытным, и она была удивлена такой неожиданной исповедью.
  Его любила какая-то девушка, к которой он не чувствовал ничего. Знал бы он, какие мысли витали в голове Айвен!
-Успокойся! –Вскрикнула Айвен, пытаясь заставить свой голос звучать холодно, -Если ты ее не любишь, это не значит, что ты последняя тварь!
  Глаза Кайрина будто немного прояснились, когда он убрал ладони с лица.
-Извини, -Глядя куда-то в сторону, прошептал он, -сам не понимаю, зачем начал об этом.
  Уходя из лазарета, Айвен думала о том, что он сказал и даже, наверное, начала подозревать, что стоит на пороге большой ошибки.

  Недалеко от деревни находился небольшой редкий лесок, куда Айвен уходила не только, чтобы поохотиться, но и проветрить мозги в абсолютной тишине. Снег здесь уже начал сходить – среди невысоких и довольно редких для леса деревьев он долго не залеживался – и под ногами у девушки уже приминалась прошлогодняя поблекшая трава.
  Она перешагнула ствол давно упавшего дерева и прислушалась к голосам птиц, щебечущих что-то в кронах наверху. Можно было по-быстрому застрелить птицу и уйти отсюда, но Айвен не хотелось покидать это спокойное место. Она прижалась к стволу одного из деревьев и уставилась на небо, чуть прикрытое еще голыми после зимы ветвями.
  С тех пор, как в деревне появился Кайрин, прошла неделя, и Айвен видела, как он рвался уехать отсюда. Ему действительно стало намного лучше, но девушка лгала, отрицая это, снова и снова, каждый день. Она не могла, а может, не хотела признаться себе в том, что еще ни с кем ей не было так легко.
  Когда-то она думала, что можно прожить жизнь, лишь поверхностно общаясь с людьми – только по делу, не залезая в душу и не привыкая к обществу этого человека. И вот она сама совершила ошибку – позволила Кайрину стать тем человеком, без которого ей становилось невыносимо, будто она была уже не той Айвен, к которой привыкла. И как эта незнакомая ей девушка прожила так семнадцать лет?
  Она не была привязана ни к кому, даже с Далли могла не видеться месяцами, и это ее не угнетало. А теперь Айвен стояла посреди леса, в тишине и спокойствии – она только и мечтала об этом каждый день, когда люди лезли к ней со своими просьбами и советами – и думала о том, как ей не хватает Кайрина.
  Влюбилась ли она? Конечно же, нет. Любить надо за что-то, а за что можно полюбить этого парня?
  Поудобнее перехватив лук, девушка двинулась вперед, пытаясь разогнать мысли быстрой ходьбой. Услышав позади треск упавших под ноги веток, Айвен поняла, что сзади кто-то был. Что, если это королевские солдаты!?
  Выхватив стрелу из колчана, Айвен натянула тетиву и приготовилась стрелять в преследователя. Обернувшись, она выругалась.
-Кайрин! –Фыркнула она, -Ты напугал меня!
-Я смотрю, ты готова ко всему. –Указав на ее заряженный лук, улыбнулся парень.
-Зачем ты сюда пришел? Тебя не заметили в деревне?
-Ты видишь на моем лице следы побоев? Нет! Значит, не заметили.
-Я приказала тебе сидеть в лазарете. –Непреклонно заявила Айвен.
-Да не могу я уже там находиться! Меня уже тошнит от одного его вида!
  На плечах у Кайрина был небрежно наброшен камзол, в котором он сюда приехал. Волосы он зачесал назад, но они все равно как-то по-дурацки топорщились. Он выглядел так, будто собрался…
-Ты опять хочешь ехать!? –Не глядя на него, рявкнула Айвен.
  Уверенными шагами она пошла вперед, оставляя Кайрина позади и будто чувствуя, что он бросится ее догонять.
-Я не могу сидеть здесь вечно! За это время мой отец…
-Ах, да – взойдет на престол! –Айвен резко остановилась и повернулась лицом к Кайрину. Он едва в нее не врезался, -Интересно, что же ты сможешь с этим поделать? Убить его?
-Если только запытать до смерти… -Отведя глаза, буркнул Кайрин себе под нос.
-Разве ты не понимаешь, что месть до добра не доводит?
-Но он должен поплатиться за то, что совершил!
-Тогда убей его! –Айвен понимала, что выход, который она предлагает, ужасен, но другого варианта у нее не было.
-Не могу. Это слишком просто для него. Я хочу, чтобы его все возненавидели. Чтобы люди разорвали его собственными руками!
-Тогда не закрывай для него дорогу к трону, и вскоре его возненавидят, как и всех предыдущих королей.
  Кайрин потупил голову. Казалось, он сам себя завел в тупик. Его разум был лабиринтом, из которого он сам до сих пор не мог найти выход.
-Ты просто не знаешь, чего хочешь! –Подытожила Айвен.
  Развернувшись, она пошла дальше, не слыша позади себя шаги. Оборачиваться, чтобы понять, что Кайрин не сдвинулся с места, она не стала. Но уже в следующее мгновение волна слабости накрыла ее с головой, и ноги Айвен отказались ей служить. Девушка рухнула на землю, и перед ней разверзлась пропасть темноты.

  Айвен едва не закатила Кайрину коленом в челюсть, когда внезапно очнулась и поняла, что он несет ее на руках. Над ними нависло пасмурное северное небо, словно плотное полотно из тяжелых снеговых туч. Кайрин нес ее по пустому полю в сторону деревни.
-Поставь меня! –Девушка брыкнулась у него на руках.
  Кайрин подчинился, но Айвен снова едва не упала, оказавшись на ногах. У нее кружилась голова, а перед глазами будто бы висела мутная пелена, но мысли были ясны, как никогда.
-Айвен, что с тобой случилось в лесу? –Обеспокоенное бледное лицо Кайрина казалось ей каким-то размытым. Четко она видела лишь его широко распахнутые глаза.
-Это неважно. –Отмахнулась девушка, -Важно другое.
-Как неважно!? –Заорал Кайрин, -Ты ни с того, ни с сего потеряла сознание и говоришь, что это неважно!? Да если бы такое случилось со мной, ты бы заперла меня в лазарете, привязала бы к кровати и пичкала своими травами с утра до ночи!
-Кайрин, это был не обморок.
  Он порывался что-то сказать, но Айвен остановила его взмахом руки:
-Это было видение.
-Какое еще к черту видение!? Ты рухнула, как подкошенная!
  Разум Айвен приятно кольнула мысль о том, что Кайрин волнуется за нее. Она задвинула ее подальше:
-Я хочу сказать тебе кое-что важное.
  Зрение начало проясняться. Теперь Айвен видела нахмуренную морщинку между бровей Кайрина, видела, что губы у него были сухие и обветренные и даже кое-где кровоточили. Парень сложил руки на груди и глубоко вздохнул, приготовившись ее слушать.
-Ты был прав. –Выдохнула она, -По части пророчества. Оно существует. И в своем видении я слышала его части.
  На лице Кайрина проступили десятки разных эмоций, прежде чем он совладал с ними:
-Что там? О чем там говорится? И почему именно ты?
  Айвен и сама не знала ответа на последний вопрос. Наверное, потому что она была ведьмой. Но ведьм в Лоури сотни, если не тысячи, почему именно она?
-Там были лишь отрывки каких-то фраз. Я попробую связать их воедино, но если ничего не получится…
  Айвен напрягла свою память, хотя видение было размытым, как сон, который снился ночью, и проснувшись, ты забыл из него больше половины.
-Там говорилось о двух сестрах, -Айвен смотрела на горизонт, чтобы ее не сбивало с толку лицо Кайрина, -вроде бы… они обе должны взойти на престол, но первая… то ли должна погибнуть, то ли просто отречься в пользу второй, с которой придет мир и спокойствие. И еще что-то о ведьмах, но я вообще не поняла, при чем тут это.
  Кайрин ошарашенно уставился в одну точку, словно его мозгу нужно было время, чтобы принять эту информацию. Внезапно его взгляд метнулся к Айвен.
-Эралайн! Тарварра. –Прошептал он.
  А потому Кайрин сорвался с места, как ошпаренный. Позабыв об осторожности, он рванул в сторону деревни, и Айвен бросилась его догонять.
-Да что случилось!? –Закричала она, пытаясь заглушить ветер, свистящий в ушах.
  Кайрин обернулся на бегу, его потерянный взгляд впился в девушку, как клещ, въелся в ее память навсегда.
-Где моя лошадь?
-Да объясни же ты!
-Где она!? –Повторил Кайрин.
-В конюшне. –Айвен махнула рукой в нужную сторону, когда они уже забежали в деревню. 
  Айвен было плевать, что потом ей будут задавать вопросы, сейчас она просто неслась вслед за Кайрином, которому пророчество, похоже, дало какую-то информацию. И ей не терпелось узнать, какую. 
  Забежав в небольшую грязную конюшню, Кайрин обшарил взглядом стойла и бросился к своему коню. Запыхавшись, Айвен держалась на стену:
-Может, хотя бы сейчас объяснишь?
  Кайрин уже схватил свое снаряжение со стены:
-Попробую. Ты сказала о двух сестрах. Эралайн – как раз та, которая должна была стать королевой. Долгие годы ее готовили в правительницы. А потом… она не смогла, и королем стал Вайн. И у нее есть старшая сестра – Тарварра. Редкостная стерва, спит и видит, как наденет себе на голову корону. Если она знает об этом пророчестве – а она уж точно знает – то Эралайн в опасности. Она не оступится и посадит ее на трон первой, чтобы стать второй и ни о чем не беспокоиться.
-И ты решил спасать Эралайн? –Айвен сложила руки на груди.
-Она – мой лучший друг. Если я не последняя тварь, как ты сказала, то я обязан это сделать.
-А если у тебя не получится?
  К этому моменту Кайрин уже выводил лошадь из конюшни:
-Обычно я такой вариант не рассматриваю.
  Попадаясь на глаза всем прохожим, Кайрин забежал в лазарет, где схватил свой плащ, сумку и оружие. Облачившись во все это, он взглянул на Айвен, которая едва держалась, чтобы не заорать на него, заплакать или попросить его забрать ее с собой из этого ненавистного мира. Но она была слишком горда, поэтому лишь ухмыльнулась и помахала ему рукой, когда парень покидал деревню.



Сия Кейс

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться