Боевой джинн

Дубина

Йо-Йа мрачно взирал на открывшийся пейзаж. Вдалеке таяли в дымке ржавые скелеты гигантских конструкций. Земля, будто перепаханная исполинским плугом, убегала глубокими оврагами за горизонт. Йо-Йа стало страшно. Но возвращаться назад было еще страшней. И этот страх уже двое суток гнал его вперед - туда, откуда неделю назад вернулся треклятый циклоп.

Циклопа в поселении не любили за нечеловеческое любопытство. Желание за всеми подсмотреть компенсировало ему отсутствие одного глаза. За страсть к подглядыванию Кривого Ыща произвели в разведчики, и часто под любым благовидным предлогом выгоняли за частокол - к мутантам, варварам или конкурирующим поселениям.

Когда Кривой Ыщ пропал на три дня, никто о нем даже не вспоминал. Нет его, и ладно. Но неугомонный циклоп вернулся и бросился в дэка - так в поселении называли длинный сарай, крытый шкурами крысокотов. Одноглазый смутно припоминал, что дэка означает дом культуры. Но что за штука эта "культура", в поселении уже не мог объяснить даже шаман.

Староста вел ежевечернее собрание и был не в настроении. Он распекал охотников, разворошивших по пути в поселение улей крыловьев. Возмущенные инсектоиды отобрали добытого с невероятным трудом свинопотама и копья с металлическими наконечниками. Меню потеряло мясные блюда, хозяйство - ценный инвентарь, староста - благодушие.

Радостно вереща, Кривой Ыщ ворвался в дэка, прервав старосту на середине витиеватого ругательства. Разведчик выудил из-под рубища матовый предмет, похожий на толстую угловатую палку с сучками и завитушками, в которую втиснули металлический раструб. Циклоп водрузил находку на стол перед старостой и преданно мигнул единственным глазом.

- Принеш, вот, вашей милошти тшенный прешент. - Прошепелявил он. И, склонившись, добавил. - Трудами и штраданиями великими добыл, мудрейший вошть.

Староста с опаской покосился на предмет. Затем, поймав на себе взгляды окружающих, взял его и повертел в руках. Палка ложилась в ладони так, будто была для этого создана.

- Что это? - удивленно спросил староста.

- Орушие Богов, - прошелестел циклоп. - Шмею претполошить, што это волшебная дубина. Она... шветится и рашговаривает. - Разведчик ткнул пальцем в одну из выпуклостей на предмете. Дубина осветилась изнутри синевой и приятным голоском прощебетала: "Боезапас полный, к бою готова. В зоне поражения 54 потенциально опасных биологических объекта".

За спиной у старосты с грохотом упала в обморок одна из доярок.

- 53 потенциально опасных биологических объекта, - уточнила дубина. Староста многозначительно потянулся за кисетом. Кривой Ыщ зажмурился в предвкушении недельной порции нюхательного табака, но звездный час циклопа сорвал шаман. Он подскочил к дубине, потрогал, обнюхал и с подозрением ткнул в одноглазого посохом: - Где взял?

Кривой Ыщ съежился и стал оправдываться. Забрел, мол, в сумерках в Запретные земли. Возвращаться в темноте было страшно...

Циклоп, пискнув, свалился в овраг. Тот оказался неожиданно глубок, и в нем было темно. Разведчик попытался выкарабкаться. После нескольких неудачных попыток он в досаде пнул вздымающуюся перед ним стену оврага. Стена скрипнула, в ней что-то щелкнуло, и часть ее вдруг резко подалась. Перед циклопом разверзлась огромная прямоугольная дыра.

Кривой Ыщ приободрился. Дыра, рассудил он, это хорошо. Дыра - явно вход в нору или пещеру, где можно пересидеть ночь. На открытом пространстве Запретных земель циклоп чувствовал себя неуютно.

В стене действительно скрывалась пещера. Какая-то исполинская сила будто вырубила в ней правильный куб. Кривой Ыщ развел костерок, но едва закипел котелок, все вдруг накрыло пеной.

Осторожный Ыщ немного посидел в темноте. Пена была теплее воздуха, но быстро остыла. Циклоп продрог, раскопал кострище, с досадой убедился, что похлебка безнадежно испорчена, и достал огниво. Разведчик высек искру. С ней вспыхнул яркий свет, и голос Богов сказал...

Циклоп сглотнул и произнес: "Га-ра-шта-нин, входите!". "Гора штанин?", - переспросил староста и покосился на голые ноги разведчика, торчавшие из-под рубища. "Га-раш-та-нин", - робко поправил Кривой Ыщ. "Гражданин!", - в ужасе вскричал шаман и отхлебнул из председательской кружки. Это слово было ему знакомо.

- То, что принес одноглазый недоумок, должно быть возвращено назад и предано забвению, - заявил шаман. - Ибо сказано в Завете: ничего нельзя брать в Запретных землях! Все найденное там несет смерть и разрушение! Проклятье наложено на эти земли Богами за гордыню наших предков! Проклятье обрушите и вы на наши головы!

Кривой Ыщ приуныл. Он очень рассчитывал на нюхательный табак. Но судьба ему все еще благоволила. Ее орудием явился сам староста, которому очень не хотелось расставаться с приглянувшимся подарком.

- Уважаемый! - он вырвал свою кружку из цепкой руки шамана. - Пока Кривой Ыщ тащил все вам, вы и не спрашивали, откуда он это несет! Теперь оставить этот предмет у себя угодно мне.

Шаман сник и, махнув рукой, на всякий пожарный предупредил: "Не принесет добра!" и отбыл в свою землянку у частокола. Его томило нехорошее предчувствие. Он будто кожей ощущал, как над поселением сгущаются грозовые тучи.

Гром грянул на следующий день. Чудовищной силы грохот прокатился по поселению. Кое-где вышибло окна и покосило двери. На месте дэка зияла воронка. Следов старосты, верного ему циклопа и загадочной дубины ни в ней, ни где-либо еще не обнаружилось.

К вечеру поселенцы избрали нового старосту. Им стал старший охотник - Лысый Хэ, пообещавший искоренить опасную ересь. Старостой он оказался последовательным и тут же взялся за выполнение предвыборной программы.

С наступлением темноты группа охотников ввалилась с обыском в землянку у частокола. Шамана связали и выволокли за границу поселения. По официальной версии, его изгоняли за нарушение Завета. В жилище шамана нашлось много артефактов из Запретных земель.

- Это переворот! - орал по дороге шаман. - Я приказываю вам остановиться!



Данияр Каримов

Отредактировано: 05.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться