Боевой джинн

Вакцина вечности

Мрак безвременья, в чьей паутине безвольно висела Ольга, стал осязаемым. Она чувствовала подергивание липких нитей, неумолимо стягивающих тугой кокон, над которым уж свивались змеиным клубком длинные, цепкие, черные щупальца. Плотный, вязкий сгусток тьмы проник в Ольгу, пробиваясь вглубь жадными, нетерпеливыми толчками, пока движение вдруг не остановилось. Чуждое присутствие, обильно выпачкав ее изнутри, трусливо сжалось и торопливо подало назад.

Черная клякса над Ольгой всасывала в себя клубы псевдоподий, стремительно уменьшаясь в размерах и меняя цвет. Она оформилась в болезненно серое, землистое, изъеденное глубокими выщерблинами лицо, искаженное похотливой гримасой.

- Очнулась, шлюха, - Ольга ощутила щекой тяжелое зловонное дыхание. - Знал, что тебе понравится.

Обладатель смрадного духа поднялся, позволяя разглядеть себя целиком. Плюгавый мужичонка с жиденькой рыжей бородкой неторопливо заправлял сальную рубаху в свободные армейские штаны на грязных помочах. На его плече болталась архаичная винтовка.

- Я еще вернусь, - бросил он. - Ты же не будешь против?

Ольга подтянула к груди ободранные коленки, закрыла их подолом измаранного платья, еще недавно бывшего вечерним. Она ощущала дурноту и холод, который звал ее обратно в темноту беспамятства.

- Я буду ласков, - плюгавый растянул тонкие губы в подобии улыбки.

Ольга отвернулась. Лязгнула тяжелая дверь, со скрежетом провернулся замок, отсекая пленницу от внешнего пространства тяжелыми прутьями. Ольга осталась одна в стальной клети, установленной в огромной, едва освещенной зале без малейшего намека на окна. Высокие своды помещения испещряли пентаграммы, неизвестные Ольге значки, похожие на ломаные каракули.

- Эй! Эй, там! Девочка!

В соседней клетке прижималась к прутьям изможденная, нечесаная женщина в разодранном комбинезоне. По ее лицу бежали яркие разводы потекшей косметики.

- Девочка! Ты слышишь меня?

Ольга кивнула.

- Тебя кто-то ищет? - глаза женщины блеснули надеждой. - Там, снаружи?

Ольга отрицательно помотала головой.

***

Утро началось со скандала, зревшего несколько дней. Игорь задерживался вечерами дольше обычного, стал молчаливым, холодным и будто даже чужим, как будто и не было чудных месяцев удивительной и нежной близости. Он молча ужинал, принимал душ и ложился в кровать. Когда Ольга укладывалась рядом, Игорь уже спал, и она лежала в темноте, прислушиваясь к его глубокому дыханию и едва уловимым чужим запахам, которые не могли смыть слабые и тонкие струйки душа. Очищенную воду приходилось экономить. Город отдавал все силы на борьбу с очагами Заражения, вспыхивавшими то тут, то там. Зараза ползла с Пустошей, наступление которых еле сдерживали Силы самообороны.

Встав пораньше, Ольга растопила на сковороде пару кубиков искусственного масла, выжала из тюбика питательную смесь. Блин, растекшийся по металлу, был однотонно серого цвета, но в комнате запахло яичницей с беконом. Ольге подумалось, что химики могли б постараться придать смеси не только ароматическую, но и визуальную схожесть с натуральным продуктом. Если, конечно, кто-то из них вообще представляет, как выглядело настоящее яйцо.

Ольга включила телевизор. По утренним новостям показывали прямой репортаж о ликвидации очередного очага Заражения в малонаселенном пригороде. Репортер безуспешно пытался перекричать автоматные очереди, потом его лицо исчезло, и на экране замелькали быстрые уродливые тени. Камера завалилась набок. Трансляция сменилась картинкой из студии. Диктор извинился за технические проблемы. Ольга переключила на другой канал.

За завтраком Игорь задумчиво молчал. Ольга долго колебалась, начинать ли разговор, или вновь отложить до вечера, и решилась, когда он уже поднимался из-за стола, наспех, большими глотками, допивая напиток с кофеином.

- Ты будешь папой.

Игорь медленно поставил кружку на стол и с недоверием посмотрел на Ольгу.

- Ты не ослышался, - сказала Ольга и улыбнулась. - У нас будет малыш.

- Какой малыш? - Игорь нахмурился и затеребил попавшуюся под руку салфетку.

- Наш с тобой малыш. Ему уже четыре недели, - Ольга протянула руку к кисти Игоря, но тот поспешно убрал ее со стола.

- Подожди, - Игорь опустил глаза. - Мы не можем так. Это должно быть обоюдным решением.

- Так получилось, - сказала Ольга, коря себя за оправдывающийся тон. - Это часто случается случайно.

- У меня не бывает 'случайно', - ответил Игорь. - Я не готов. Мы - не готовы.

- Не готовы? - вспыхнула Ольга.

- Да, не готовы, - сказал Игорь. - Ни ты, ни я. Мы даже не женаты!

- Это нетрудно исправить.

- Нет, милая, - ответил Игорь. - Рожать сейчас, когда мы должны отстаивать каждую пядь городской земли, преступление!

- Я!..

- Не перебивай! - Игорь вскочил и бросил на стол салфетку. - Мы должны думать о долге перед Городом, а не над тем, где искать присыпки и пеленки! Твою ошибку можно исправить. На таком сроке...

- Не смей так говорить! - закричала Ольга.

- Буду! - Игорь стукнул кулаком по столу. - А вот ты - не имеешь права!

- Чертов придурок!

- Подумай над моим предложением!

- Пошел вон! - Ольга спрятала лицо в ладонях. - Видеть тебя не хочу!

- Отлично! - Игорь распахнул дверь. - Я пришлю за вещами.

- Я выброшу их на лестницу!

Дверь захлопнулась. Ольга швырнула в нее любимую кружку Игоря. По виртуальной сети Города под бормотание телевизора рассыпались возмущенными постами и сочувствующими твитами мелкие осколки недолгого гражданского союза, не успевшего стать брачным.

***

Мрак, из царства которого вырвалась Ольга, забрал у нее силы, погрузив в трясину отстраненного равнодушия.

- Это тюрьма? - прохрипела Ольга, удивляясь непривычному звучанию собственного голоса. В горле пересохло, Ольгу мучила жажда, но больше всего ей хотелось смыть с себя грязь, оставшуюся после визита рыжебородого.



Данияр Каримов

Отредактировано: 05.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться