Боевой робот Дуся-2

Размер шрифта: - +

Глава 18 «Эдем»

Перегрузки оказались значительными, не смотря на все ухищрения продвинутого в техническом плане бокса. Дышал Создатель тяжело и, не то что бы подкалывать, а просто говорить что-либо вслух уже не хотелось. Шутка ли сказать: впервые отправится в космический полёт после серьёзного ранения, да ещё и без какой-либо подготовки.

Спустя пару минут всё закончилось. На смену перегрузке пришла невесомость, от чего кровь с удвоенной силой прильнула обратно ко всем органам, и по этой причине в глазах потемнело на несколько секунд. Вскоре шум в ушах окончательно прекратился, а зрение восстановилось, и во всём теле появилась небесная благодать. Толи от того, что всё плохое осталось позади, толи по причине того, что будущее стало безразличным.

И то верно, чего можно теперь бояться, находясь на околоземной орбите? Теперь-то уж точно может случиться всё что угодно и в любую минуту, так что мозг всё это разом воспринимать адекватно не в состоянии. Вот и происходит автоматическая «отключка» излишней мозговой активности, от чего на душе появляется покой на грани полного умиротворения.

 

Спустя 3 часа 12 минут.

Выход на высокую орбиту, на которой теперь находилась станция «Эдем» после атаки противника, занял некоторое время. Челнок сравнял скорости и безопасно приблизился к стыковочному шлюзу, но самой стыковки не произошло.

Система неукоснительно, раз за разом выдавала ошибку о том, что замки узла повреждены и полная герметизация переходного отсека не возможна. Решив, что автоматика «шалит», Маруся перешла в ручной режим стыковки, но результат оказался тем же. Не получалось выровнять давление в отсеках. Визуальный осмотр стыковочного узла с помощью камеры высокого разрешения выявил незначительную деформацию одной детали замка. Видимо при попытке захвата станции, которая случилась несколько недель тому назад, и произошло это повреждение.

Все детали станции были успешно выведены на орбиту и собраны специальными роботами Создателя. Оставалось лишь провести технические испытания для согласованной работы всех систем. И вуаля! Сверхоружие готово к употреблению. Подавать внезапно, на полную мощность и при значительном скоплении сил противника.

Но случилось то, что случилось. Вражеская космическая разведка, оказавшись на высоте, не только смогла вычислить координаты станции, но и нанести серьёзный удар. Уничтожать станцию они, конечно же, не хотели. Слишком ценный трофей для того, что бы так вот просто слить его в бескрайние поля космического мусора. Попытка не пытка и шансы на захват были не малые.

Однако, боевым роботам, они же и работники, удалось отразить внезапную атаку ценой собственной «жизни». На борту остался, если верить полученным данным, единственный робот из пяти с остаточным ресурсом в двадцать шесть процентов.

Он же впоследствии и смог восстановить герметичность жилого отсека, и тем самым сделать возможным прибытие Лебединского и Создателя для основных ремонтных работ.

Дело в том, что вспомогательные установки смертоносного оружия были так же повреждены во время перестрелки, и исправить эту беду мог лишь сам профессор. К тому же станцию пришлось перевести на более высокую орбиту и по этой причине многие настройки так же предстояло ввести заново.

Что же касается изобретателя, то ему следовало приложить все усилия для того, чтобы вернуть в строй максимально возможное количество роботов. А так же удостовериться в их надёжности. Кто знает, какие сюрпризы смогли оставить вражеские дроны и лёгкие боевые роботы?

Так что следовало восстановить не только работу самой станции, но и обеспечить ей достойную защиту. Для этой цели в усиление обороноспособности объекта была отправлена Маруся. В отличие от всех остальных роботов, в том числе и машин противника, она единственная обладала тяжёлым бронированием и достойным вооружением.

Начальство возлагало на новое смертоносное оружие изобретённое Лебединским большие надежды и их стоило хотя бы попытаться оправдать. Космос ошибок не прощает. Даже у моряков ситуация немного проще. Случись что, можно продержаться несколько суток на спасательном плоту. Да, без запаса питьевой воды выжить непросто, но какие шансы на выживании в открытом космосе?

Даже если ты и успел запрыгнуть в скафандр перед полным разрушением станции либо её разгерметизации, то запаса кислорода хватит лишь на несколько часов. За это время сильной жажды не произойдёт. Да и кто тебя потом подбирать будет на бескрайних просторах космических световых лет?

- Какой идиот назвал эту станцию «Эдемом»? – недоумевая, поинтересовался Создатель у профессора.

Лежать в бронированных боксах находясь в томительном ожидании для Создателя было непросто. Уж лучше сразу в бой. Заняться любимым делом по которому истосковались руки. Плевать на опасность! А когда было иначе? Однажды собственное творение, выйдя из-под контроля, чуть не прикончило его, приняв за врага. Было это, правда, давно, в самом начале карьеры роботостроителя, но в память этот эпизод врезался навсегда.

- Это я её так назвал, - хриплым голосом отозвался Лебединский.

Профессору так же не лежалось на своём месте, и было слышно по связи, как он ёрзает и пыхтит. Что может быть страшнее неизвестности и ожидания? Разве что ожидание неминуемой смерти.

- Тогда обоснуй, - попросил изобретатель.

- Здесь как раз всё просто. Когда на земле все погибнут, останутся лишь жители этой станции. Именно здесь и зародится новая цивилизация.

- Для продолжения рода что ли?- хихикнул Создатель, - Ты слишком высокого мнения о своём творении! Тоже мне, осеменитель нашёлся!

- Не вижу в этом ничего смешного, коллега, - возразил Профессор,

- Ну, уж нет! Дудки! – взорвался изобретатель, негодуя на полном серьёзе, - Уж лучше лютая смерть, чем с тобой размножаться!

- Я вовсе не это имел в виду, Сан Саныч, - начал было оправдываться Лебединский, осознав нелепость своего положения, - Вы опять всё неправильно поняли.



Георгий Вед

Отредактировано: 02.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться