Боевой робот Дуся-2

Размер шрифта: - +

Глава 36 «До конца»

Спустя 4 года, 2 месяца, 7 дней и 48 минут.

- Куда ты прёшь, окаянный? – возмутилась Дуся, оттолкнув клешнями машину за капот - Тебе, что жить надоело?

Трофейный «хаммер» без опознавательных знаков резко затормозил, отвернув в сторону, и подняв густые клубы пыли. Его изрядно помятый бампер едва не задел ногу боевого робота. За рулём машины сидел…, лейтенант «Клешня». Вид его был несколько растерянным и озадаченным одновременно. Наморщив лоб, парень присмотрелся к боевому роботу и расцвёл в улыбке, признав своего давнего спасителя.

- Прости! – радушно выкрикнул лейтенант, выскакивая из машины, - Пришлось прорываться к вам с боем, вот приобрёл по случаю колёса! Биомеханика руки шалит, видимо повредил в перестрелке. Заклинила зараза! Ни туда, ни сюда руль повернуть не мог.

Парень ударил ребром ладони по биомеханическому протезу руки, после чего тот вновь нормально заработал. Это была та самая механическая рука поверженного вражеского робота, которую Дуся лично сосватала лейтенанту несколько лет тому назад.

«Упёртый парень, - подумал про себя боевой робот, - Добился-таки своего и вновь прибыл к Полковнику попытать счастья в службе»

- Проехали, - отмахнулась Дуся, - Меня ведь хрен даже танком переедешь. Дуло узлом завяжу и скажу, что так и было всегда.

- Рад тебя видеть, - расцвёл лейтенант и неожиданно спросил, - Как думаешь, возьмёт меня Полковник к себе?

- Откуда мне знать. Я за него не решаю и в голову к нему не лезу.

- Ну, чего встали посреди дороги! – закричал приезжий водила, высунувшись из кабины своего подъехавшего тягача, - Не пройти, не проехать! Другого места для свидания не нашли, голубки?

Тягач на гусеничном ходу привёз в часть боеприпасы и спешил разгрузиться поскорее. Кому может понравиться, когда за твоей спиной, в кузове лежит столько взрывчатки и прочего смертоносного груза. Если это дерьмо рванёт ненароком, то и подштанников потом не найдут с собаками.

Дуся резко развернулась к «хаму» и привела всё имеющееся у неё оружие в боевую готовность, направив всю эту божественную радость на тягач. Водила разом обмяк и побледнел словно моль, которая только что вылезла из своего кокона. Спустя несколько секунд он понял, что стрелять в него никто не собирается и дрогнувшим голосом произнёс искренне извиняясь:

- Прошу прощения, дамочка. Виноват, как есть. Не признал сослепу. Вы беседуйте, сколько нужно, я никуда не спешу.

Убрав оружие, боевой робот обратился к лейтенанту, глаза которого несколько расширились от удивления:

- А ты всё же попытай счастья, парень. Дело оно завсегда хорошее. Главное – не робей. Полковник робких бойцов не жалует.

Похлопав железной ладонью по капоту хаммера, Дуся отправилась дальше по своим делам. Лейтенант посмотрел ей в след и тихо произнёс с завистью и уважением:

- Огонь баба…, с руки разделка для любого. Такая леди спуску никому не даст.

Лейтенант ловко запрыгнул в машину, и резко газанув с места, рванул в сторону штаба. Приехал он не с пустыми руками и не хотел, что бы его взяли просто из жалости как инвалида, когда-то списанного из строевых частей.

Водитель тягача, разом расслабившись, выдохнул и растёр лоб рукой. Это был второй уже раз за последнюю неделю, когда он умудрился так глупо оплошать. В тот раз его угораздило сдуру наорать на другую легенду тяжёлой пехоты с позывным «Шакира».

Да, она тогда была без экзоскелета и завёрнутая в полотенце, а он был немного подшофе после смены и шёл в свою казарму, чтобы рухнуть на свою койку без памяти от усталости. Но какого чёрта он попёрся через душевые решив таким образом срезать себе путь?

Шакира выскочила из кабинки, словно ошпаренная оса и чуть не сбила его с ног. Бес его знает, что именно её там так испугало, но зачем он начал на неё материться как последний идиот?

С ноги в челюсть она, кстати, бьёт зачётно. Водила потрогал свой подбородок. Боль ещё осталась как напоминание о том, что не нужно орать на всех подряд не разув глаза и не войдя в положение. И что в итоге? Он, опять не разобравшись, начал орать как сивый мерин, который решил, что его ведут на бойню.

Да, нервы уже не к чёрту и дожить до конца этой войны в здравом рассудке шансов совсем не много. А у кого их много, этих чёртовых шансов? Тут уже каждый второй крышей поехал, а если ещё и нет, то это, скорее всего тот, у кого доступ к необходимым успокаивающим медикаментам имеется. Стоит ему перестать их принимать и через день другой он уже так же переметнётся в стан людей поехавших чердаками.

 

Спустя 56 минут.

Лейтенант Клешня подошёл к одноэтажной жилой секции, в которой предположительно должен был находиться Полковник. Остановившись перед дверью, он заметно нервничал и подбадривал сам себя в полголоса:

- Это не конец, это только начало. У меня всё получится. На этот раз точно. Соберись тряпка, ты не робкий.

- Забавно, - за спиной лейтенанта прозвучал спокойный голос Полковника, - Я себя перед боем так же накручиваю.

- Перед боем это другое, - произнёс Клешня и не спеша обернулся.

- В чём же разница?

- Там уже всё решено.

- Что правда, то правда, - командир осмотрел своего собеседника с головы до пят, - И что же привело тебя сюда и заставило так страдать?

- Вы, Полковник.

- Это уже интересно, - командир открыл дверь и пригласил гостя жестом руки, - Ну, заходи тогда. Расскажешь в чём суть дела такой необычайной важности.

Комната Полковника одновременно являлась и его рабочим кабинетом, в котором он проводил разного рода встречи и совещания. Всюду царил упорядоченный хаос. Много всего и в то же время ничего лишнего и уж тем более случайного. Оружие, форма, сейфы с документами и картами. Человеком он был запасливым и одновременно практичным, и это сразу бросалось в глаза.



Георгий Вед

Отредактировано: 02.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться