"Боевые"

Размер шрифта: - +

Глава 3 отредактировано

От каждого взмаха рук, бугрящихся при этом мышц, их приближению к конечной цели, мое сердце начинало то замирать, то подниматься комом к горлу, до тошноты.

Наконец они добрались, помахав мне рукой, одновременно нырнули.

А мне захотелось внезапно заорать, задержать миг до нырка.

В голове расцвел красный цветок боли.

А уж когда из воды в небо взмыли два дракона, а на берег выполз белый Виоталий, на одной ноте завыла Тия, Диоген, как заправская собака начал копать песок, а из озера, ой, мамочка моя, МАМАААА, роди меня обратно!!!

Пятиметровая сирена с раззявленным зубастым - это не рот, это пещера сталактитов и сталагмитов, скрюченными пальцами она тянулась за драконами, рев боли, тварь достала одного из братьев своими когтями.

В воду падали крупные голубые капли, вызывая круги, но они успели отлететь на достаточное расстояние, достать больше не сможет, я прокусила губу до крови.

Она направила свой красный взгляд в нашу сторону, звук издаваемый Тией резал ухо, но именно он не давал скатиться в пучину страха. Тело твари покрылось чешуёй. Каменные волосы жили своей жизнью, тянулись в разные стороны, она стала напоминать Горгону.

По воде поскакали лучи, я поняла – осознала, нас сейчас лазером на кусочки порежет.

Наверное, проснулась родовая память, вместе со стекающей по подбородку кровью.

Встретившись с тварью взглядом, мои зубы непроизвольно клацнули, и уже не остановились, выбивая чечетку.

Страх, нет ужасный, ужасающий ужас начал накатывать волнами и я, выставив вперед руки с ладонями, обращенными к солнцу, запела - ундиго ундиго ундиго лаведи дамери дамери, удога удага удого шмака ундиго.

Навстречу красным лучам побежали, переплетаясь, распадаясь синие, зеленые и черные лучи, и тварь захлебнулась, покрывшись разноцветными пятнами взорвалась.

А я про себя орала - мамочка, мамочка, мамочка!!!

А зубы продолжали танец, глаза закрыть просто не могла, меня как будто парализовало, дышала через раз.

Закопанные по самую маковку друзья, Диоген спрятал их в яме, ум отказывался понимать, как он это за минуты создал окоп, перенеся туда посиневшего Виоталия и верещащую Алонтию.

Неосознанно рукой захотелось нащупать стопарик, а лучше бутылек с горячительным и желательно запредельным градусом.

И вот чудо - стопочка неожиданно прыгнула мне в руку, горло обожгло и маленькое цунами прокатилось по пищеводу, и раз, и два, и три, я накидалась, а теперь с умилением смотрела, как Андрейки сноровисто стелили покрывало, укладывая нас рядком. Дреа определили в лечебную капсулу, да, а Полкан завис на месте, где раньше спала та тварь.

Зубы ломило, доплясались. Сон все вылечит.

Я не видела, но тепло одеяла прочувствовала, тепло, хорошо, под боком с двух сторон сопение.

Проснулась от настойчивого взгляда, прям прожигающего.

Приоткрыла один глаз.

Дед. У. Сейчас кого-то, вернее у кого-то высосут мозг через соломинку.

Не угадала.

Они с ба просто обняли с двух сторон, когда я села на кровати.

- Напугала. Боже, как ты нас напугала.

- Там такое было!

- Уже видели, твой Особист вытащил из ваших мозгов кошмарные кадры.

Смотрели всей академией. Деканы, ректор в шоке, такое под боком, столько времени.

Это такой ужас, как ты смогла эту дрянь укокошить, начальство твое библиотеку перерывает, правители совещаются, дано задание искать еще такие сюрпризы на планете, во избежание.

- Да моя –опа любительница приключений оказалась. Я, наверное, первый раз в жизни так боялась, спасибо белью форменному, последствий не видно, я реально обгадилась, а еще внутри себя дракошу была жалко, она пятый угол искала от страха.

- С боевым крещением тебя внуча, всегда бывают и первые истерики, и первые обгаженные штанишки и боевые сто грамм.

- Покраснела, - там сто не прокатило, там побольше пришлось на грудь принять.

- Это ерунда, живы, здоровы - это главное, чай не тринадцать лет.

Кстати, дракон твой уже поднялся, правда на ноге шрам и на груди, полоснуло его капитально, хорошие у тебя капсулы, кстати, коалиция тебе вернула все боксы.

- Как все, а Дар.

- Очнулся сегодня, и душа к нему вернулась, рвался все куда-то, но куда и сам не знает. Он пока под наблюдением специалистов, не ожидали они его так быстро узреть, только он даже своих родных пока не признал, никого, понимаешь.

- Понимаю.

- А меня смутные сомнения одолевают, не ты ли поспособствовала его возвращению, этот твой крик у меня до сих пор в ушах стоит, - кается дед.

- Ты что, меня слышал?

- Да тебя и драконы слышали, кстати, твой крик дал возможность твоим названным братьям спрятаться, ближники слышали, я и Стася, мать твоя примчалась, бледная, трясущаяся, в меня, как клещ вцепилась, все причитала «что с моей девочкой».

Не удивлюсь, что и отец твой места не находит.

Давай всем письма рассылай, а с матерью свяжись, поговори, она скоро тоже очнется, пришлось ей успокоительное колоть.

- Свяжусь, дед, обязательно, при тебе и свяжусь. Или вы торопитесь?

- Да нет, сейчас еще и чаек попьем, после ужина.

- Кстати, а я где?

- Дома, в голове возникает голос изумрудного, я около твоего общежития пристроился. Остальные еще над озером работу не закончили, кушать сегодня здесь будешь и спать тоже, а то эти оглашенные и так окружили, как вражью крепость, с твоим дедом просочился куратор, весь твой курс, сидят под дверьми дожидаются. Тию и остальных героев уже затискали, все кости им помяли, твоя очередь приходит.

- Хай приходят. Красавчик мой, как я рада тебя слышать.

- А мы сорвались на твой крик, думал белым сделаюсь, как у вас говорят - поседею.

Там на озере сюрпризы не кончились, но об этом старшие будут докладать, страшного уже ничего нет, ты охранника укокошила, этой твари страшно представить, сколько тысяч лет, она еще до нашего исхода сделана Аргами. Но об этом никому пока не говори, других таких на планете нет, но правителям встряска не помешает, пусть поищут, может еще какую гадость в своих рядах и обнаружат, внешний враг всегда сплотиться помогает. Грязная кровь наружу выпрыгивает. Новые герои рождаются.



Захарова ЛГ

Отредактировано: 06.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться