Бог из клетки

Размер шрифта: - +

Глава 19

Первым Талла заметила Итера. На улице, у дверей. У всех на виду! Он стоял, задрав красивое лицо к небу, напряжённо вглядываясь, будто желал рассмотреть что-то, невидимое смертным. Его освещённый солнцем профиль на мгновение заставил Таллу замереть, любуясь. Точно на произведение искусства. Одно мгновение. И она тут же налетела на него:

– Ты зачем здесь? Нельзя, увидят же!

– Она свободна, – всё так же, не отрывая взгляда от неба, произнёс он каким-то чужим, незнакомым голосом.

Кто? И прежде, чем успела спросить, Талла догадалась.

– Да ведь и ты тоже…

– Не так, как она.

– Как кто? – Марбл догнала унёсшуюся вперёд Таллу и остановилась у дверей. – Идём?

Она тронула Итера за руку, и тот резко дёрнулся, чуть не зашипел на неё.

– Не трогай меня! Никогда, поняла?

– Ой, да какие мы нежные, – Марбл дёрнула плечиком. – Ладно, я тогда пойду, а то ещё палец мне откусит. Позаботься там о себе, милая. Этот-то вряд ли сподобится.

И она ушла, оставив Таллу наедине с отзвуками колючих слов. Вряд ли Марбл хотела задеть, но что вышло, то вышло. Да и разве она не права? Даже ведь не заметил!

– Вестница обезумела, – сдерживая горечь, сказала Талла. – И она уже улетела, уйдём, пожалуйста. Я всё видела и расскажу тебе, но не здесь, а наверху.

Это его убедило. Итер бросил последний тягостно-завистливый взгляд наверх, и, наконец, посмотрел на Таллу. Без ужаса или беспокойства, только с лёгким удивлением.

– Это она сделала, – подтвердила Талла.

– Значит, тебе повезло.

Она сжала челюсти, чтобы не выпалить возмущение прямо на глазах хозяйки. Дождалась, пока доберутся до лестницы.

– Чем же? Что осталась жива?!

– Именно, – невозмутимо согласился Итер.

– И это всё из-за тебя, из-за твоих волос!

– Мне их забрать? Давай.

– Нет! – ну почему, почему он не может просто… Ей захотелось зарычать от бессилия. – Она убила там человека. Может, даже не одного. Кричала, будто... Будто всех ненавидит и хочет уничтожить каждого!

– Тогда она немногим безумнее меня. Её птиц утопили, ей не давали вздохнуть, за что ей вас любить?

– Каких ещё птиц?.. – невпопад проронила Талла.

Лестница заканчивалась, последние ступени… Скорее, скорее отгородиться дверью, не вести такие разговоры в коридоре. Но Талла никак не могла замолчать, боясь, что Итер усядется на свою циновку и закроется, если она даст ему хоть мгновение наедине с самим собой.

– Бусы из живых птиц – источник её силы, как мои глаза. Ты ведь ничего-то про нас не знаешь… Во что ты ввязалась, девочка Талла?

– Не говори со мной так! Я не девочка, я… Она изрезала мне руку и смеялась, что ты сделал мне подарок!

– Ты так и сказала, что я сделал тебе подарок? Да уж, она точно посмеялась от души.

Талла зажмурилась – ну и дура! Дверь. Скорей, спрятаться в комнате, плеснуть воды в горящее лицо.

– Что она теперь будет делать? – спросила Талла, оказавшись в успокаивающе-безопасных стенах, где можно было не шагать рядом, а отвернуться… Вот хотя бы любоваться нелепым великанским веером. – Её могут снова поймать?

– Это вряд ли. В первый раз наживкой стала её жрица, а теперь у неё больше нет уязвимостей. Но бусы она вернуть захочет, уж поверь… Может, не сразу, а когда наберёт силы.

– А почему… – проронила Талла, оглянувшись. – Почему она посмеялась?

– Над чем? – Итер приподнял брови.

Талла закусила губу. Неужели это имело значение? Особенно после встречи с Дэем, когда она видела, как бывает… Как на неё могут смотреть, какие вещи говорить, как прикасаться, даже, казалось бы, случайно. На Итера она иногда боялась даже взглянуть. Но сейчас шагнула в его сторону, а потом ещё раз. Ей важно было знать, сейчас.

– Над подарком. Мне. Почему?

– Потому что другие любили развлекаться с людьми. Некоторые даже со своими жрецами, – губа Итера презрительно дёрнулась, – А я никогда не соблазнял человеческих женщин и не избирал их жрицами. Подарков тоже не дарил.

– И почему так? – Талла шагнула ещё ближе. Достаточно, чтобы дотянуться до скрещенных рук Итера. Подняла на него глаза. Сердце, которое она ощущала только по трепыханию в груди, теперь будто стало отдельным комочком под рёбрами. – Почему?

– Не важно, – отрезал он.

Таллу будто толкнули в лужу. В глубокую грязную лужу. Так, что забрызгало лицо и попало на губы. Она провела по ним пальцами – чисто, конечно же, чисто. Дрогнувшим голосом спросила:

– А почему подарил мне?

– Просто так. В благодарность. У тебя всё?

Дверь открылась, спасая Таллу от ответа, которым могли быть только слёзы. Зашла Марбл, удерживая на руке поднос с чашками. Может быть, ей и не стоило входить вот так, без стука, но сейчас Талла была рада и ей, и чаю. Наверняка – чаю, тому чудесному, пахнущему мятой, мёдом и ромашкой. Напоминавшему дом, напоминавшему маму. Маму… Тоска по-особому больно сдавила рёбра.

– Я подумала, – заговорила Марбл, – что все мы сегодня заслужили немного хорошего чая. Мы с Таллой уж точно натерпелись, да и ты, – она кивнула Итеру, – выглядишь каким-то взвинченным.

Марбл поставила поднос на низкий столик, уютно устроилась на циновке, приглашающе взглянув на соседние. Никто не поспешил принять приглашение, и она взяла за руку сначала Таллу, а потом потянулась и к Итеру. Улыбалась, казалась такой щедрой на тепло... Он едва ли не толкнул её. Смотрел оскалившимся волком.



Ольга Цветкова

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться