Бог из клетки

Размер шрифта: - +

Глава 25

Ночь она скорее почувствовала, чем увидела. Из-за тёмных штор полумрак внутри стал лишь едва темнее. Экипаж ехал и ехал, за стенками всё стучали и стучали копыта. А что если они не собираются вставать на отдых?

Здравый смысл твердил, что даже если не пожалеют лошадей, самим людям потребуется отдых. И всё равно тревога тяжело и муторно ворочалась в груди.

Наконец, экипаж замер, но Асир не спешил вылезать. Неужели решил, что лучше им остаться спать прямо здесь? Талла не собиралась и одной ночи тут проводить, но мысль о целом месяце на скамье экипажа всё равно вызвала неприятную щекотку меж лопаток. Вообще-то она и сама не знала, откуда лучше бежать. Что если все остальные отдыхают под открытым небом? Попробуй там скройся незаметно… А если Асир собирается спать, не решит ли он всё же связать Таллу? Нет, этого она ему не должна позволить!

Кто-то поскрёбся в дверцу экипажа:

– Ваш шатёр готов, – донеслось снаружи.

Значит, вот почему пришлось ждать… Талла привстала, готовая выбраться из тесноты экипажа, но Асир одёрнул её:

– Лицо прикрой!

Она ведь даже забыла… Послушно закрепив вуаль, Талла дождалась, пока на землю спустится Асир, а сама выбралась следом. В сумерках сквозь ткань она едва разбирала силуэты людей, теперь хватка Асира казалась едва ли не спасительной. Талла брела за ним, спотыкаясь, ощущая себя слепой и беспомощной. Разговоры затихали при их приближении и разгорались вновь за спиной. Наверняка на неё смотрели. Обсуждали? Разве что вполголоса.

Асир отогнул для неё полог алого шатра и Талла, согнувшись чуть не пополам, нырнула в темноту. Тут же сдёрнула с лица вуаль. Пол шатра был устлан одеялами и усыпан подушками – словно дома. Дом… Слово, от которого теперь веяло страхом и холодом. Талла отчаянно не хотела туда возвращаться и собиралась сделать всё, чтобы и не пришлось. Только бы не выдать себя. Хоть полным решимости блеском в глазах – не выдать. Она потупила взгляд, робко отвернулась, когда слуга принёс поздний ужин. Для дорожной еды он оказался удивительно вкусным. Или просто Талла не ела с самого утра? Мясо – пряное от приправ и не слишком жёсткое, хлеб – ещё свежий, наверняка выпеченный перед самым отъездом. Сначала она боялась пробовать пищу – вдруг в неё добавлено что-нибудь вроде снотворного? Но потом отбросила глупые тревоги. Хотел бы Асир превратить её в неподвижный мешок, который просто нужно доставить из одного города в другой, мог бы сделать это и без хитростей. Она аккуратно откусила хлеб, вдыхая пшеничный запах. Неторопливо прожевала мясо. Но есть по-птичьи осторожно её заставило отнюдь не желание соблюсти этикет. Нет уж, она скорей бы наоборот подразнила единокровного брата отвратительными манерами. Время. Ей нужно время, чтобы как можно дольше Асир не приблизился к ней с верёвками, чтобы лагерь уснул.

Она выпила вина, он не стал. Пусть. Ему нужна бдительность, ей – смелость. Талла медленно отодвинула бокал, выжидающе посмотрела на Асира, теребя пальцами рукав платья. Тот повёл плечами, будто сбрасывая напряжение дня, и она поняла, что всё случится сейчас.

– Спать придётся без удобств, сестрёнка, – лениво-тягучим голосом сообщил он, готовя веревку. – Оно и к лучшему, не стоит тебе привыкать к хорошему.

Асир легко поднялся на ноги, Талла во все глаза смотрела в его лицо. Сцепилась с ним взглядами, а пальцы извлекли иглу из складок ткани. Сердце вдруг предательски заколотилось, заставив платье трепетать на груди. Талла жалобно вскинула брови – пусть решит, что её трясёт от страха. Асир встал на одно колено рядом с её ногами, распутал верёвку. Талла пыталась не сжимать пальцы так сильно, ей всё казалось, что сейчас она от напряжения сломает иглу пополам. Черноволосая голова склонилась к её щиколоткам, коса упала на одно плечо, обнажая загорелый жилистый загривок.

Сейчас.

Талла зажмурилась, когда острие иглы пробило кожу. Достаточно ли глубоко? Та ли это игла? Асир шлёпнул себя по шее, едва не придавив ладонью пальцы Таллы. Она успела ускользнуть. Вскочила, выворачиваясь из его рук. Он рванулся следом. Что если эта игла пустая? Или с другим ядом? Как не подумала об этом раньше? Талла прижалась спиной к тонкой стенке шатра.

Почему он не падает? Сколько прошло мгновений? В ушах гремела кровь, мешая отсчитывать секунды. Раз, два, три… Три, четыре…

– Ты… – Асир сжимал в пальцах иглу, но его губы едва шевелились.

Он повалился на колени, потом на живот. Талле пришлось отскочить, чтоб он, падая, не ухватил её за лодыжки. Асир прошептал ещё что-то, она не была уверена – что, но ей послышалось слово “изменилась”.

Насколько далеко удастся убежать прежде, чем Асир сможет двигаться? Он-то наверняка будет верхом, когда бросится догонять… Талла выбросила эту мысль, точно загнившие объедки. Если заранее думать о поражении, не стоит и начинать. О чём действительно следует подумать, так это об одежде – в платье с узким подолом уж точно далеко не уйти. Талла с тоской вспомнила свои изношенные штаны, оставшиеся во дворце. Асир, конечно же, не стал бы их забирать с собой. Ну, раз из-за него она лишилась своих вещей, то взамен может взять что-нибудь из его!

Талла кинулась к сумке Асира и принялась рыться в ней, не заботясь о том, что аккуратно разложенная одежда вываливается наружу, ложась беспорядочными кучками. Нашла чёрные шаровары и рубаху с жилеткой попроще. Хорошо, что их хозяин не такой высокий, как Итер, или Дэй, их рубашки сошли бы ей за целое платье.

Она набросила на голову Асира один из платков – двигаться-то он не мог, но всё видел, Талла по себе знала. Быстро избавилась от платья, впрыгнула в штаны. Низ пришлось закатать, как и рукава рубахи. Ничего, добраться бы до города, а там они ей больше не понадобятся.



Ольга Цветкова

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться