Бог Любви

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Мама Дианы, умудренная опытом Полина Георгиевна, всегда твердила, что расчетливость у женщин должна быть в крови, а всю девичью сентиментальность и мечтательность надлежит вытравить из организма еще в отрочестве. Этой мудростью, венчавшей все сознательное существование Полины, она чрезвычайно гордилась и считала себя обязанной обучать ей свои новые поколения. С завидной регулярностью она напоминала, что реальная жизнь не имеет ничего общего ни со сказками, ни с кинематографом. Видишь мало-мальски заманчивую цель – рви свое, не раздумывая. Под «заманчивой целью» в интерпретации Полины неизменно подразумевался респектабельный и обязательно нежадный толстосум. Женщина хорошо знала, о чем толкует, ведь, к слову, отец Дианы и ее старшей сестры Сони, таковым и являлся. Правда, до поры до времени. А потом – предательство многолетнего партнера, банкротство, инфаркт в сорок девять лет, следом инсульт и как итог – безвременная кончина. Он был беспечным сынком преуспевшего в годы перестройки афериста. Полина Георгиевна тогда быстро соблазнила и окольцевала юного и весьма наивного отпрыска резко разбогатевшей четы Русиновых. Папенька с маменькой моргнуть не успели, как их обожаемый Вовочка полностью оказался во власти предприимчивой Полины. Хваткая невеста им пришлась не по нраву, а разница в возрасте – девушка была старше Вовы на шесть лет – еще больше подкрепляла уверенность в том, что они не пара. Но и тут Полина не растерялась, ее внезапная беременность намертво заткнула рты всем возражавшим. Ребеночек – это святое. Пришлось смириться.

На характер мужа Полина Георгиевна повлияла не лучшим образом. Властолюбивая женщина загнала и без того, в общем-то, рохлю, как принято говорить, под каблук и там он уже отсиживался до конца своих дней, так и оставшись, к сожалению для своего семейства, до крайней степени инфантильным человеком. Посему отец Вовы вплоть до глубокой старости вынужден был руководить бизнесом, даже не помышляя о заслуженном отдыхе. А что делать, когда единственный сын, оказался ни на что негодным, пусть и добряком, но разгильдяем и тюфяком. Ожидаемо, со смертью работяги-деда все пошло прахом. Справиться с этим испытанием у простодушного и ни к чему не пригодного белоручки Вовы не вышло. Так и ушел сын в могилу вслед за отцом, не преодолевши реалии суровой жизни и не оставив после себя практически ничего, кроме светлых воспоминаний у дочерей о его широкой мальчишеской улыбке и славном легком нраве.

Однако Полина Георгиевна и не думала пасовать перед трудностями, сдаваясь на милость злодейки-судьбы. Пусть муж и деньги его семьи канули в небытие, но Вовочка все-таки оставил ей после себя подарок, который давал повод верить, что жизнь еще может наладиться и женщину все-таки ждет безбедная и беззаботная старость. Если быть точными, два подарка. Речь, конечно, о красавицах-дочерях. На них-то Полина и возложила груз своих финансовых надежд. Будучи вдвое, а то и второе, привлекательней матери в ее лучшие годы, они обязаны были принести недурные материальные блага в порядком прохудившийся бюджет. На это, по крайней мере, рассчитывала женщина.

Полина до того была уверенна в успехе своего циничного плана, что поставила на дочерей все. Последние сбережения были потрачены на то, чтобы отправить девочек получать образование на Туманный Альбион, то бишь в Англию.

Сложно представить, под каким гнетом и напряжением, находились сестры Русиновы. Еще бы, мать распродала все имущество, чтобы сделать из них невест достойных внимания исключительно завидных кавалеров. И поначалу удача их маленькой семье действительно улыбнулась! У старшенькой, Сонечки, закрутился бурный роман с женатым американским предпринимателем, который временно поселился в Лондоне, решая затянувшиеся деловые вопросы. Риск идти на связь с несвободным мужчиной, на счастье Софьи, оправдался. Вскоре с браком мужчины было покончено раз и навсегда. В общем, все для всех складывалось замечательно: разница в возрасте в пятнадцать лет оказалась вполне терпимой, предложение руки и сердца было сделано незамедлительно, перспективы роскошной жизни неумолимо приближались… Но характером Йен, именно так звали избранника Сони, был совсем непрост и, как выяснилось позже, на роль жертвы пронырливой русской тещи, не подходил. Прямо-таки полная противоположность слабовольному Вове. Деньги Йен контролировал единолично, у молодой супруги воли в этом вопросе было до смешного мало: за каждую копейку – строгий отчет. Цепкая Полина Георгиевна, невзирая на языковой барьер, по нраву американскому богатею не пришлась, потому рассчитывать на щедрую денежную поддержку заморского зятя ей не приходилось. То ли он раскусил меркантильную сущность женщины, то ли от природы имел привычки скряги – непонятно. Но факт оставался фактом, замужество старшей дочери принесло одно лишь разочарование и оскорбительно скромные подачки, которые Соня время от времени умудрялась наскрести для матери.

С тех пор коммерческий взор Полины был целиком и полностью обращен к младшей дочери. Но знай мать, в какую заваруху угораздило вляпаться Диану, ее хватил бы удар, и все надежды рухнули бы вмиг. Ведь девушка уже как три месяца была отчислена из престижного английского вуза за попытку дать взятку. И уже как неделю ни в каком Лондоне она боле не проживала. Отныне ее жилищем была двухкомнатная обветшавшая квартира двоюродной тетки матери, Зои Степановны. Дело в том, что Полине Георгиевне не посчастливилось осиротеть в подростковом возрасте и от участи попасть в детский дом, она была спасена дальней родственницей, одиночкой и, согласно слухам, закоренелой старой девой, Зоей. Отношения между сироткой и благодетельницей всегда были натянутыми, порой и враждебными. Притереться друг к другу, увы, не удалось. Считалось, что всему виной был неуживчивый и строптивый характер обеих. При встречах лицом к лицу они напоминали паучих, готовых в любой момент наброситься на противницу, отравить ядом и задушить в сетях. Словом, общаться редко и сквозь зубы причин у женщин хватало. Именно поэтому Диана решила укрыться на окраине Москвы у этой сварливой старушки – ибо она, по замыслу девушки, точно сохранит ее тайну, хотя бы из вредности.



Алина Рейнеке

Отредактировано: 24.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться