Богатые тоже плачут

Амстердам

В Амстердаме нас никто не должен был встречать. Через сайт я нашла девушку, которая на время уехала в поездку и решила сдать свою квартирку гостям города, в данном случае нам. С аэропорта мы добирались ранним плаксивым утром сами на такси. Водитель с нами не говорил, на его лице еще лежала печать сладкого сна. Мы вертели головами по сторонам, выглядывая из окон и рассматривая еще не проснувшийся город.

Находясь в машине мне казалось, что все дома сливаются в однородную полосу, но, когда я вышла из такси, я заметила, что ошиблась. Каждый дом был уникален, хоть и лепился бочком вплотную к соседнему, вроде бы похожему, но выглядящему иначе. Дома здесь были как близнецы, желавшие самоиндефицироваться.

Наш дом стоял вдоль канала в ряду сгрудившихся братьев. У моста были припаркованы велосипеды, а внизу на воде тоже плотным рядком качались лодочки.

Мы позвонили в квартиру, номер которой мне написала девушка, и внутрь нас пустил заспанный мужской бас. Поднялись на нужный этаж, и одна из дверей распахнулась, вышел подтянутый мужчина со щетиной на точеном лице. Протягивая ключи, он улыбнулся нам и показал на противоположную дверь. Когда мы открыли ее, он удалился, бросив нам дружелюбно, насколько он видимо мог: «Если что заходите в гости».

В маленькой прихожей на белой пластмассовой тумбочке, скорее всего из Икеи, лежал большой желтый лист – записка от нашей хозяйки.

«Добро пожаловать Валери и Марсель. Располагайтесь со всеми удобствами. Все приборы оставила включенными в розетки. Кровать одна, так что кому-то из вас придется расположиться на кресле, оно раскладывается, в зале. Внизу у лестницы стоят два велосипеда с желтыми замками, пожалуйста не оставляйте на ночь их на улице. Если что-то понадобиться обращайтесь к соседу напротив, его зовут Коен. Он владелец маленькой лодочки и обязательно вас покатает по каналам. Мой номер вы знайте, если что пишите»

Пока очухивались после перелета, за окном забарабанил дождь. Я уныло уставилась в телик, Марсель заглушал скуку музыкой. Мне не терпелось отправиться на прогулку, но погода не желала налаживаться. Я решила разложить вещи в шкафу, и обнаружила два дождевика с еще одной записочкой, гласящей, что возможно они нам понадобятся. Я радостно выскочила в маленькую гостиную и начала пританцовывать перед лицом Марселя, размахивая находкой. Он вынул наушники и протянул руку к голубому варианту. Мне очень хотелось подразнить его, словно ребенок я уворачивалась и пихала ему в руки розовый дождевик. Эта игра подняла нам настроение, так что мы забыли о том, что вообще - то за окном все-таки непогода.

Внизу нас ждали наши железные кони, которые как на подбор тоже имели соответствующие цвета - розовый и голубой, как будто наша хозяйка подбирала для нас специально комплект в отделе для новорожденных. Выкатываемся на улицу и оглядываемся по сторонам. Дождь идет мелкий, как бисер, оставляющий на лице мокрые точки.

– Ты знаешь, куда мы поедем?

– Куда глаза глядят, в такую погоду, думаю, имеет смысл просто прокатиться по окрестностям.

– Мы найдем потом дорогу обратно?

– Если что, я записала адрес в телефон, думаю, нам подскажут.

Мы начали свой путь вдоль канала, медленно перебирая педалями и поглядывая на воду, которая пузырилась от капель. Потом мы свернули на какую-то узкую улочку и поехали вдоль двух домов, которые как рассорившиеся супруги будто повернулись друг другу спинами, потому что их стены были без окон. Выехав из узкого проулка, мы оказались на чуть более широкой улице со смотрящими на нас блестящими витринами маленьких магазинчиков. Людей снаружи почти не было, все толпились внутри помещений, озабоченно выглядывая на улицу из-за стеклянных преград между теплым уютом лавочек и холодной серостью улицы.

Неожиданно наш путь привел нас к широкой площади, о которой я читала в интернете, что она является центром города. На удивление в отличие от покинутых нами переулочков, здесь было много народу, так же спасавшихся дождевиками. Многих не смущала вода повсюду, и они делали фото или просто гуляли. Раздавалась приятная музыка, и мы заметили гитариста, сидевшего на маленькой скамеечке, так же завернутого в плащик с прикрытым клеенкой инструментом, что делало звук слегка приглушенным, как будто раздававшимся из-под толщи воды.

Площадь довольно большая, и мы сделали по ней пару кружочков, приметив несколько мест, в которые решили вернуться в более сухой день. Прокатились чуть дальше и заметили пару ресторанчиков. Выбрав один, мы попытали удачу, и нам все-таки нашлось место, хоть и казалось, что зал переполнен, и люди даже сидят на явно дополнительных стульях. Нас посадили в уголочек, у окна, что создало нам теплую атмосферу уюта вдали от сырости.

Меню поражает разнообразием, в нем много блюд, которые нам незнакомы. В итоге заказываем сырную тарелку, курицу на шпажках в арахисовом соусе и пиво Хейникен, которым славится Голландия. Под такой пир мы начинаем болтать.

– Боюсь Валери, мне захочется остаться здесь навсегда.

Я смеюсь.

– Подожди, ты еще не все прелести этого города открыл.

– Еды и пива достаточно для выводов.

Он облизывает губы и подмигивает мне.

Играет приятная музыка, от тепла нас немного разморило, и мы заказываем еще выпить.

Марсель наклоняется чуть ближе и спрашивает: «Валери, а вдруг ты не умрешь?»

Я в замешательстве на него смотрю, неужели он так быстро захмелел, что решил так напрямик меня спросить о моей болезни.

– Ну, вдруг чудо, как в кино, или хорошем романе! Вот совершила ты путешествие, потратила кучу денег, а тебе звонит тот врачишка и говорит, что перепутал твои анализы.

Я захохотала, да так громко, что несколько людей повернулись в мою сторону.

– В том то и дело, что так бывает только в книжках да кино. Знаешь Марсель, я знала, что все плохо еще до результатов. Жила с каким - то мечом над моей головой. Который рано или поздно должен был пробить мою черепушку. Я не оптимистка, а совсем даже наоборот. И, наверное, пессимисты — это люди, которые чувствуют наперед, что их жизнь не будет всегда солнечной. С детства какие-то мелкие неудачи, а бывало и крупные, все время спотыкалась, во всех смыслах, пару раз попадала в аварии. Что-то как будто и оберегало меня от катастроф, а с другой стороны, как за руку вело к этому моменту. Поэтому я почти равнодушна к этому факту своей жизни. Я просто хочу успеть, как можно больше увидеть и вобрать в себя.



AnastasiaVasilek

Отредактировано: 16.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться