Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 4

Глава 4

 

Если уж Бастилию разрушили, то что такое одна стена?

 

- Согласна на Орландо! – пожаловалась я амурчикам. – Потому что в Рио де Жанейро мне, похоже, попасть не светит!

Лежа под очередной капельницей и разглядывая потолок, потому что горло мне перетянули  (надеюсь, это не удавка и не ошейник!), я подслушала разговор за дверью:

- Ты понимаешь, что еще пару миллиметров  - и была бы задета сонная артерия? – зло вычитывал богача Аристарх. Надавил: – Не гневи Бога – отпусти девушку!

Козлакис хмуро промычал что-то отрицательно-невнятное.

Семейный врач упорно настаивал:

- Найди себе другую, разве мало желающих у нас по клубам гуляет? - Фыркнул: - Или ты урод?! Оторвут ведь с руками и ногами.

- Никогда! - отчаянно сражался Никос. – С клубными шлюхами мне скучно и неинтересно. - В свою очередь стал убеждать: - Глупышка просто не понимает, как ей повезло! Я могу обеспечить ей такой стиль жизни, какого у нее никогда не было! Ей такое и не снилось!

- А девушка хочет этакого счастья? Ты ее спросил, хочет ли она греть тебе постель? И как надолго ты захочешь ее видеть рядом с собой?.. Месяц? Неделю?..

- Какое тебе до этого дело, Аристарх? Завидуешь? Она красотка!

- Она – не рабыня! Она личность! Очень независимая девушка, если ты этого не заметил! Личность, понимаешь?! И ты ей совсем не нравишься! Иначе бы она не попыталась себя убить!

- Это несчастный случай! - гнул свою линию подлый похититель. - Просто игра на зрителя. Подумаешь, немного не повезло…

- Не повезло?!  - стал надсаживать глотку странный доктор. - Не повезло?!! Да она стояла на краю смерти!

Никос, зло, с плохо скрываемым раздражением:

- Не преувеличивай!

Еще более гневно:

- Не преуменьшай!

- Ты - трусливое ничтожество...

- Я трусливое ничтожество??! - рявкнул доктор. -  Я?!! Да если хочешь знать, если б я был тем самым трусливым ничтожеством, то давно бы заявил в полицию! Скажи спасибо, что ты мой троюродный брат, и если я это сделаю, то моя мать, родственница твоей матери, мне башку снимет! А то я давным-давно с преогромным удовольствием засадил бы тебя туда! Лет эдак на двадцать!

- И загремел вместе со мной сам! -  торжествующе засмеялся Никос.

- Да, - вздохнул доктор. Повысил тон: - Но тогда, возможно, этого бы не случилось с последней твоей девочкой!

- Сабриной? А что с ней случилось? - подозрительно спросил брюнетистый питекантроп. - У нее обнаружили сифилис? Гонорею? - Уже совсем встревоженно: - СПИД?!!

- Не прикидывайся идиотом! Неделю назад Сабрина умерла, - мрачно сообщил эскулап. - Якобы попала в аварию.

- Ну, вот видишь! - облегченно вздохнул поганец Козюдис. - Я ни в чем не виноват!

- А до того ее трижды - трижды! - вытаскивали с того света! Депрессия... - с нажимом ответил доктор. Сказал отстраненно: - До сих пор не могу простить себе...

- И при чем тут я?! - фальшиво удивился Козлакис.

- Трижды идиот! Ты сломал ее, сломал, понимаешь?! - зло отрезал врач и прекратил диалог.   

 - Пи-и-ить! – мне надоело подслушивать. К тому же, позиция обоих мне была вполне ясна.

- Сейчас! – в комнату ворвался Аристарх в светлом костюме, отдаленно напоминающем врачебную форму, и напоил меня из специальной бутылочки с пластиковой трубкой. После этого смочил мне губы ватным тампоном и присел рядом.

- Спасибо! – прошептала я.

- Не нужно, - смутился доктор. Извинился зачем-то: – Ничем другим я вам, к сожалению, помочь не могу.

- Вы можете сообщить обо мне полиции и в консульство, - предложила я ему надежное успокоительное для неспящей и кусачей совести. Вдруг да поможет чудаку на пути к ангельскому статусу?

- Не могу, - тихо произнес Аристарх, деликатно проверяя мой пульс и стараясь не встречаться глазами. – Никос - мой близкий родственник и глава семьи. Моя родня полностью зависит от его благорасположения.

- Что такое одна жизнь в сравнении со многими? – скривила я губы. – Вы это хотите мне сказать?

Доктору стало стыдно, и он поспешно отвернулся. Его смущение выдали побагровевшие шея и уши.

Но делать он ничего не будет. Типичная страусиная политика невмешательства. Своя семья против чужестранки? Выбор ясен. Одна против всех.

- Как наша пациентка? – вплыл в комнату невозмутимый Казидис. – Уже лучше себя чувствует?

- Если ты еще раз сюда зайдешь, Казлудис, - попыталась я улыбнуться потрескавшимися губами, - то я доведу свою угрозу до конца!

- Никто не может просто перестать дышать по своему заказу! – ухмыльнулся Никос, упирая руки в бока. – Глупый бабский шантаж.

- Глупый ты... - грустно ответила я. И отключила дыхание.

Аристарх, видя мои стремительно синеющие губы, кинул умоляющий взгляд на родственника и включился в работу.

Для начала меня сильно побили в грудь. Потом очень крепко поделали искусственное дыхание.

Ломота в голове и болезненная резь в легких нарастали, но я держалась и не собиралась сдаваться, пока не услышала звук хлопнувшей двери.

- А-а-ах, - в легкие ворвался долгожданный спасительный кислород.

- Вы сумасшедшая! – с каким-то детским восторгом сказал мне доктор.

- Вы мне это уже говорили, - прокаркала я. – Или не вы…

- Отдыхайте, - оставил меня врач-колобок, накапав мне чего-то в мензурку и заставив выпить.

Надеюсь, это не яд и не афродизиак, потому что я тогда с него живого не слезу. С доктора. А потом его уже Никос поимеет... морально. 

Злая я сегодня…

В ближайшие пару дней меня не трогали, но кормили как на убой. Впрочем, нас -  меня и мой аппетит - это ничуть не смущало.



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться