Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 6

Глава 6

 

Если долго мучиться, то можно получить звание мазохиста!

 

С позором меня не выгнали! Мне просто снова позвонил Никос и сладко пропел в трубку:

- Будешь хорошей девочкой – отдам паспорт!

У меня было очень плохое настроение (перед тем я поцарапалась о пальму), поэтому непримиримо отреагировала:

- Можешь засунуть его себе в штаны, меня и так депортируют!

- Сомневаюсь, - издевательски хмыкнул Казидис, неосмотрительно позабыв о смертельной опасности находиться рядом со мной.

- Не сомневайся! – еще мрачнее ответила я, сама себе нарезая бутерброды. Кухарка боялась подходить ко мне ближе чем на милю.

- Я хочу с тобой поужинать, - промурлыкал великий соблазнитель. И попал в болевую точку.

- Поужинать я бы тоже не отказалась, - скривилась  на свои кособокие бутерброды из замороженной колбасы. Ничего другого, кроме колбасы и собачьего корма я не нашла. Видимо, остальные запасы в спешке вывезли в катакомбы! – Но без тебя... просто поужинать.

- Я прилагаюсь к нему в обязательном порядке. - Ну просто Санта-Клаус, ходячий довесок к счастью!

- Я поняла. - Есть хотелось зверски, и даже Никос не мог испортить мне аппетит. Зато я ему могла.

- Надеюсь, тебе понравились подарки, - неосмотрительно продолжил он.

И я поняла – настал мой звездный час!

- Где будет ужин? – сглотнула слюну и сдалась со всеми потрохами, продаваясь за горячее.

- Сюрприз! Будь готова к восьми! – пропел коварный соблазнитель и отключился. Вот бы навсегда!

К восьми я была готова, как М16, и так же опасна. Потому что до этого я целый день наблюдала, как обслуга по-пластунски отползает от дома, нагруженная всем необходимым. И я не была уверена, что мне в тарелку не подложат живого тарантула или плохо прожаренного морского ежа. Меня все та-ак любили…

Теперь еще к этому пламенному чувству предстояло присоединиться Никосу. Время до ужина я провела плодотворно: стена парадной залы украсилась художественным портретом Казидиса. Чтобы никто не перепутал, я подписала: «В благодарность за прекрасный подарок! Я!» - и провела стрелку, указывающую на подарок.

Теперь я лениво раздумывала – купит ли мне американское консульство еще один билет на родину за свой счет? Или придется трясти Никоса?

Я все же надеялась на отсутствие у грека чувства юмора и наличие у него в большом количестве национальной гордости. Иначе после моих выходок я бы себя в лучшем случае отправила в Нью Йорк пешком (из-за незнания географии), в худшем -  купила бы билет на «Трансаэро» и ждала возмездия!

В восемь часов ко мне деликатно постучался Георгиос, и я открыла дверь, демонстрируя себя во всей красе.

Красы было много, хотя я никаких специальных усилий для того не прилагала.  Я вообще никаких усилий к себе не прилагала, вышла как была – в трусах, футболке и резиновых пляжных шлепанцах.

Причесалась, правда... косу заплела и завязала два банта. Один на макушке, другой внизу, на кончике.

- Вы так и пойдете? – хмыкнул СБ-шник, окидывая меня критическим взглядом с головы до ног. Он был одет вполне обычно и прилично: черная футболка, джинсы и кобуры с пистолетами. Словом, ходячий ниндзя. В потемках без бинокля и тепловизора в упор не разглядишь.

- А что? – ощетинилась жертва киднепинга. - Я за простоту и добрачное целомудрие! Считайте, я из меннонитов!

Йоргис повторно оценил мои голые ноги и майку. Очень внимательно.

- Из меннонитов?.. Хм... не знал, что в Америке у них нынче такая мода!  - Его кислотная ирония могла выесть дыру в железе.

Мда-а. Похоже, несусветную глупость ляпнула. Но наш СБ-шник все-таки благоразумно воздержался от дальнейших комментариев.

- Ничего, - пожал плечами. Проказливо ухмыльнулся: – Просто Никос придет в смокинге.

- Пусть ему будет за это стыдно! - горделиво отрезала я, нимало не смущаясь и бурча голодным желудком. - И вообще! Специально для Никоса я не одену ничего, кроме траура для похорон!

Смешок:

- Гм... бедный Никос... Прошу! – мне галантно предоставили согнутый локоть.

Я не стала упираться.

Мы прошествовали мимо портретов, и Георгиос на ходу дал мне пару дельных советов, как улучшить и обогатить внешний вид своего родственника. В основном это касалось дополнительных деталей.

Какая все же нежная между ними любовь!

На площадке возле моря находилась большая беседка, увитая цветами…

Небось все кусты в окрестностях оборвали для антуражу. И когда только Ник перестанет выпендриваться?

В беседке был накрыт стол, уставленный заманчиво пахнущими блюдами…

Я ринулась навстречу счастью. Где, где же мой долгожданный Бургер Кинг?! Желудок заурчал и попросился на волю. Я разрешила и дала команду: «Фас!»

Мы смели с ног поднявшегося на встречу Никоса и с блаженной улыбкой быстренько наложили в тарелку все до чего могли дотянутся. Мы – это я с руками и желудок с претензиями.

- Проголодалась, кошечка, - Казидис поднялся, небрежно отряхивая смокинг.

Рядом с лощеным богачом, одетым в дорогущий вечерний костюм от кутюр с бриллиантовыми запонками, я непременно должна была чувствовать себя ущербной и убогой, чем-то вроде помойной драной кошки.

А вот и нет! Врожденное преимущество блондинок. Я, как ни странно, была на высоте - спортивная, подтянутая, с длинными стройными ногами. Отдохнувшая, как будто не было никаких неприятностей. Ущербным почувствовал себя он!

Но старая гвардия не сдается!

– В любви ты тоже такая страстная и нетерпеливая?

- История об этом умалчивает! – прочавкала я в перерывах между переменами блюд. Суп буйабес с поджаренными багетами и чесночным соусом «руй», свежайшая жареная рыбка, лу-де-мер, устрицы, нежное мясо четырех видов, включая слабопрожаренную баранью вырезку...  сыры, гарниры, зелень, салатики, фрукты... соки, вина... Словом,  рот и руки не пустовали. Пир на весь мир.



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться