Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 8

Глава 8

 

       Не жалею. Не зову. Не плачу. Некогда. Работаю. Ишачу.

 

- Рабство отменено еще два века назад! – гордо заявила я, когда мне предъявили улики и вежливо, но очень настойчиво попросили восстановить разрушенное. В педагогических целях...

- То есть ты не хочешь?.. – прищурился злой Ник, рассматривая меня сверху. Он, похоже, до сих пор так и не ложился и теперь щеголял грязными «ливайсами»  плюс исцарапанным о любимые розы обнаженным торсом. Изгвазданная футболка полетела на пол только что. Видимо, ее владелец решил: вещь восстановлению не подлежит.

Зато у него было преимущество – он стоял, а меня посадили!

На стул. И деликатно четырьмя руками придерживали, потому что я норовила отвертеться от предложенной чести. И сбежать. Но меня упорно отсекали от возлюбленной пальмы.

- Нет! – замотала я головой. – И вообще, это ты виноват!

- Что-о? – изумился он. – Не припомню, чтобы я просил тебя развалить мой летний домик.

- А кто передал мне «Остров сокровищ»? – нахмурилась я, злобно сверкая глазами на застывших охранников, двух чернявых «шкафов» с отмороженными физиономиями.

Они потому и «стыли», что чуяли копчиком, как им это отрыгнется. Фруктами.

- Причем тут Стивенсон? – не понял Никос, засовывая руки в карманы джинсов и привлекая мое внимание к тому, что я еще никогда не изучала.

- Притом! – парировала я. Недюжинной силой воли отвлеклась от обоюдных пререканий, глядя ясным взором на похитителя: – Георгиос передал и сказал изучать как пособие. А я от теории всегда перехожу к практике!

Казидис метнул о-очень выразительный взгляд на родственника и выдал:

- Ну что, братец, доигрался? – Ядовито передразнил:– «Пусть поразвлекается – детство вспомнит!»

- Так это ты-ы! – обрадовалась я. – Значит, так - ты строишь, я руковожу!

- Кто ж знал, что девочка так увлечется? – пробормотал СБ-шник и медленно покачал головой. – Мне казалось, так лучше… Не дарить же ей было Жюль Верна. Кто ведает, что бы она тут изобрела?

- А хотите, я попробую воспроизвести формулу пороха? – загорелась я внезапной идеей.

- НЕТ! – в один голос рявкнули оба, вздрагивая. – Иди лучше… в бассейн!

- С ребятами? – я с намеком улыбнулась, потому что те меня так и не отпустили, а, следовательно, -  это теперь мое, и я могу пользоваться с чистой совестью.

- Извините, босс, - сказал один из парней, поспешно убирая от меня свои граблеобразные лапищи. – Она, конечно, красотка, но я рисковать не буду! Хоть увольняйте.

У второго на щетинистой роже нарисовалась такая же умная мысль.

- Идите, - махнул рукой Казидис, и я вихрем сорвалась с места, пока не спохватились. Но меня успели остановить приказом: - А ты останься, Джул!

- А почему сразу я? – задала я риторический вопрос, горестно мечтая о ближайшей пальме.

- Потому, что все беды от тебя, - нагло заявил он мне, отпуская начальника охраны. Последний ушел просто осчастливленным!

Я не могла такое подлому вооруженному змею спустить и высказалась достаточно определенно:

- Не радуйся! Ты мне теперь по гроб жизни будешь должен за Стивенсона!

- Похоже, этот гроб не за горами, - обреченно сказал Георгиос и пошел искать пятый угол.

Я повернулась к Никосу и высказалась достаточно определенно:

- И что ты имеешь против меня?

Его ответ был достаточно неожиданным:

- Если бы мне сказали, что это ты предложила яблоко Адаму, я бы поверил!

- Зря! – скривила я губы. – Скорей всего, змей с Адамом раздавили шкалик на двоих и закусили яблочком, а с похмелюги свалили все на бедную Еву! Благо, их было двое, а она одна! Второй идет свидетелем!

- Круто! – восхитился моими доводами полуголый Никос. – Но мы сейчас не об этом…

- Естественно! – далеким от доброжелательности тоном высказалась жертва  произвола. – Если кто-то начинает ущемлять мужское достоинство, то «мы сразу не об этом»!

- Джул, - перебил он меня. – Ты перешла все границы…

- Серьезно? – не осталась я в долгу. – Где пограничный столб и таможня? Почему отсутствует визовый контроль?

- Ты перешла все границы!!! - повторил он, сверля меня взглядом и делая мне щекотно. – И должна будешь понести наказание!

- Депортацию? – наивно предположила я, широко раскрывая невинные глаза и подпуская во взгляд неземное сияние.

Сияние не оценили.

- Трудовую повинность! - припечатал он.

Мне такая постановка вопроса откровенно не понравилась.

- В чем эта повинность заключается? – осторожно поинтересовалась, переминаясь с ноги на ногу и рассматривая ангелочков. Коллеги по заключению, как-никак.

- У тебя есть два пути…

- Есть - это хорошо! – я мечтательно зажмурилась.

Но Никос так громко продолжил свою мысль, что пришлось прикинуться третьим ангелом:

- Или ты работаешь по дому или занимаешь место в моей кровати!

- А что я там буду делать? – должна же я была уточнить детали.

- Ты там будешь спать! – рявкнул Казидис.

- А где будешь спать ты? – все же детали иногда играют существенную роль в нашей жизни.

- Рядом! – он уже рычал, как обозленный питбуль. И зубки тоже почти такие демонстрировал.

- А-а-а, - поняла я. – У тебя острый дефицит кроватей, и ты решил сэкономить?

- У меня нет никакого дефицита!!! – заорал он.



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться