Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 10

Глава 10

 

Кто-то выходит замуж, а кого-то туда вносят!

 

- Я согласен! – надо мной раздался как гром посреди ясного неба взволнованный мужской голос. Но, правда, посреди ночи.

И вам хорошо почивать, благородный сэр! Доброй ночи, дорогие мои! Очень приятно!

Я тихо и мирно спала и никого не трогала. Когда меня осчастливили, как раз досматривала очень приятный сон с райскими кущами и пальмами с кокосами, которые сами падали в руки. С дырочкой, в которую уже просунута соломинка. И снились мне большие подносы, полные ягод и фруктов. Вот что голод с людьми делает!

- С чем? – широко зевнула я, не желая просыпаться. – Только не говори, что ты решил поступиться принципами и вступить в ряды альтруистов…

- Я согласен на тебе жениться! – и так торжественно и печально, что захотелось скорбно пособолезновать и всячески обругать бездушного виновника трагических событий.

 Ой! Это ж я!

- Это гораздо хуже альтруизма! – пробурчала я, отчетливо понимая – мирно поспать мне уже не удастся. Никогда.

- Ты рада? – с этими словами воодушевленный Никос решительно включил верхний свет. Я открыла и сразу закрыла глаза. Ох уж этот бешеный Никос! Всклокоченный, шикарный и... абсолютно ненормальный.

Да. Свет-то он включил. И тотчас увидел, КАК я рада и насколько! Мою физиономию аж перекосило от неземного блаженства! И расперло... тоже от счастья. Во все стороны. Будто проглотила галлон неразбавленного уксуса. Остается только цианидом для полного счастья закусить!

Потоки жизнерадостности вытекали из меня, словно кровь из открытой раны. Вникуда.

- Мне, кажется, ты принял м-м-м... необдуманно поспешное решение, - осторожно сказала я, открыв один глаз и попытавшись отыскать у него на физиономии следы разума. Следов было много, даже слишком, они прямо избороздили высокое чело. Но... как-то все больше не интеллектуальные. Скорее даже наоборот...

- Почему же? - он плюхнулся ко мне на кровать и стал доходчиво показывать в лицах, как ему хорошо перед тем думалось. – Это взвешенное решение.

Второй глаз у меня открылся сам, когда проснувшаяся часть мозга начала подавать сигналы. Потом я стала анализировать полученные данные и внезапно поняла, КАК я влипла. А когда непроснувшаяся доля мозга пять минут спустя  включилась в работу - КУДА.

- Выкинь-ка ты эти весы куда подальше, - чисто по-дружески посоветовала я. Из самых наилучших побуждений. – Они врут! Ты еще слишком молод, чтобы загубить свою жизнь в моих объятиях, поверь!

- Готов рискнуть, - с горящими глазами заверил меня Казидис, явно намереваясь в эти самые объятия попасть незамедлительно.

МАМА!

А до меня только что дошло! Я же после этого тоже буду Казидис! Джул Казидис! КАЗИДИС!!!  Хуже только Джейн Доу!

И я так мрачно сжала одеяло, вцепившись намертво, что Никос мигом передумал спешить на брачное ложе и решил сначала немного поженихаться.

Живым.

И у него совсем неплохо это получалось. Для начала мужчина ретировался на безопасное расстояние, прикинув на глаз (который лишний), где я его не сразу прибью, и прицельно метнул в меня алой бархатной коробочкой с золотой виньеткой:

- Это тебе, дорогая!

Я машинально открыла, и у меня возник только один актуальный вопрос:

- Это было самым «маленьким» в магазине? С ограненными кирпичами и обломками промышленного строительного лома там  колец случайно не продавали?

Ник пожал широкими плечами:

- Извини, милая, брачные наручники еще не вошли в моду!

- Предлагаю в обязательном порядке срочно наверстать это упущение, - заявила я, рассматривая изумруд размером с ноготь его большого пальца в окружении россыпи бриллиантов. – А! И ввести в моду брачную удавку. Получится дешево и сердито. Набор для молодоженов: пара футов пеньки и мыло! – С праздничным оскалом: - Хочешь, подарю?

- Не стоит так беспокоиться, - ласково, словно акула перед броском, улыбнулся в ответ Каз… Нет, это выше моих сил! Как примерю на себя, так жить уже заранее не хочется!

- Никос, я хочу в браке оставить свою фамилию, - осторожно прощупала я его намерения.

Судя по тому, как его брови решили взять выходной и полетать к линии волос, такого выпада он не ожидал.

- Нет! - сказал он. – Мой ангел, ты непременно возьмешь мою фамилию вместе со мной.

- А можно я буду скромной и ничего не возьму? – поинтересовалась я на всякий случай.

Никос обиделся:

- Ты определись! Вчера ты выдвинула условие, и я на него согласился, а сегодня идешь на попятный?! Так дела не делаются!

- Могу заплатить неустойку своим отсутствием! – расщедрилась я. – И даже принести мои самые искренние соболез… извинения!

- Ты ВЫЙДЕШЬ за меня замуж! – Таким тоном русские посылают на … Ну, в общем - посылают.

- Кто сказал? – Я уже отчаянно цеплялась за соломинку, как тот утопающий в ледяной проруби. Вдруг обойдемся без двойного счастья?

- Я!!! – Как будто кто-то сомневался!

- А как же второй шанс? – засомневалась я. – Каждому приговоренному дают второй шанс! Где этот шанс для меня? Чем я хуже?!

- У тебя не будет ни второго, ни третьего, - весьма зловеще процедил Никос, опасно сверкая глазами неприрученного зверя. – У тебя буду только я и этот остров!

- Феноменально! – опешила я. – А поторговаться можно? Ну, чтоб мне остался только остров... С ним я вполне уживусь, а с тобой… Прямо не знаю, что и сказать…

- Тогда молчи! – посоветовал мужчина, из последних сил сдерживаясь. – И привыкай к мысли обо мне!



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться