Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 11

Глава 11

 

Самый лучший период в браке – это «до», а не «после»!

 

Афины... я всегда их любила. Мы проезжали по красивейшему городу - белому, нарядному, немного жаркому и душному, зато очень необычному и экзотичному. По-своему.

Из окон я наблюдала за толпами разноязычных туристов, спешащими по своим делам местными греками, свободными и гуляющими сами по себе многочисленными кошками всех расцветок. Будь посвободней, обязательно побродила бы по старой части города с его узкими улочками и мощеной каменными плитами мостовой. Потолкалась бы на базаре, поторговалась бы в сувенирных лавочках, выуживая мелкие «сокровища». Посетила Агору.

Как считал извращенный моралист Ницше, греки – «самая удачная, самая прекрасная, самая завидная, более всех соблазнявшая к жизни порода людей». И я с ним полностью согласна.

Город воинов и философов, демократов и стоиков. Здесь жили Демосфен и Софокл, Диоген и Аристипп, Перикл и Аспазия, Археанасса и Аристокл по прозвищу Платон, «широкоплечий». Здесь вдохновляли публику своей красотой, талантом, находчивостью и умом Таис Афинская и знаменитая гетера Фрина. Здесь когда-то вместо слова «привет» говорили при встрече: «Радуйся!» - и это было в самом деле прекрасно.

Дом сильных и жизнерадостных людей, Афины, детище древней цивилизации...

 Раскаленный, немного пахнущий металлом воздух навевал определенные воспоминания. Мягко покачиваясь в помпезном автомобиле, я бы даже поспала... если бы не зверский сосущий голод.

- КУДА?!! КУДА МЫ ЕДЕМ? – Пришлось добавить в голос децибелов, чтобы отвлечь Мартовского Зайца, сиречь жениха, от своего вожделенного портфеля. Если он так его любит, может на нем и женился бы?.. Зачем ему я?

- К ювелиру, - невозмутимо ответил Никос Казидис, отгораживаясь от меня пакетами и заныривая с головой в котировки акций на планшете.

- А поесть?.. – я старательно скорчила умильную рожицу кота из Шрека.

Не прокатило.

- Потом, - кратко сообщил мне ненаглядный (век бы его видела!).

Пришлось отстать и докопаться до Йоргоса:

- Георгиос! - (Ого! Вот что значит - сила дрессуры! Мужчина только при звуках своего имени встрепенулся и ожил.) – Как ты думаешь, можно ли за пару секунд теоретически уменьшить дом на один этаж и сделать его шире?

- Нет, - буркнул начальник охраны.

- Не угадал! – обрадовалась я. – Можно! Нужно только подорвать!

- НИКОС!!! – не выдержал Йоргос. Брат  миллионера как никогда был близок к смертоубийству.  – Ты женишься на террористке! Она твою виллу с лица земли снесет и не заметит!

- Пусть делает что хочет, - полуприкрыв глаза, индифферентно ответил жених, погруженный в деловые подсчеты и вполголоса отдающий кому-то свирепые указания в Скайпе. За это Ник заработал себе одно очко. Которое я, впрочем, сразу вычеркнула, потому что он меня так и не накормил.

- Это просто кошмар наяву! – закручинился Георгиос.

- Но это лучше, чем по ночам, - пожалела я его и даже сочувственно ущипнула.

- Ночами ты мне уже и так снишься! В кошмарах! – мрачно заметил мужчина, отодвигаясь подальше, к Аристарху. Последний недоумевающе посмотрел на родственника и на всякий случай отодвинулся.

- Он выбирает тебя! – пояснила я доктору. – Между мной и тобой!

- Странно, - озадачился Аристарх, разглядывая красного и пыхтящего Йоргиса. – Раньше за ним подобного не замечали.

- Раньше и меня тут не замечали, - пояснила я.

В этот момент Никос рявкнул в спутниковый телефон:

- Я СКАЗАЛ - СЛУШАТЬ МОЛЧА!!!

И наступила тишина…

Казидис обвел всех изумленным взглядом и спросил:

- Чего притихли?

- Ждем дальнейших указаний, - влезла я. – Ты так кричал, что мы подумали - тебя режут. Так вот, в связи с этим вопрос: хочешь мы сами тебя добьем?

- За что? – опешил Ник.

- Ну-у-у, - пустилась я в размышления. – Георгиос - за меня, Аристарх из милосердия, а я... я из принципа!

- Понятно, - кивнул мужчина. – Еще претензии будут?

- Безусловно, - обрадовалась я. – Как же без них! Например, ты ни разу на меня не посмотрел!

- Милая, - улыбнулся Никос улыбкой давно некормленого людоеда. – Если я буду на тебя смотреть, то обязательно захочу потрогать! – и протянул ко мне свои конечности - и нижние, и верхние.

- Ой, нет! Без рук! – строго предупредила я, перебираясь на колени к Йоргосу. – Мы тут не одни!

Георгиос перестал дышать и начал строить планы моего немедленного расчленения. Помешало ему только одно: невозможность по-тихому спрятать труп. Я ему помогать не собиралась и активно мешала, свернувшись у него на груди и ласково заглядывая в синие бешеные глаза. Начальник охраны застыл изваянием и не реагировал даже на щекотку кончиком косы.

- Не трогай его, - Никос ревниво снял меня с колен родственничка и попытался усадить на свои.

Я раскорячилась. Жить хотелось со страшной силой, причем, - желательно в своем собственном личном пространстве.

Пока мы боролись, словно два борца сумо на ринге, машина подъехала к ювелирному салону. Водитель открыл дверь. Потом немного подождал, потому что наружу никто не вышел. Спустя какое-то время сунул голову вовнутрь и был вовлечен в интересную и захватывающую игру «Поймай Джул и останься живым!».

Через некоторое время охранник с переднего сиденья заволновался и пошел проверить обстановку. Кому-то повезло: мужчина оказался профессионалом и вынимал из железного грота нас по одному. Правда, сделал один ма-аленький просчет – не изолировал друг от друга. Поэтому, когда мы оказались наружи, то продолжили эту завлекательную игру на тротуаре, активно вовлекая прохожих.



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться