Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 12

Глава 12

 

Меня ты можешь не любить, но накормить меня обязан!

 

 - НИКУСЯ! – раздался вопль самки койота на весь ресторан, где мы решили приземлить свои кости (это я) и успокоить нервы (это уже Георгиос). Нику вообще было все до лампочки, пока я позволяла на себя смотреть и не пинала его в голень, когда он пытался оставить на мне множественные дактилоскопические отпечатки пальцев.

- НИКУСЯ! ДОРОГОЙ! – теперь это уже был вопль раненого в задницу бизона.

Я уронила вилку, которой с аппетитом ковырялась в дарах моря, и завертела головой.

А кое-кто сильно сбледнул и попытался замаскироваться на скатерти.

К нашему столику приближалась томная шатенка ростом с баобаб и комплекцией кузнечика. Дама перескакивала столики, даже не замечая их, и уже заранее  распахивала объятия.

Поскольку дама выбрала конечным пунктом именно наш столик в углу, то я внезапно начала прозревать:

- «Никуся» - это ты?..

Казидис, не отрывая затравленного взгляда от дамы, как загнанный зверь, кивнул и еще раз попытался мимикрировать.

- Какие подробности можно узнать, просто разик пообедав в изысканном обществе! - фыркнула я, отбирая у Никоса вилку. Она ему все равно была не нужна. У него теперь будет занимательная встреча с прошлым, проблемы в настоящем и разбитые мечты в будущем. Тут уж не до еды.

- Я, пожалуй, пойду в бар, - сообщил нам Георгиос, быстро-быстро вставая и удаляясь чуть ли не по-пластунски.

- А мне нужно… - Аристарх тоже мечтал слинять, но не мог придумать причину.

- Попудрить носик? – милосердно помогла ему я.

- Да как-то так, - криво улыбнулся доктор и тоже мгновенно испарился.

Между Никосом и дамой осталось всего два столика.

- Сразу умрешь, - я кивнула на торнадо в обтягивающем скелет платье. – Или еще помучаешься? Предупреждаю сразу – добью из милосердия!

- Или… – Казидис уже справился с собой и начал излучать обычную самоуверенность. Видимо решил: два раза не убивают. Рано сделал выводы, поторопился... Это одна женщина два раза не убивает, а нас уже было двое…

- Нику-уся! – дама все же доскакала до нас и сейчас пыталась прижать моего так сказать жениха к так называемой груди. Вернее, к тому месту, на которое надевают бюстгальтер. Так вот: она его нацепила. Или приклеила!

- Василики, дорогая! – Ник решительно уклонился из смертоносного захвата и попытался поцеловать даме ручки. Этот карандаш в бархатном футляре повернулся ко мне задом (опознала только по отсутствию лица) и вместо руки подставила губы.

Меня передернуло – это ж как соску целовать, чистый силикон! Хотя... может, у Никоса до сих пор детство не закончилось? Нет, не думаю… плющит его сейчас не по-детски.

Я подавила стойкое желание всадить вилку в тыльную часть дамы. Остановила только боязнь порчи чужого имущество. Погнется ведь!

- Как я рада тебя видеть! – Василики просто выпрыгивала из платья и все норовила в выгодном ракурсе показать мужчине такие мослы, которые и собаке стыдно показывать. – Ты меня искал? Соскучился? Куда мы пойдем?

О как! Это уже интересно!

- А… - начал Ник.

- Скажи, какая прелесть мое платье! Я когда его увидела, то сразу подумала, как тебе оно должно понравиться! Правда же, дорогой?

- А… - еще одна безуспешная попытка вклиниться в сплошной поток словоизвержения.

- Конечно же, я немедленно купила эту милую вещичку и поехала сюда! Я же знала, что ты меня здесь обязательно ждешь, и я смогу тебе немедленно продемонстрировать, как я прекрасно выгляжу в этом ультрамодном туалете!

Девушка продолжила невинно щебетать, а я приближалась к тому моменту, когда совесть начинает закрывать глаза, а натура - подталкивать на противоправные действия. Вилка и задница Василики уже казались мне такими совместимыми!

- А…

И я больше не вынесла:

- А не заткнуться бы тебе, дорогая!

Василики подпрыгнула на мой рев и обернулась. Она только что обнаружила присутствие постороннего лица за столиком. И это лицо обедало с Никосом и было женского полу, по-крайней мере на это четко указывала грудь! И еще: это лицо отказывалось смотреть на ее задницу!

- Кто это? – сморщилась дама, но от Никоса не отлепилась. Наоборот, попыталась залезть на него, как на пальму.

Мужчина с усилием отцепил новоявленную мартышку и, удерживая на расстоянии, сообщил:

- Василики, я хочу представить тебе мою будущую жену…

- В смысле, меня ей? – вытаращилась дама, не понимая, как ее можно отвергнуть.

- В смысле - меня вам! - улыбнулась я. – Джул Смит – жертва произвола и невеста этого неандертальца.

- Вы? – захлопала густо накрашенными ресницами Василики. – А я?..

- А вас бортанули, - поставила я ее в известность.

- Это как? – дама упорно не хотела работать головой, зато отчаянно работала руками, цепляясь за Ника как за последний оплот генетического материала.

- Это когда вы за бортом, - пояснила я ей. – И ваша лодка уплыла.

- Без меня? – Вроде же не блондинка. Может, красится? – Это невозможно…

- Леди! – мое терпение уже закончилось. Не то чтобы мне был нужен Никос, но если уж мне досталось такое счастье, то я совершенно не собираюсь смотреть, как им пользуются другие. – Вам ничего не светит! Вы в пролете! Собрали свои мысли, если они у вас есть, и пошли на завоевание следующего мужика!

- Нику-у-уся... - дева явно отморозилась. Оттопырив и без того надутую губу, выдала: – Кто это? Почему она так разговаривает со мной? Что происходит?

Все! Я устала! Я злая и голодная! Мне нужно поесть! А эта дополнительная деталь интерьера портит мне пищеварение и аппетит!



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться