Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 17

Благими намерениями дорога вымощена в брак! Для кого-то это хуже, чем ад!

    

 

 

- Никос, станцуй! – услышала я, когда мы со свекровью приблизились к залу.

Помещение уже привели в порядок и мои художества закрасили. Я немного пострадала по этому поводу. Такое количество зрителей не увидело два прекрасных портрета. Потом пообещала себе: при первой возможности повторить уже в масле и залакировать. Чтоб отдирать было труднее!

Крики тем временем становились громче и настойчивее. И мне подумалось: может, я тут постою, лестницу поковыряю? Все вокруг знакомое, родное…

Но мама зорко бдила, стоя на страже! И легонько пнула меня... для ускорения. Правда, систему наведения отрегулировала. Так что я прямиком свалилась спелым фиником в руки мужу.

Весь из себя загадочный и в белом, Никос меня облапил и начал радовать, таинственно усмехаясь. Ну прям шкатулка с сюрпризом! Угумс. Нажимаешь на кнопку  - и вылетает монстрик.

Я обиделась. Тут может быть только один монстр – я! Остальные жалкие подражатели!

- Пойдем, сокровище мое, - прошептали мне на ушко и потащили.

Где логика? Я уж было собралась спросить, но тут до него самого доперло. Лишил девушку удовольствия! Поставил меня на белы ножки, схватил за бедную ручку и обнаружил:

- Где кольцо?

- Жарко же! – захлопала я на него ресницами и сделала губки "розочкой". Бутончиком.

- Вре-едина, - ласково попенял муж, срочно давая маме отмашку.

Через пару минут меня снова окольцевали и опять потащили.

- Если счас еще кто в меня чем-то кинет!.. – проорала я приглашенным. – ...То сам ляжет и закопается!

Понятливые гости вняли гласу рассудка.  Даже поздравлять нас перестали. Конечно, с чем там особенным поздравлять?! И главное, все как один начали сочувствовать Никосу. Честное слово!

Один даже шепотом сказал: «Я бы сам на такой женился!». Хотел, видимо, избавить родственника от худшей доли. Ага. Я та-а-ак ласково на него посмотрела, что мужик срочно передумал и пошел проветриваться к шампанскому.

Мы тоже пошли. На улицу. А там… Бедлам! Скажите мне, нафига выходить из дому, чтобы попасть в шатер? У меня чего-то в голове не срослось.

- Никос, - остановилась я. – Мы, что, начали разводить верблюдов? Зачем нам шатер?

- Для гостей! – беззаботно пояснил муж. Он, не останавливаясь, тащил меня между радостно аплодирующими  гостями (это те, кто еще не успел со мной близко познакомиться!) и быстро жующими (те, кто уже знал, как надо выживать).

- Тогда точно верблюды! – фыркнула я. – Судя по тому, как закусывают после того, как выпьют!

- Джул! – Никос остановился, повернул к себе и поцеловал. Медленно-медленно. Сладко и обжигающе. Потом оторвался, провел пальцем по губам и тихо спросил: - Тебе настолько плохо? Почему ты просто не можешь получить удовольствие?

Я насупилась. И что я ему скажу? – «Извини, дорогой, я на работе?!» Мра-а-ак!

- Мы куда-то шли? – я изобразила радостную улыбку и даже чмокнула его в щеку. Считай, пожертвовала от души по случаю праздника.

Сильные пальцы крепко ухватили мою ладонь. Ник расцвел и потащил меня дальше.

Огромный подсвеченный изнутри огнями шатер манил, хоть я и не отношу себя к категории романтических дурочек. Но даже тут я нашла свою ложку дегтя.

Слишком шумно – красочные фейерверки. Чрезмерно опасно - палящие в небо двустволки. (Йоргос особо отличился. Наверняка новобрачную мысленно расстреливал!) Пожароопасно - на столиках горели под прозрачными колпаками толстые парафиновые свечи.

Когда мы почти без приключений дошли до места (не считая того, что мое платье все время норовило загореться, и будь на моем месте обычный человек - давно пылал бы факелом)...

- Ты меня таким образом решил зажечь вместо новогодней елки? – полюбопытствовала я, в очередной раз избегая возгорания.

Тут меня опять поцеловали. Я по веским и вполне очевидным причинам сразу же замолкла и попыталась обвиться вокруг этого возбуждающего мужчины, тем не менее отчетливо понимая - беда! Меня положили на лопатки, как девочку-тинейджера! Конец карьеры, финита ля комедия! Я с пути соблазна уже ни за что не спрыгну.  Моя сила воли взяла… медовый месяц и уступила дорогужгучему любопытству. А когда я иду на поводу своего любопытства, следом всегда начинаются проблемы. Огромные.

Да, так вот, в шатре Никос усадил меня на помосте для новобрачных и громко сказал:

- Любимая! Этот танец на свадьбе обычно у нас танцует брат невесты. Но поскольку у тебя нет брата, и по моей вине сейчас здесь не присутствует никто из твоих родственников, я хочу первый танец вопреки всем обычаям станцевать для тебя сам.

Кивнул музыкантам, сбрасывая очередной безупречно-белый пиджак на стул и закатывая манжеты рукавов:

- Зейбекико.

И зазвучала музыка...

Кем я всегда видела Никоса? - Зажравшимся до потери разума богачом, бессердечной функцией обналичивания зарабатываемых денег, бессовестным  блудливым  дураком с раздутым самомнением. Здесь впервые был Никос-человек. Тот, кто держал на вытянутых руках свое сердце.

Я не знаю, как ему удалось, двигаясь под плавные звуки старинного греческого танца, руками, телом, ногами изобразить любовь. Какое коленце, кружение корпуса, движение предплечий или головы помогло ему в этом?.. Тайна. Загадка.

Но за время короткого танца Никос сумел поразить не только всех гостей, он сумел поразить меня. И то, что он отчаянно-смело показывал - при всех! - было однозначно, несомненно и удивительно.

Какая волшебная алхимия расплавила его ледяной кокон? Какая сила перетопила каменное сердце в огненный факел? - то ведает один только Бог.



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться