Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 19

Глава 19

 

Вас не любит начальство? Расслабьтесь и попытайтесь получить удовольствие!

 

Я стояла на высокой горе и смотрела вниз, на копошащихся людей. Особенно сильно меня интересовал один из них, с отрешенным лицом  сидевший в стороне, на нагретом солнцем камне, устало сгорбив плечи.

Почему мне не дает покоя мысль о нем? Что такое в Никосе, не дающее мне его забыть? Мои губы все еще хранят его тепло…

- Привет, сестренка! – сзади на плечи легли сильные руки старшего брата и немного помассировали основание крыльев.

- Привет, - улыбнулась я уголками губ, хоть он и не видел моего лица. – Как дела, Саш?

- Мои - нормально, - поведал брат, отвлекая мое внимание от людей. – А вот твои не очень…

- Что так? – равнодушно спросила я, не меняя позы. – Мне приготовили новое задание? Я готова.

- Скорее старое, - хмыкнул Саш. Высокий красивый шатен с золотистыми глазами, он знал, какое производит впечатление, но, казалось, не обращал на это никакого внимания. Белые одежды, сияющая броня, огненный меч – Сашиэль не без оснований считался одним из красивейших ангелов Божьих. Не то, что я… Ходячее недоразумение.

- Старое?.. – жгучего интереса во мне это заявление не вызвало. И вообще: тут со старшими не спорят.

- Да, - Саш кивнул в сторону людей. – Тебе придется вернуться к нему.

- К кому?! – я уже начинала подозревать колоссальную подлянку, но благоразумие верить отказывалось. Не может быть! Даже у НИХ не достанет столько издевательства!

- К твоему мужу, - спокойно объяснил брат.

НЕТ! Я развернулась, гася крик отчаяния.

- ОН. МНЕ. НЕ. МУЖ! – твердо отделяя слова для четкости сообщила я брату, но еще больше - в очередной раз убеждая себя.

- Муж, - сказал брат, как припечатал. Кротко напомнил: – Ваш брак освящен церковью и закреплен плотской близостью!

- На все вопросы я сказала вполне ясное и понятное  «Нет»! –  с внутренним торжеством  сообщила я братцу, лихорадочно придумывая причину категорического отказа от нового-старого задания.

Я НЕ СМОГУ! МНЕ ЭТО НЕ ПОД СИЛУ – ПРОЙТИ ПРЕДАТЕЛЬСТВО ЛЮБИМОГО ВТОРОЙ РАЗ!

-  А что ты сказала в глубине души?.. – на меня взглянули внимательные золотые глаза, в которых светилась многовековая мудрость. – Ты пыталась солгать в церкви! ТЫ! Да если бы я не вмешался, знаешь чем бы для тебя это кончилось?..

Я заткнулась, надулась и замкнулась. На секунду.

- И нечего было вмешиваться! – протест буром пер наружу, невзирая на лица и чины. – Сама не маленькая! Дали бы по… декору и все!

- ВСЕ?!! С ума сошла! – На небе срочно натянуло свинцовые тучи - брат начал метать громы и молнии. Рыба бы так икру метала! – Милая! ДА тебя бы испепелило на месте!

Люди внизу подняли голову и начали сматывать рыбацкое и пляжное снаряжение, тыкая пальцами в грозовые облака. К Никосу подлетел Георгиос и что-то эмоционально  изобразил руками. Казидис покачал головой и остался сидеть, не отрывая застывшего взгляда от морской дали.

Сердце сжалось и совершило скачок…

- Вряд ли испепелило. А вот неприятности... в первый раз что ли? – как можно спокойнее отозвалась я.

- Это уж точно! – хмыкнул Саш. – Чего стоит только твоя эскапада с крестоносцами! Надо ж было додуматься помыть их вином…

- Я дезинфицировала! – защитила я себя. – Они так воняли, а в пустыне вода на вес золота, пришлось импровизировать…

- Понятно, - закивал брат. И продолжил унизительный допрос: – Но зачем ты их раздела?

- Для принятия солнечных ванн! – отрезала я, не отрывая взгляда от Никоса. – И для загара!

- Именно поэтому они проснулись с незагоревшими фигами на обеих сторонах груди? – съязвил шатен.

- Это были символические крылья! – всерьез обиделась я. – Просто я плохо рисую!

- Конечно-конечно! – немедленно согласился Саш. Издевательски: – А Генриху Восьмому ты что посоветовала? Припоминаешь?..

- Я сказала, что от больной ноги и дурной головы хорошо помогает трепанация черепа. СВОЕГО! А не рубка голов женам, - пожала я плечами. Оправдываться можно, но бесполезно. – Кто ж знал, что он такой нервный!

- А ты такая добрая! – скептически поддержал меня брат. – Тебя просили тактично намекнуть Мессалине на недопустимость и распутность ее поведения, а ты…

- А я сказала - для того, чтобы держать ноги вместе, прекрасно помогает пояс верности. И продемонстрировала его устройство, - не сдавалась я.

- Пояс? – хитро улыбнулся брат.

- Ну, перепутала маленько, - неохотно призналась я. – Бывает… Это был строгий ошейник…

Дальше разговор затух, и я продолжила изучать Ника и препарировать свои чувства.

- И сейчас ты утверждаешь, что абсолютно равнодушна? -  спросил Саш, прижимая меня к своей широкой груди. – Джи, твое состояние вызывает у меня серьезные опасения, и я бы никогда не отпустил тебя. Но ТАМ… - он со значением  ткнул пальцем в небо. - ... Там считают, что ты не выполнила свое задание до конца, полностью, и поэтому должна вернуться. Второй шанс…

Я чуть не завыла. НЕ ХОЧУ! НЕ БУДУ!

- Модифицировать себя больше не дам! – заупрямилась я, с обидой накручивая на палец темно-каштановый локон.

- Тебе очень шло быть блондинкой, - многозначительно ухмыльнулся брат. И попал в цель. Я погналась за ним, чтобы дать увесистый подзатыльник.

Мы, хоть и были рождены с разницей в несколько веков, но были абсолютно похожи, словно две стороны одного целого. Ангельские близнецы. И такое бывает.



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться