Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 25

Глава 25

 

Если враг оказался вдруг и не враг и не друг, а глюк?

 

Примерно девять месяцев назад.

Тихо журчал кондиционер. Веяло легким ароматом кипариса и можжевельника. Йоргос с Никосом надирались в прихожей малой виллы в старогреческом стиле - с бордово-сине-золотой обивкой чехлов мебели и ламбрекенов, со стенами из облагороженного бело-серого камня и дощатым потолком. Шершавый пол, мощеный большими керамическими плитами под камень светло-бежевого цвета дарил ощущение объема и света, прохлады. По такому приятно в жару ходить босиком.

Два дивана в углу друг напротив друга. На них удобно расположились наши альфа-самцы. Между ними - прозрачный столик с подносом. Выпивки хватает - закуски... закуску гм, опустили. Видимо, убрали за ненадобностью.

Красивый беломраморный камин (с моей точки зрения - непонятно зачем, сибирских морозов тут отродясь не бывало) с мелкими чугунными скульптурами и парой фарфоровых блюд на полочке навевал умиротворение. По периметру неправильной пятиугольной комнаты - каменный же приступок, на котором наставлены редкие безделушки и одна красивая ваза с декоративными веточками.

Напротив, по правую сторону от входа,  древняя Эллада разгулялась вовсю. Полочки, ниши, этажерки - все со вкусом заставлено небольшими алебастровыми греческими статуями. К счастью, античных фигурок-копий было не так много, чтобы испортить впечатление. И что однозначно его поднимало - широкая витая деревянная лестница на второй этаж. Даже дышать с ней как-то легче.

Мы с ангелом-хранителем, верные принципу «Поймать и непущать», залегли на диванах греческой стороны, всегда готовые прийти на выручку пропащим душа... ой, то есть мужчинам.

Не насухую, само собой. С такими подшефными иначе не получится. Из-за тесной связи с Ником у нас с Хранителем проявлялись вовсю нетипичные для ангелов наклонности. Хоть мы, в общем, почти или даже совсем не пьянеем сами по себе и изначально не имеем любых порочных наклонностей - приобретая тесную связь со смертными, мы получаем от них и пагубные наклонности. А с ним и опьянение и тягу к различным стимуляторам и допингам, увы.

- Никос, я думаю, в пропаже твоей жены замешаны наши конкуренты! – тяжеловесно заявил мрачный Йоргос.

Мы с Вемулей подавились «Метаксой» и дружно закашлялись, ошарашенно переглядываясь. Нам нужно было причесать нервы после очередной эскапады неугомонного, клюнутого во все места грека.

- Ты чего, записку не могла оставить, прохиндейка с ножиком? – возмущенно икнула ангел-хранитель.

-  Писать было некогда и нечем! – стукнула я себя в грудь. – А на камнях выбивать слишком  долго!

- Почему ты так решил? – покрутил в пальцах ручку Никос, медленно обдумывая гипотезу своего силовика. В его глазах зажегся опасный огонек интереса.

- Ну, мы уже протралили все побережье, подключили водолазов… - осторожно начал Йоргос. - Никаких следов.

В глазах Никоса появилась боль, и я полезла погладить его по голове. Жалко, что никто в этот момент не отобрал у меня «Метаксу». Я нечаянно приласкала мужа  бутылкой по трудовому инструменту.

Мужчина покачнулся и схватился рукой за лоб.

- Может, уже хватит себя доводить! – взорвался Георгиос, заботливо поддерживая родственника и усаживая в кресло.

- Больше меня доводить некому, - тихо ответил Ник. Нервная судорога исказила его породистое лицо: – Джул исчезла…

Я прижала к груди коньяк:

- Лапочка моя, я ж всегда пожалуйста! Только намекни!

Намекнула мне Вемуля. По шее и ниже спины. В очередной раз. Похоже, это у нее начинает становиться дурной привычкой.

- Прекрати! – и ловко отобрала у меня емкость для расслабления. Отхлебнула оттуда сама: – Ему и без тебя хватит!

- А со мной было бы в самый раз! – надулась я, прикидывая, кого бы на угощение ограбить. О, не ограбить, неточно выразилась - ангелы только одалживают и реквизируют!

- То-то он еле выжил! – съехидничала ангел-хранитель, еще раз прикладываясь прямо к горлышку. Созналась: – Ух и всыплют мне по первое число за аморальное поведение! Но...  психика дороже!..

- Зато как закалился! – с гордостью за Никоса парировала я, поглядывая на двух атлетичных мужчин.

- Также мы обыскали все окрестные территории, - нейтрально продолжил Йоргос, шедро наливая Никосу «Chivas Regal». Деликатно напомнил: – И страну она точно не покидала. У меня остается только одно предположение - похищение…

- Думаешь, Ла Фой? Или Ставридис?.. – с нехорошей задумчивостью спросил Никос, крутя в руках невысокий пузатый стакан. Сузившимися глазами глянул в упор на брата. С нажимом: – Украл кто-то из них?..

Я подавилась. Живое воображение представило себе старого толстого греческого магната-конкурента, с отдышкой ползущего за мной с мешком с целью похитить. Да меня и красть бы не пришлось! Он бы меня просто животом в песок заутюжил! Намертво закатал под землю даже без катка асфальтоукладчика!

Нервы были на пределе, и я с горя вылакала виски Никоса через соломинку, потому что существует заповедь – «делиться», а Вемуля «Метаксу» бессовестно потребляла в одну хар… в одиночестве.

- Пора завязывать! – признался Казидис, ошарашенно разглядывая опустевшую без его помощи посуду. Даже пальцем в дно потыкал, Фома Неверующий.

- Давно пора! – охотно поддержал начальство Йоргос, наливая себе. – Начнешь прямо сейчас?

- Пожалуй, - и Никос решительно отодвинул от себя хрустальный стакан.

Пришлось охотиться за коньяком СБ-шника.

 – Но тогда почему они не предъявляют никаких требований? - продолжил рассуждения Казидис. - Очень глупо. Издеваются над ней? Надо мной?.. Чего-то ждут? Чего?.. Ясно же, как белый день - ради жены я пойду на любые уступки.  Из шкуры выпрыгну, чтобы ее освободить...



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться