Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 26

Глава 26

 

Женщины не размениваются – они дают сдачу!

 

- Рон, я хочу, чтобы ты… - расхаживала я по своему очищенному от следов вражеского нашествия кабинету. Переодевшись и приведя себя в порядок, я чувствовала себе более-менее прилично, хотя внутри копошился червячок сомнения - правильно ли я поступаю…  Благодаря открытому окну атмосфера офиса проветрилась от цветочных ароматов настолько, что стало возможным тут находиться и дышать.

В открытое окно ворвалась ария, спетая трио. Красивые мужские голоса с некоторой долей навязчивости повествовали:

- Песнь моя летит с мольбою

Тихо в час ночной...

Я поежилась. Кошачьи трели не умолкали - напротив, они разрастались, травмируя мои и соседские уши:

- В рощу легкою стопою

Ты приди, друг мой!  – арию поддержал слаженный оперный хор.

- Музыкально, даже слишком, - пробормотал Рон. Обратился ко мне: – Так что ты хотела?..

- Я хотела… - потрясла головой.

- ...Слышишь, в роще зазвучали

Песни соловья?.. - одиноко провыл какой-то мартовский кот, по которому плакало ведро холодной воды. Или кастрация.

В знак протеста я включила аудиосистему. Не помогло.

Нарастающее крещендо перебило и записи храмовых еврейских гимнов, и тяжелый рок «Раммштайна». С необыкновенной легкостью положив на лопатки «Du hast», на просторах Нью-Йорка неслось:

- ...Звуки их полны печали,

Молят за меня.                                                           

В них понятно все томленье,

Вся тоска любви, вся тоска любви…

- Да что такое! – взорвалась я, подскакивая к окну. И замерла.

На Таймс Сквер стояла красочная группа людей в маскарадных костюмах трубадуров и подняв лица вверх, старательно выводила поставленными голосами «Серенаду» Шуберта. Это было более чем возмутительно, потому что это безобразие возглавлял... кто бы вы думали -  Никос!

Я немедленно почувствовала в себе зверя – гигантского боевого хомячка! – и созрела для разъяснений. Потому что этот… этот Казановис... Козлиди… без названия мужчина поднял руку и дал отмашку:

- Ты приди скорей,

Ты приди скорей!

Приди скорей...

Джул! Джуд! Джул!

...!!! Жаль, что я не могу выказаться об этом вслух. Статус не позволяет.

- По-моему, кто-то не знает, как пользоваться телефоном! – в дверь опять заглянула Анна. – Но все та-ак романтично!

- Угу, - кивнула я головой, захлопывая окно. – Чрезвычайно! Продолжаем!

Как выяснилось, от зова пары сотен человек, усиленного микрофонами и колонками (и это я не считаю подпевающих зевак и просто сочувствующих!), даже звукоизолирующие стекла не спасают. Особенно, когда твое помещение заминировано ядреными цветочными запахами. Так что, увы, окна пришлось все же открыть.

Спустя час…

- Ты приди скорей,

Ты приди скорей!

Приди скорей...

Джул! Джуд! Джул! – орали в полицейский громкоговоритель.

- Музыкально... но громко! – отвлекся Рон от обсуждения насущных дел.

- Может, скинемся и подарим им айфон? – влетела в помещение Анна, держась за голову.

- Лучше связку боевых гранат! Вызови полицию! – рявкнула я, опуская жалюзи.

- Ты серьезно?! А через что, ты думаешь, они орут? – поморщилась моя «правая рука». – Все полицейские Манхеттена прониклись бедой твоего муж… муд... клиента и предоставили ему свою громкую связь! Теперь о тебе знают все! В пределах пары миль...  

Я молча ужаснулась.

Марча предложила:

- Давай им тоже что-то сделаем?

- Угу, - согласилась я. – Ошпарим! Продолжаем!

Через два часа…

- Ты приди скорей,

Ты приди скорей!

Приди скорей...

- Джул! Джуд! Джул! – скандировала вся площадь.

И почему мне запрещено пользоваться минометом?! Все равно разрушений от него меньше.

- Музыкально, но вразнобой, - флегматично заметил Рон, ковыряясь в ухе. Остальные посмотрели больными глазами, но оставили без комментариев.

- ВОТ!!! – в кабинет ворвалась Анна, держа в руках две коробки с сотовыми телефонами, распечатанные листки и свернутый лист ватмана под мышкой.

Одну дрожащей рукой протянула мне, другую обмотала резинкой, прикрепив распечатку и, подскочив к окну, открыла фрамугу и метнула вниз на небольшом парашютике. Потом развернула лист, на котором большими красными буквами было написано: «Пользуйтесь сотовой связью! Спасает жизнь!» и прилепила к окну клейкой лентой.

- Деньги за телефоны можете вычесть из моей зарплаты! – рыкнула темноволосая помощница, разворачиваясь на каблуках. – Мне уже все равно! Если они не заткнутся – меня посадят за убийство с отягчающими!

В Минотавра превратилась уже я!

Стравив пар ноздрями и ушами, я поправила вздыбленные космы, растопырила когти  и поскакала восстанавливать законную тишину и гражданскую справедливость.

Меня заносило на поворотах. От меня в ужасе шарахались люди. Не дожидаясь лифта, я сняла каблуки и  яростным торпедоносцем заскользила по лестнице, чуть ли не отрывая перила. Бойтесь, люди! Час моей мсти настал! Фурия на проводе!

Я вылетела на улицу через крутящуюся дверь, проболтавшись в ней три круга. Так разогналась. Пока наконец швейцар меня оттуда не выудил и не заорал:



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться