Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 27

Глава 27

 

Если ревность превращает мужей в Минотавров, то как назвать их жен?

 

- Джулиэн, ты можешь объяснить мне, что происходит? – задал резонный вопрос Грег, пока мы по-партизански пробирались офисными катакомбами к запасному выходу.

Высокий, хорошо сложенный представительный мужчина сорока лет никак не мог взять в толк - какого рожна мы маскируемся на местности. Еще больше его поражало и удивляло, что при каждом постороннем звуке я вздрагивала и чуть ли не залегала в окоп для оценки ситуации.

Мимолетная лукавая улыбка коснулась моих губ. И пропала, смытая тайной сердечной тоской.

- Тс-с-с! – прижала я палец к губам. – Тут случились непредвиденные обстоятельства…

Очень даже предвиденные, но еще более непредсказуемые! Эту бы энергию да в мирных целях! Облагодетельствовал бы весь мир! Вот только был бы мир ему за это благодарен? Сомневаюсь...

- Это связано со стихийной демонстрацией около твоего здания? – проявил некоторую догадливость Грег Лаваццо, мой деловой партнер и хороший друг. Правда, меня терзали смутные сомнения, что мы несколько по-разному понимаем значение слова «друг», но в подробности я предусмотрительно не вдавалась. Молчит - и ладно. Спасибо и на том.

- Н-ну-у... как-то так.

Мы достигли черного хода и мелкими перебежками добрались до его машины, по дороге расшугивая затаившихся при выходе курильщиков. Правда, я, опасаясь вражеских демаршей благоверного, настойчиво предлагала Грегу прогуляться пешком, на самом деле до ресторана через Централ парк от силы десять минут ходу, но на улице шел моросящий дождь и запал мой пропал втуне.  Я и сама вскоре согласилась, что бродить под дождем как-то... некомильфо. Да и статус не располагает.

Собственно говоря, сегодня обычный деловой обед грозил перейти в жестокую диету, а то и голодовку.  Поскольку в данный отрезок времени голову сверлила только одна мысль – где Никос? Где носит этого греческого Отелло? Нет! Еще вторая: после определения его месторасположения - установить дистанцию от потенциально опасного объекта как минимум в пару миль, а если максимум – то на другом континенте!

Наш обед был запланирован еще неделю назад в известном итальянском ресторане «Марэ» на углу 65 улицы и Парк авеню, куда можно попасть, только забронировав столик за неделю. Ресторан славился изысканной средиземноморской кухней с некоторой вольной примесью фьюжн и входил в десятку лучших в Нью-Йорке. Впрочем, Грег там был частым гостем и имел свою собственную постоянную бронь. Поэтому, зайдя в помещение и вдохнув обалденные ароматы, я расслабилась, предвкушая столь необходимый расслабляющий отдых, вкуснятину и приятную мирную беседу. Вряд ли нам смогут здесь помешать…

Как всегда, поторопилась! Ладно, не будем забегать вперед.

Ресторан встретил нас сиянием обширного навесного козырька и зеленью в больших ящиках. Декоративные подсолнухи сыто улыбались нам желтыми соцветиями из окон первого этажа. Привозные серебристые оливы и краснолистные сакуры в кадках приветливо шелестели листиками из-за ажурной металлической ограды. Миновав высокую деревянную дверь, обитую медными гвоздями и фигурками диковинных зверей,  мы попали в освещенный холл.

 Расторопный дядечка на входе просиял нам лучезарной фарфоровой улыбкой и любезно и даже с некоторой долей подобострастия проводил за наш столик.

Минуя черные мраморные колонны, я наслаждалась предвкушением будущей трапезы. Все мои неприятности вместе с тревогой о бедовом муженьке показались на тот момент далеко позади. Массивные  алые двухъярусные люстры округлой формы, инкрустированные не то камнем, не то перламутром, дарили покой и уют. Черно-белые фотографии с видами итальянских зданий и мостов и аляпистые картины художников-сюрреалистов давали отдых душе и радость глазам. Ярко подсвеченные шкафы с декоративными предметами кухонного быта средневековья и рядами винных бутылок придавали заведению старомодную, но такую милую сердцу солидность.

Мне по-джентельменски помогли сесть и вручили меню. Тут же подскочил юноша в униформе, состоящей из длинного изумрудного кафтана и полосатого зелено-алого передника,  и предложил нам карту вин.

Грег задумался над выбором, а я подняла глаза и… столкнулась с разъяренным взглядом Казидиса. Он откинулся спиной на обитый тканью желтый диванчик, положив одну руку на колено и скрывая за полуопущенными веками жажду убийства, горящую в темно-карих глазах. Два его спутника, посовещавшись между собой, отправились к стойке бара.

Вся будущая еда заранее встала колом у меня в глотке.   

- Что ты будешь пить, дорогая? – красивым звучным голосом спросил Грег, сидя спиной к источнику опасности, а потому ни о чем худом не подозревая. Голос Грега - его дар. Подозреваю, под воздействием его низких урчащих тонов не одна девушка пала к его ногам. Голос у него сказочно сексуальный.

В отличие от хозяина, который мне всегда казался несколько... пресноватым и скучным. Зато Грегу всегда можно верить и в своем поведении он предельно предсказуем. Не то, что некоторые...

- Все! – отреагировала я, пускаясь в тяжкие раздумья – бывают ли в браке отпуска и можно ли мое годовое отсутствие считать деловой командировкой?

- В смысле? – удивился симпатичный брюнет с итальянскими корнями.

Ну почему, почему не он мой муж?! Тихий, спокойный, выдержанный. Прямо идеал. А уж нервов сколько бы себе сэкономила - не передать!

 – Что ты подразумеваешь под «все»?..

- Все, что горит, - пояснила я, отводя взгляд от очень сердитого мужа и через силу улыбаясь Грегу. – А если это не горит, то пусть добавят водки!



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться