Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 31

Глава 31

 

Бери что дают, а то дадут еще больше!

 

- Всем лежать! – Пару ударов тараном - и, вздымая клубы пыли, железная дверь с грохотом рухнула на пол нашей камеры. К нам ворвались полицейские со щитами, в черном облачении и яркими надписями POLICE на груди. На спинах отчетливо просматривались таблички SWAT. Некоторые спецназовцы стискивали в руках Моссберги, другие - что-то еще, не менее смертоносное.

Мы (то есть обитатели пыточной) послушались и залегли. Видимые я и три громилы с руками за головой послушно растянулись лицом вниз на грязном полу. Йоргоса я перед тем оттащила в сторону, чтобы ему еще больше под горячую руку не досталось в неразберихе. И теперь прикрывала сбоку телохранителя своим хрупким организмом.

Невидимая Миокомсат тоже разлеглась, но с комфортом. Д евушка устроилась поперек лежащей троицы и, счастливо озирая доставшееся ей богатство, обсуждала вслух различные аспекты предстоящего воспитания.

- А вот ту симпатичную хромированную железочку я возьму на вооружение и обязательно испробую для поднятия боевого духа у себя и опускания чего-нить у вас...

Громилы панически вздрагивали и буйно радовались наставившему на нас оружие подразделению SWAT. Должно быть, полицейские спецназовцы решили - какие-то нынче похитители пошли странные… уж слишком счастливые и довольные фактом собственного захвата.

Вемуля свободно развалилась на освободившемся после Йоргоса хирургическом столе и показывала с комментариями Миокомсат все интересные приспособления на подносе, вызывая у воспитуемых еще больший озноб, а у наших спасателей - подсознательно обоснованную гордость. Слышать-то ее «сватовцы» наверняка не могли, зато что-то «такое» вполне ощущали!

- Руки вверх! – это выбили дверь в соседнюю камеру, где прохлаждался на полу бессознательный Никос.

Интересно, как они себе это представляют?..

Нет, ну я, конечно, могу сползать и положить лося Казидиса в виде указующего перста, но, боюсь, SWAT это категорически не понравится. И Георгиосу не понравится, потому что оставить раненого одного я не могу из человеколюбия, и тащить с собой - тоже, из него же.

- Это кто тут у нас есть? – в камеру заскочил бодрый невысокий человек с Зиг-Зауэром на бедре. Остальное, кроме роста, скрадывало облачение с бронежилетом и шлем с балаклавой.

Я еще немного отдохнула в обществе Йоргоса, пока компанию громил изучали в прицел ColtCAR-ов и М4. Но время шло. Хотя бандитов снабдили наручниками, нас все так же пристально изучали. И я поняла: или слишком много целей, или времени слишком мало! Пока до нас дойдет очередь, Йоргос точно окочурится, а мы рискуем умереть от жажды, голода или переохлаждения. Лишнее зачеркнуть.

Йоргос, кстати, немного порозовел и задышал уже без хрипов, что, несомненно, радовало. Значит, заживление внутренних повреждений идет полных ходом.

- Где моя жена?!! – к нам ворвался конвоируемый Никос и узрел дивную картину. Меня на фоне родственника. – Это как понимать?!!

Потом до него все же кое-что дошло. При виде окровавленного Йоргоса Ник сглотнул и одними глазами спросил: «Он выживет?»

«Да!» - так же безмолвно пообещала я.

Нас отвлекли.

- Бизнесмен Никос Казидис? – спросил низкорослик высоким голосом. – Заложник?..

- Да, - кивнул Ник, не спуская глаз с нашей сладкой парочки. Я поправила голову Георгиоса и сделала вид, что мы с мужем незнакомы.

Удивленный странной реакцией:

– Что, непохоже? - Казидис повернулся к обозленным полицейским, недружелюбно сверкавшим глазами из-под очков и через прицелы.

- Вы в слишком хорошей форме, - подозрительно заявил невысокий, еще раз пройдясь взглядом по Казидису сверху донизу. – Кто тут еще с вами из похищенных?

- Эти трое, - уверенно заявил муж, указывая на нас с телохранителем и на Вемулю. Той это не понравилось. Она скорчила недовольную физиономию и растворилась в воздухе.

Спецназ посчитал  - и у него не сошлось. Одного для полного счета не хватало.

Поняв, что сплоховал, Никос поправился:

- Извините! Наверно, последствия сотрясения мозга... Двое моих!

- Этих знаете? – кивнул невысокий на громил.

- Первый раз вижу, - как на духу, честно признался муж.

- Он знает вот этого! Близко! – ткнула я пальцем в побитого Йоргоса.

Тот подтвердил:

- Оу-у-у! - И все страшно обрадовались, что он еще в силах разговаривать!

Преступников запаковали в наручники и наконец-то увели. Миокомсат отправилась вместе с ними, энергично попрощавшись и сообщив, что она собирается работать «с огоньком» и «вставлять фитили». Под это жизнерадостное утверждение воспитуемые рванули вперед, как ненормальные, в надежде укрыться за крепкими полицейскими спинами и сбежать от неизбежного возмездия. Стало немножко обидно за наивность окружающих…

- Встать уже можно? – подала я голос с пола. – А то кое-кому здесь срочно нужна медицинская помощь…

- Конечно, - спокойно разрешил невысокий боец c микрофоном на ухе и стянул с головы… стянула с головы каску, очки и балаклаву. Оказывается, под маской и униформой успешно скрывалась яркая пепельная блондинка с короткой стрижкой. В меру худощавая, в меру накачанная, жилистая, с правильными чертами лица.

Особенно поразили живые зелено-серые глаза. Как правило, со временем у спецназовцев под тяжестью пережитого они выгорают, теряя задор и внутренний свет, а у нее вот не успели.

- Рыжая! – протянула мне руку коммандос.

- В смысле?! – насторожилась я. Потому как рыжеволосой она не выглядела ничуть.

- В смысле, еще со времен службы в армии я – Рыжая! – засмеялась девушка. – Хотели поименовать Лисой, но не срослось. Прозвали однажды Рыжей, прижилось, понравилось



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться