Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 38

Глава 38

Выход – это не там, где вход; это там, где свободно!

Наутро с «Лавсаиком» в руках в расширенном составе мы отправились искать знающую. Путь в сторону Силвер Лэйк, в окрестностях которого жила та самая Баи-ра, был не то чтобы долог, но довольно мучителен.

Я сделала несколько открытий. Во-первых - оказывается, в новом статусе я не люблю вертолетов! Укачивает.

Даже не так – убалтывает! Желудок энергично прыгает к виртуальному горлу и так же виртуально стремится стукнуть по мозгам, но чувствуется все достаточно реально и совсем по-настоящему тошнит.

Аластор заколебался держать около меня специальный пакет. Сказал - в следующий раз он мне его просто приклеит! Я в этом случае пообещала скатать пакет в трубочку и вставить… Демон извинился и снова собственноручно поухаживал за салатово-зеленой дамой.

Во-вторых - вместе со мной буквально через пять минут укачало и Ника. Естественно, если вспомнить «и в горе, и в радости» - то пусть тоже поучаствует! Я к нему прислонилась, и теперь мы зеленели вместе!

В результате мы вернулись на базу и стали добираться своим ходом... прошу прощения за уточнение - на автомобилях.

Четыре джипа сопровождения бодро пылили по асфальту спереди и сзади нашего авто. Глубоко задумавшийся Никос всю дорогу читал книгу «Лавсаика», рассеянно поглядывая в окно, будто не замечая природной красоты тех мест, через которые мы проезжали.

Угрюмый и раздраженный искуситель время от времени пытался пить мою  кровь если не в прямом, то переносном значении:

- Ну, и куда мы опять намылились?

Или:

- Джул, давай ты не будешь наивной девушкой и вспомнишь, что замужем за этим прожженным типом!

Последний шедевр демонской мысли:

- Если ты к нему вернешься, и он от тебя уйдет, то куда пойдешь ты?..

Ветер из открытого окна свистел в моих ушах, тоска Никоса едкой горечью выжигала сердце, а Йоргос и его женушка весело перешучивались на заднем сидении. Словом, жизнь, как всегда, била ключом.  По мне и больно.

Ко второй половине дня, отмахав около тысячи миль, мы приехали на место. Пока разыскивали человека, который сможет указать путь к нужной хижине, молодожены вместе с Никосом вышли размяться на берегу озера.

Днем было жарко. Жара еще не спала, и потому воды озера манили прохладой. Чета Колеттис, воспользовавшись моментом, с визгом и хохотом занырнула в чистые воды горного озера.

Ник остался курить на берегу, безучастно наблюдая за их купанием. Против обыкновения, на сей раз он оделся просто: темно-синие джинсы из числа ширпотреба - такие можно купить в любом супермаркете, тонкая черная трикотажная футболка со стилизованным растительным узором. Более утепленная джинсовая ветровка лежала в машине про запас. Вечера и ночи здесь сырые и холодные.

Да разве важно, во что одет человек? Гораздо важнее, как раздета его душа! А душа Ника сейчас истекала кровью. И мне было больно так же, как и ему. Мы связаны, а, значит, пройдем через все вместе, испытаем равную боль и равную радость, только я сильнее, а потому…

Вскоре отыскали проводника и поступила команда: «Едем!»

Очень быстро со свободным проездом возникли некоторые трудности. Машина Никоса, элегантная серебристая Аcura, оказалась неприспособленной к местным не то дорожкам, не то звериным тропам - иначе путь к хижине шаманки я и не берусь назвать.

Нам пришлось оставить машину с низкой посадкой вместе с частью сопровождения и пилить дальше: сначала по грунтовой дороге, а потом и пешком, по извилистой тропинке среди высоких елей.

Наконец мы с пятью телохранителями и проводником, включая Йоргоса и его жену, дотопали до нужного жилища. Оно удобно располагалось на вершине не очень крутого склона. Вокруг редкий еловый подлесок, кое-где разбавленный вкраплениями белоствольной березы с желтыми листиками-капельками.

Проводник и телохранители остались отдыхать в сторонке, а Ник аккуратно постучал в дверь приземистого одноэтажного деревянного дома с железной зеленой крышей и широким наружным дымоходом. Огороженная тесаными бревнами веранда с несколькими плетеными креслами-качалками ориентирована на запад.

 Посторонних тут, похоже, особо не боялись - хоть дверь и зарешечена, но наполовину стеклянная. Окна защищены внутри толстыми стальными решетками, но окошек много и они отнюдь не маленьких размеров. Снаружи предусмотрены крепкие надежные ставни. При такой продуманной архитектуре внутри дома будет всегда тепло и солнечно. 

Дверь открыла крепкая рослая женщина лет тридцати пяти или восьми. В высоких армейских ботинках, армейском камуфляжном костюме, волосы присобраны в хвост. Бросались в глаза ее шикарные смоляные пряди. Каждая толстая гладкая волосинка настолько черная, что чуточку отливает синевой. В густой гриве ни проблеска седины.

 В руках неординарной дамы карабин. Судя по моноголоидному разрезу глаз и определенной лунообразной форме лица - в женщине частично течет кровь коренных жителей Америки. Метиска.

Ник поднял глаза от бумажки:

- Миссис Баи-ра Иль-Лупар, Радость приносящая?..

Баи-ра обвела цепкими темными глазами, похожими на спелые вишни, всю честную  кампанию и указала головой Кристин:

- Заходи, милая. Рада тебя видеть.

На естественное движение мужчин повела ружьем:

- А вот вам сюда дороги НЕТ!

Через полчаса счастливая и разрумянившаяся Кристин вышла из дома шаманки, запихивая под футболку висящий на шее замшевый амулет-медальон в виде совы с меховой опушкой по краю.

- Теперь ты! - выглянувшая в просвет двери шаманка поманила Георгиоса. Тот вышел оттуда уже через десять минут с широким кожаным браслетом на левой руке, молчаливый и, несмотря на внешнюю непроницаемую невозмутимость, сильно озадаченный. По выражению его лица никогда не угадаешь, сколько явных и скрытых угроз и обещаний относительно своего поведения и совместного с Кристиной будущего он только что выслушал.



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться