Богатые тоже скачут, или где спит совесть

Глава 39

Глава 39

 

Разговор двух женщин – это монолог! Разговор двух злых женщин – ядерная война! Разговор двух  разъяренных женщин – маленький Армагеддон!

 

- Кто ты такая, чтобы пойти против меня?!! – ворвалась я за Баи-рой в дом. – Если я, карающий ангел, смогла простить - то почему ты не хочешь перешагнуть свою гордыню?

Женщина молчала, занимаясь своими домашними делами. Этакая почтенная индейская домохозяйка - в серо-коричнево-зеленом камуфляже, с настоящим десантным ножом в ножнах на поясе и в красно-белом полосатом фартуке. Черные волосы заплетены в длинную косу, на лбу лента с бисерной вышивкой. Ловкие смуглые пальцы ни минуту не простаивают без дела - режут, рубят, крошат, мнут тесто...

Под потолком привешены на балку пучки трав. Из щелей жалюзи - полоски розового света. Пахло домом, ароматным тушеным мясом и кукурузными лепешками. В сарае истошно мекала коза - не то попастись возжелала, не то недоена. А может, захотела пить, а вода в корытце кончилась...

От двери тянуло горьковатым утренним запахом осени с легким привкусом озерного тумана и хвои.

Я встала перед коренастой женщиной, распахнув крылья и застив ей обзор:

- Я знаю, что ты меня видишь!

- Вижу, - согласилась ТА САМАЯ ШАМАНКА. – Слышу и… боюсь.

- Меня? – оторопела я. Переспросила с небольшой долей растерянности: – Я что, такая страшная? Вообще-то я не кусаюсь... разве если только Аластора…

- Меня она тоже не кусает! Я специально не моюсь! – сунулся на кухню демон и огреб сковородкой по рогам. – Ой! Это неправильное использование адского инвентаря!

- Зато правильное направление для неправильного использования! – заявила Баи-ра, и я с ней была целиком солидарна.

- Злые вы! – обиделся демон, ёрнически стреляя выразительными глазёнками. – Я к вам со всей, понимаешь, бюрократической сущностью, вот, даже бумагу принес… много! А вы?.. Ничего-то вы не понимаете! – и ушел относить свою макулатуру обратно.

- Итак! – я снова вернулась к своему барану баранеющему во дворе: - МНЕ очень нужна твоя помощь!

- Моя помощь нужна многим, - дипломатично заметила шаманка, помешивая в котле аппетитное душистое варево - кажется, овощное рагу.

- А я вообще безвозмездно могу любую помощь оказать! – проявилась в воздухе морда демона, словно Чеширского кота.

- Молчать!!! – слаженно, на два голоса подали мы команду.

- Да молчу я, молчу! – заверил нас Аластор, получив в нос веником. Пробурчал:  – Это вам, мадам, потом зачтется, как вклад в отопительную систему!

- Что я должна сделать, чтобы ты мне помогла? – приступила я к делу, то есть взяла быка за рога, а Баи-ру за штаны.

- Девочки, - снова появился демон. – Я, конечно, могу и помолчать, но там ваш мужик пытается примерить на себя сан мученика и для этого тихо «отдает концы» и пробует «врезать дуба». Кстати, очень часто упоминает тебя, Джул, простым незатейливым ласковым словом.

- Никос! – выдохнула я и поскакала подстреленной козой.

Он уже сполз настолько, что не столько сидел, сколько валялся на траве. И он горел с температурой. На простуду из-за легкой одежды и малоподвижности на фоне сырого и довольно холодного по ночам осеннего горного климата наложилась аутоинтоксикация. Попросту говоря, без воды организм начал отравлять сам себя и пошли полегоньку отказывать почки.

Чудесно! Просто блеск! Лучше не бывает!

 «Спозаранку рано-рано тут сцепились два барана!» - или как там звучал тот детский стишок?! Один уперся рогом и хочет получить помощь, другая не собирается ее оказывать... а между ними я!

А эта полудохлая сволочь пялилась на меня... со словами:

- Джул... - и улыбалась! УЛЫБАЛАСЬ!!!

Я всхлипнула от обиды и несправедливости происходящего:

- Ник, не дури, вставай немедленно! Ник, срочно позвони Йоргосу! Нет, сразу Аристарху! НИК!!!

- Джул... как здорово, что ты пришла...

Глюконавт хренов! За что мне все это?! За что?!!  

Я еще раз присмотрелась повнимательней: сволочной недодемоненыш прав. Никос действительно сгорал. Стресс, длительное пренебрежение собой, внутренний отказ жить... Как же все хреново!

Я сидела и плакала, а муж меня утешал:

- Не плачь, Джул! Все будет хорошо. Ты получишь от меня свободу... не плачь!

Ой, какое клевое утешение! Прямо сейчас вся растаю от нечаянной радости!

Я всхлипнула:

- Молчи! И без тебя тошно! - зашла ему за спину и начала сцеживать все, что было у меня в сухом остатке - крохи того, что давало мне последнюю призрачную жизнь. Все пригодится, чтобы подпитать Ника.

Аластор тоже не сидел без дела - пошел бессовестно шантажировать крепко упершуюся шаманку. И не скажу, чтобы безуспешно. Как говорится, где ангел не поможет, там демон подсобит.

- Мадам! – сотворил демон из воздуха терновый букетик с лиловато-зеленым просверком чертополоха. – Разрешите преподнести вам в знак нашей дальнейшей продолжительной дружбы и сотрудничества!.. Потому что вы своим упрямством уморите этого еще более упрямого ангела – и за это вам мое гран мерси!

- Ты что плетешь, пятирукий? – презрительно сплюнула Баи-ра. Ощерилась:  – Мы никогда не будем сотрудничать! Я не по вашему ведомству!

- Будем! – убежденно сказал Аластор, прибавляя к букету кактус и плитку шоколада, произведенного в неизвестной стране в неопределенное время. – Вам сейчас удастся то, что не удалось самой Джул – вы отправите прямиком ко мне на родину Никоса Казидиса! А за ним, как нитка за иголкой, потащится и сама Джул, которая сейчас безуспешно пытается воскресить вот ЭТО, лежащее под вашими окнами. Так что примите мои поздравления и заверения глубочайшего почтения!



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться