Богатырская задача

Размер шрифта: - +

Богатырская задача

- Ты главное, Ваня, сначала его оглоушь, а потом веревками вяжи. Да гляди, шкуру не испорть! – староста похлопал богатыря по плечу. – А чтоб огнём не пыхал, вот тебе затычка надёжная.

- Я не Ваня, - буркнул молодец, кладя в сумку кляп и поправляя меч на поясе.

- Вот и я говорю, - не унимался староста, - не имя красит человека!

- Так зверюгу не убивать?

- Ни в коем случае! Он нам целёхонький нужен, - староста потряс в воздухе договором, - колдуну соседскому обещали.

Богатырь вздохнул. Плёвое дело оборачивалось непредвиденными хлопотами. Он кинул взгляд на упитанных селян и побрёл к Лысому холму.

 

Из пещеры раздавался храп.

- Эй, чудище, выходи на бой! – прокричал молодец, потрясая кладенцом.

Дракон высунул голову и прижал палец к губам:

- Тсс! Разбудишь! – он пугливо оглянулся и прошептал. – Может, сначала кофейку?

- Не откажусь, - пожал плечами богатырь. Жадные селяне его так и не накормили.

- Или чего покрепче? – подмигнул дракон.

- Нее… – вздохнул богатырь, – на работе не пью.

 

Просторная пещера сияла чистотой. Дракон усадил молодца за стол, поставил две фарфоровые чашки и серебряный кофейник, блюдо пышек и сахарницу с рафинадом.

- Хорошо устроился, Горыныч, - усмехнулся богатырь.

За пологом, отделяющим вторую комнату, храпело и ворочалось нечто громоздкое.

- Золотая клетка, - буркнул дракон. – Кстати, зовут меня Пламень, - он учтиво шаркнул лапой, но тут же затравленно покосился на шторку.

- Очень приятно, - молодец проследил за его взглядом, - а я Святосмысл.

Дракон прищурил глаз:

- Не Иван?

- Да вы сговорились, что ли?! – возмутился молодец.

- Шучу-шучу! - примирительно выставил лапы Пламень.

Они выпили кофе, разговорились о житье-бытье.

Дракон приобнял богатыря и прошептал на ухо:

- Развели тебя, Святик, селяне как дурачка ярмарочного.

Храп оборвался. Дракон вжал голову в плечи. За шторкой что-то всхлипнуло, пукнуло и опять захрапело.

Молодец помрачнел:

- Как так?!

- Не крал я дочку старостину, - выдохнул Пламень, - это приманка ихняя. Ты, значит, спасаешь, а потом её тебе сватают. Девок у них много народилось, не знают, куда пристроить.

- Я ж её даже не видел… - пробормотал молодец.

Дракон махнул лапой на бархатный полог.

- Так иди, полюбуйся.

В соседнем зале на парчовом покрывале заливисто храпела жирная деваха. Она лежала на спине, запрокинув голову. Пышная грудь вздымалась, как паровой поршень. Толстые короткие пальчики сжимали обглоданную куриную ножку, а с губ стекала карамельная струйка слюны. Дубовая кровать поскрипывала под тяжестью. Пол вокруг ложа был усеян остатками еды.

- Слегка... полновата, - богатырь смахнул пот со лба.

- «Слегка», - хмыкнул Пламень. – Староста для своей дони жратвы не жалеет, не успеваю подводы разгружать...

- Мы так не договаривались! - тряхнул кудрями Святосмысл.

- А ты внимательно бумаги читал? – Пламень усмехнулся и случайно звякнул стальной цепью. Только тут богатырь заметил, что дракон прикован к стене.

- Вот так-то, - подытожил Пламень, - я на те же грабли наступил. Теперь отдуваюсь.

- Так ты с ними заодно?! – возмутился молодец.

- Что ты, нет! – замахал лапами Пламень. – Меня даже не спрашивали, по башке дубиной огрели и тут же договор подсунули, - горючая слезища скользнула по чешуйчатой щеке.

Тем временем девица сладко потянулась, приоткрыла заплывшие поросячьи глазки и распахнула рот.

- Берегись! – пискнул дракон и прикрыл голову лапами.

По пещере прокатилась волна дикого рёва:

- Жра-а-ать!

Фарфоровые чашки звякнули и подскочили к краю стола.

 

Полночи селяне жались друг к другу, вздрагивая от звона стали, и крестились на сполохи зарницы. Старостиха свирепо зыркала на мужа: «Не переборщил ли?»

Бой прекратился только под утро.

Святосмысл сел на пол, утирая пот. Связанная девица злобно дёргалась рядом, безуспешно пытаясь выплюнуть кляп и перегрызть хитрые богатырские узлы.

Святосмысл подмигнул Пламеню:

- Надеюсь, ты-то свататься ко мне не будешь?

 

Когда на рассвете перепуганные и вооружённые топорами селяне сгрудились возле обугленного входа в пещеру, навстречу им, весело позвякивая разбитой цепью, выпорхнул счастливый Пламень, а на нём – оседлавший его богатырь. Под злобный вой старостиной дочки они заложили лихой вираж и исчезли в бирюзовом чистом небе.



Герман Эр

Отредактировано: 27.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: