Боги, дороги и рыжие неприятности

Размер шрифта: - +

Глава 13

— Оппа! А что с лицом? — вдруг ни с того ни с сего спросила Избранная.

Я ощупала щеку и поморщилась. Болеть не болело, но опять распухло и как-то гадко пекло изнутри. Может, на солнце обгорела? Такого со мной давно не случалось, но обычно мне и некогда мне было до полудня на солнцепеке спать.

— Да ладно, ерунда. Само пройдет, — я остановилась и придержала свою спутницу за рукав, — Постой, хоть тряпкой замотаю, чтоб на солнце не жарилось.

— Ну так от юбки кусок оторви, все равно под ней штаны, — предложила рыжая.

Я приподняла край подола и хмуро оглядела упомянутые штаны. Замша, из которой они были сделаны, на повязку явно не годилась. Жаль. С тяжелым сердцем я стянула юбку и взялась за нож.

— Ты прям как ногу себе отрезаешь, — по достоинству оценила мой кислый вид Избранная. — Ой, давай без драмы на ровном месте, а? Уродская же шмотка, ни стиля, ни фактуры. И вообще, ты же весна по цветотипу, какие могут быть оттенки красного? Все, режь уже быстрее, и пойдем!

— Хочешь, для тебя тоже кусок оторву? — как бы невзначай спросила я, примериваясь ножом к темно-алой ткани. — И с перевязкой тоже помогу, а то тебе ведь одной рукой неудобно будет.

— Не надо, — смутилась моя подопечная, быстро пряча за спину левую руку с весьма внушительным ожогом. — Это случайно вышло, честное слово!

Ну да, конечно случайно. А посоветуй я лизнуть топор, то доживать бы рыжей век с раздвоенным языком.

— Ты прямо как ниндзя! — хихикнула несостоявшаяся повелительница огня, пока я обматывала лицо длинной полосой ткани, оставля только узкую щель для глаз. Потом заметила, что шутки я не поняла и все же снизошла до объяснений: — Это вроде киллеров, только в Японии. Ну, типа гильдии тайных убийц. Они по ночам в дома забирались, по крышам прыгали, звездочками железными кидались и бомбочками с дымом, ну все такое. Вот. А чтоб ночью их не видно было, они в черном ходили и лица тряпками заматывали, прям как у тебя сейчас.

— Ага, у нас тоже есть такие убийцы, — понимающе кивнула я. — Вроде бы тайная гильдия, но все про них знают и даже детишки в них играют. Идем, на Привале наверняка найдется мазь от ожогов, заодно и «случайность» твою подлечим.

— Ща, я только сбегаю кое-куда, окей? — жалобно попросила Избранная, — Очень надо! Подожди, я быстро.

И, не дожидаясь ответа, скрылась за придорожными камнями. Останавливать ее я, понятное дело, не стала. Надо, так надо. Пока ждала, успела и сама сбегать по малой надобности, и дорогу наперед проверить, и по сторонам поглазеть, а рыжей все не было. Пришлось пару раз громко окликнуть ее по имени и только их Избранное Высочайшество соизволили появиться. К груди рыжая бережно прижимала что-то круглое, нежно-лиловое и очень пушистое.

— Посмотри, какая прелесть! — проворковала она, подходя ближе. Странное существо в ее руках молчало и даже не шевелилось, что для дикого животного было очень и очень странно, но рыжую это не капельки не смущало. Она сунула свою ношу мне чуть ли не в лицо и радостно прощебетала: — Такая милая, глазки как бусинки. Я назову ее Пушинка!

Тут я наконец-то рассмотрела эти самые глазки-бусинки и медленно попятилась от «зверюшки» подальше.

— И мне плевать, если это опасный хищник! — предупредила Избранная, по достоинству оценив мой маневр, — Я его оставляю и точка!

— Которого из них? — осторожно уточнила я, — Того, что подох давно, или того, что на нем поселился и жрет? Если второго, то учти, что споры вот-вот проклюнутся и будет у тебя не одна, а целых три колонии мясоедной плесени.

— Врешь и не краснеешь, — недоверчиво фыркнула эта любительница животных, — И не стыдно? Могла бы поумнее что приду…

И тут от «Пушинки» отвалился кусок и расплескался по дороге неопрятной кляксой. Повеяло липким душком застарелой мертвечины.

Пару мгновений Избранная просто таращилась на своего питомца, а потом завизжала так, что у меня уши заложило, забросила свою мерзкую ношу подальше и принялась лихорадочно оттирать руки снегом. Вид у нее при этом был настолько несчастный, что я благородно решила, что посмеюсь над ней как-нибудь потом. И даже кусок юбки ей дала, чтобы руки вытереть.

Путь мы продолжили в молчании. Рыжая хмурилась, и все время терла ладони о штаны, а я, почему-то, никак не могла согнать с лица безмятежную улыбку. Впрочем, не очень-то и старалась.

До Привала мы добрались, даже скорее, чем я думала. Но толку то? Встретили нас наглухо заколоченные ворота с криво намалеванным на них кругом. Ну вот, только этого нам не хватало!

— Стой, туда нельзя, — я ухватила шагнувшую было к воротам рыжую за рукав, и бесцеремонно оттащила подальше, — Запомни, если ворота заколочены, значит за ними не осталось никого живого. А если еще и знак вот такой стоит, то вообще все плохо.

— Там что, бешеные куры? — хихикнула моя легкомысленная спутница. — Этот знак больше на раздавленное яйцо похож, или на…

— Это круг, — резко оборвала я этот странный и неуместный приступ веселья, — и он означает, что те, за воротами, умерли от болезни и болезнь эта все еще там.

— Как такое может быть? — недоверчиво протянула Избранная, — Если никого живого нет, то… ой, нет! Там…

— Заразные мертвяки, — кивнула я и очень мрачным голосом добавила: — А теперь идем отсюда, пока они не вышли поглядеть, кто это тут расшумелся.

Вот и зачем я это сказала? Моя отважная спутница рванула прочь так, что я еле успела схватить ее за плечо и направить на нужную дорогу, и не остановилась, даже когда я раз сто повторила, что пошутила.



Анна А Князева

Отредактировано: 26.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться