Боги, дороги и рыжие неприятности

Размер шрифта: - +

Глава 18

— Ну и зачем было меня будить, — ворчала Избранная, пока мы месили грязный снег на обочине, обходя загородивший всю дорогу дом, — до ворот еще далеко, могли бы за это время выспаться.

— Если бы ты меньше возмущалась и больше смотрела по сторонам, то заметила бы, что пока мы идем ни одна из этих повозок и на волос не сдвинулась, — оборвала я поток причитаний. — Как по-твоему, что бы это могло значить?

— Что никто никуда не спешит, — фыркнула моя легкомысленная спутница, даже не задумываясь, — и только тебе, как всегда неймется.

— Может и не спешат, — легко согласилась я, — но больше похоже на то, что стража опять досмотр на воротах учинила, а раз так, то застряли бы мы здесь до завтрашнего утра, не меньше.

— И часто у вас вот это вот все? — полюбопытствовала рыжая, широким жестом обводя запруженную повозками дорогу.

— На других воротах сплошь и рядом, а на этих и не припомню, когда такое было, — призналась я и призадумалась: — Указ о досмотрах еще при моем дедушке приняли, когда беглые рабы зачастили к столичным мастерам метки сводить, да только стража Западных ворот всегда славилась умением вовремя закрыть глаза.

— Слушай, а пошли через другие ворота тогда? — быстро предложила Избранная, и вытянула шею, разглядывая собравшуюся у ворот толпу. — Может, сегодня только тут проверка. Просто, на всякий случай, мало ли что.

Почему-то мне очень не понравилось, как она это сказала. Слишком уж легкомысленно, что ли. Остановившись, я бесцеремонно ухватила свою спутницу за плечо и развернула к себе:

— Так, если ты что-то натворила, то лучше скажи прямо сейчас.

— Не, а че сразу натворила? — обиженно вскинулась она, спокойно встречая мой взгляд и даже не пытаясь вырваться. — Спросить уже нельзя? Нет, так нет.

— То есть ты просто так предложила полдня тащиться по бездорожью вдоль одной стены, потом еще столько же вдоль другой, — подозрительно уточнила я, — по колено в снегу, если повезет, а если нет, то и по пояс. На всякий случай, да?

— Ладно, признаю, что фигню сморозила, — легко согласилась Избранная самым что ни на есть невинным тоном. — Проехали. Мы дальше идем, или как?

Мне очень хотелось сказать «или как», оттащить рыжую за придорожный сугроб и макать головой в снег, пока не признается, что, во имя предков, она учудила на этот раз. К величайшему моему сожалению, проделать такое мне уже было не под силу, так что пришлось махнуть рукой и отправляться к толпе безлошадных, терпеливо ждущих досмотра в тени городской стены.

— … говорила тебе, дураку, нечего до последнего дня тянуть, так нет же! — голос этой невысокой худощавой женщины я услышала задолго до того, как разглядела ее саму. Тонкий и немного хриплый, он разносился на много шагов вокруг. Даже полусонные ящеры вздрагивали на особенно высоких нотах, а у меня сразу же разболелась голова.

— Ой, ну опять вы за свое, мама! — простонал ее спутник, нездорового вида юнец в легкомысленной лиловой шляпе с перьями. — А ведь вам не хуже меня известно, что приличные комнаты в столице мы позволить себе не можем. Прикажете ютиться по ночлежкам среди бродяг и воров?

— Как видно, сейчас нас окружают исключительно люди из достойнейших семей, благородные и кристально честные! — взвилась его родительница, переходя на визг, — Сейчас же, слышишь, немедленно пойди и узнай почему я, Рагнхильд Жемчужный Пояс, все еще мерзну за воротами среди отребья!

— Ах, мама, ну сколько можно? — отмахнулся юноша и страдальчески возвел глаза к хмурому зимнему небу, — Уверен, причина нисколько не изменилась с тех пор как я спрашивал в прошлый раз. Пока воры не будут пойманы, никто не войдет в город без самого тщательного досмотра.

— Мой милый Рерик, ты наивен как дитя! — от избытка чувств женщина совершенно по-простонародному всплеснула руками, — Нет, право же, в столь нелепые выдумки и дитя не поверит! Украсть кошелек у сборщика податей! Да разве нашелся бы глупец, способный на такое? Нет, я сейчас сама туда пойду, уж мне-то они не посмеют...

И эта женщина с самым мерзким голосом Империи, была права. Никому бы и в голову не пришло… и тут я поняла, кто вполне мог бы сотворить нечто подобное. Решив, что в случае чего потом извинюсь, я крепко ухватила Избранную за локоть, притянула к себе и тихонько прошипела, почти не размыкая губ:

— Когда скажу, ныряй под вон ту телегу и ползи. Встретимся на той стороне и…

— И только зря перепачкаетесь в дорожной грязи, — подхватил незнакомый мужской голос, — но потом вас все равно поймают и приведут ко мне. Возможно, даже немного покалечат, чтобы отбить охоту к бегству. Впрочем, вашим, с позволения сказать, нарядам в грязи самое место. Будь моя воля, это оскорбление хорошего вкуса уже горело бы на костре. Возможно, вместе со своим недостойным содержимым.

Я медленно обернулась. В паре шагов от нас брезгливо кривил тонкие губы лощеный красавчик в синем камзоле с серебряной капитанской бляхой на груди, а чуть подальше целых трое стражников нервно целились в нас из самострелов.

— Признаться, я и предположить не мог, что вы окажетесь настолько глупы, чтобы заявиться к воротам, — продолжал между тем этот ценитель красоты. — Впрочем, стоило бы предвидеть нечто подобное, ведь ваше деяние, несомненно, останется в истории как глупейшее преступление со времен становления Империи.

— Мы ничего не делали! — влезла рыжая прежде, чем я успела ее остановить.

— И слышать ничего не хочу, — лениво отмахнулся красавчик. — В послании ясно сказано: две молодые женщины в мужском платье, одна повыше и волосы имеет рыжие, манеры скверные, и, к тому же, нахальна без всякой меры, вторая же ростом поменьше, держится скромно, в обхождении учтива, во вранье искусна, волосы имеет светлые и лицо, тряпьем обмотанное. Сами посудите, даже если это и не вы, то похожи настолько, что было бы преступлением вас не задержать.



Анна А Князева

Отредактировано: 26.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться