Боги не играют по правилам

Font size: - +

Карантин

Да кто вообще читает мануал? Я дрожащими руками распаковал коробку, нацепил VR-шлем, запустил игру и выставил уровень сложности «эксперт» - условие теста. Никакого интерфейса, никаких сообщений – полное погружение.

* * *

Я толкнул тесные стены и узнал свое имя. «Гур» – с таким звуком треснул кокон. Мир поприветствовал меня. Я не возражал и вторым ударом проломил изнутри скорлупу яйца. Наверное, это было первым испытанием, выпавшим на мою долю. Грех жаловаться. Не пройди я его - не было бы всего остального.

Я не вдохнул свежего воздуха, не окунулся в теплый солнечный свет. Нет. На голову обрушился песок. Дышать стало нечем. Я попытался, но песчинки залезли в нос, в рот. Фыркнул, закашлялся. Кровь забурлила. Время стремительно уходило. Промедление – смерть. И тогда впервые я понял смысл жизни: карабкайся наверх или останешься под слоем песка. Я рванул что есть мочи. Греб ненавистный песок и толкал свое худое тело из последних сил, на последнем издыхании.

Оставалось чуть-чуть, но меня схватили за лапу и потащили назад. Так я узнал, что не один в этом мире, и познакомился с заклятым врагом – Красноглазым. Не знаю, как его звали на самом деле, но когда мы выбрались на поверхность и глотнули спасительного кислорода, я впервые увидел его. Это был еще тот урод: двухметровый кожистый червь с парой бесформенных ласт. Сморщенная лысая голова с дырками вместо носа, ушей и рта. Только глаза бессмысленно хлопали и щурились от палящего солнца. Ладно, чего креха таить, я выглядел так же. Только у моего будущего врага правый глаз был красным. Быть может, это я в толчее и спешке саданул ему, а может еще кто. Это не важно. Тогда я еще не знал, кто мы и что мы. Красноглазый тоже. Мы пискнули от радости и поползли в разные стороны.

Я остался один. Но ненадолго. Потыкавшись в валуны, попробовав на вкус камни и песок – больше в округе ничего не было – я пополз обратно, в надежде найти хоть что-нибудь съестное. Голод мучал не меньше палящего солнца, а в горле начиналась засуха. Тогда я впервые увидел богов в небе, и понял, что мне надо стать как они. Но как? Я – червь с ластами.

Размышления пришлось отложить: кто-то тяпнул меня за хвост. Я подскочил от неожиданности, развернулся и дал леща серому червю. Этот упырь выпустил мой хвост и застыл как статуя. Ну, я с другого ласта еще раз саданул по щам. Да смачно так, глист аж перевернулся. Казалось бы, мысль моя ясна: не тронь маленький хвост, с другой стороны он может быть гораздо больше. Но нет. Серый гад вывернулся и снова бросился в атаку. Я пропустил пару увесистых шлепков, и тут уже у меня вскипела кровь. Свернувшись в кольцо, я оттолкнулся ластами от земли и резко распрямился. Хвост, что плеть, стегнул серого по морде. Это его слегка отрезвило. Он попятился. А я разгоряченный бросился на него. Врезал ластом, вторым, вцепился в шею и стал рвать, как тряпку. Я уже праздновал победу, как что-то твердое ударило меня по голове. В глазах помутнело. В мозгах зашумело. Челюсти разжались. Не знаю, как этот гаденыш до такого додумался, но когда я взглянул сквозь мутную пелену на него, то заметил в ласте – камень. Да-да, камень. Эта тварь использовала оружие. Второй удар выбил у меня из глаз искры. Захотелось прилечь, отдохнуть. Но я знал: боги смотрят на меня. Если я хочу стать как они, если я хочу к ним, то не могу отступить. Иначе, зачем я здесь? Зачем выполз из недр земных?

Я увернулся, скрутился в кольцо – камень стукнул в скалу возле самого уха – и второй раз проделал свой коронный прием. Серый, похоже, ничему не научился. На этот раз я вложился в удар. Хвост не просто стегнул врага, он врезал ему так, что голова червя шмякнулась о валун и хрустнула как арбуз. Упырь квакнул и выпустил камень из ласты. Я схватил его оружие и добил врага двумя или тремя ударами. Где там упомнишь, когда кровь заливает глаза, ласты трясутся, а боги смотрят.

Но это был не конец. Я знал, что нужно сделать. Чувствовал, что нужно богам. Камнем я вспорол брюхо червя и достал лучезарный кусок плоти – сердце! Оно светило, словно маленькое солнце. Я поднял трофей, и боги радовались вместе со мной. Сердце принадлежало им. Я должен был принести его, но как? В себе! Я сжал его ластом и понял, что так не очень удобно брать предметы. Хорошо бы изменить его на что-то более подходящее. Например – боги мне подсказали – на руки!

Лучезарное сердце затряслось, забилось – я сильнее сжал его, и вспыхнул ослепительный свет. Когда я открыл глаза, вместо ласт у меня были руки с пятью пальцами. Я схватил камень, повертел. Так-то лучше.

За холмом блеснула вспышка – еще кто-то лишился сердца. И еще кто-то приобрел его, стал сильнее. Медлить нельзя. Все просто: или ты, или тебя. За поворотом блеснул свет. Мне туда. Хватаю камень поострее, и ползу, помогая себе руками.

Навстречу вывалился толстый червь, что тюлень, раза в два больше меня. Не моя весовая категория, но я не даю заднюю, иду на врага. Толстяк хрюкнул и ринулся навстречу. Как-то неуклюже, волнами: ласты шлепают, путаются. Я резво, как головастик, юркнул на открытую площадку, огляделся: тут подходящее место выпустить кишки толстопузу. Гигант бросился – я легко увернулся и с размаху завинтил камнем в висок. Такого он точно не ожидал. Впрочем, он даже не успел об этом подумать. И никогда уже не поймет свою ошибку: вес – не главное. Зато я усвоил урок и добыл еще одно сердце!

 

Вспоров брюхо жирдяю, сую руки в теплую дыру. Судорожно шарю там среди жира, крови и вонючих внутренностей. Вот оно! Хватаю твердый кристалл – сердце! Свет бьет в глаза, следом – тяжелый удар ласта. Качусь кубарем. Вскакиваю и вижу – вот сволочь! – мой трофей сжимает в лапах Красноглазый. Он засмеялся, глядя на меня: грязного, в песке, в крови и внутренностях толстяка. Так я познал горький урок: не обязательно самому трудиться, можно жить за чужой счет. Это был удар ниже пояса. Пришлось проглотить обиду и действовать.



Андрей Акулов

Edited: 22.12.2017

Add to Library


Complain