Боги не играют по правилам

Font size: - +

Барон Валлуг

 

Из будки выскочили два солдата, словно сторожевые псы. То ли они были братьями, то ли просто похожи, но оба смотрели на меня с выпученными глазами и одинаковыми озорными улыбками.

- Ну, кто ты? – спросил тот, что слева.

- Руг, - представился я.

- А кто ты? – сказал тот, что справа и открыл рот в ожидании правильного ответа.

- Ну, кто ты на самом деле? – пропел левый.

Они явно чего-то ждали, но я никак не мог взять в толк, что от меня хотят.

- Тут у нас недавно пролетал синий воробей, - сказал правый.

- А ты кто?

- Дохлый орел, - гордо молвил я.

Солдаты прыснули, что дети. Отсмеявшись, левый поднял шлагбаум, а правый сказал:

- Проходи, Дохлый орел.

И они снова залились смехом.

В имении барона Валлуга готовились к параду, или мне просто показалось. На плацу перед домом-крепостью маршировали стройные ряды копейщиков, ходили конные отряды. По отрывистому сигналу горна они перестраивались в боевые порядки, превращались в клин, в каре или шилтрон. Чуть в сторонке статные скакуны в попонах и перьях на головах гарцевали, кланялись, присаживаясь на одно колено. Было на что посмотреть.

Пройдя через три пропускных пункта, где меня записывали под именем Дохлый орел, я, наконец, попал в приемную. Оказывается, меня уже ждали.

- Агент, Дохлый орел, - сказал похожий на крота мужичек в строгом костюме, - прошу.

Он усадил меня на стул перед стеной, а сам сел в углу и приготовился записывать. Я пялился в пустую стену минут пять и не выдержал:

- Мне хотелось бы поговорить с…

Но тут стена жутко заскрипела и начала поворачиваться вокруг своей оси. За ней был огромный зал, где играла музыка и лился женский смех. Стена стала ко мне боком, и с противоположной стороны показался величественный золоченый трон с маленьким человечком. Он помахал рукой пирующим за богатыми столами и обернулся ко мне.

Это был плюгавый коротышка с прилизанными черными волосами, чисто выбритым подбородком и орлиным взглядом. Важный – этакий прыщ на заднице. Он глянул так, что я невольно вытянулся по стойке смирно. Стена встала на место.

- Кто не умеет веселиться, тот не умеет праздновать победу! – отчеканил барон Валлуг. – А тот, кто не умеет праздновать победу – не достоин ее!

Тут не поспоришь, решил я, но вслух ничего не сказал.

- Нам уже доложили, - продолжил он, - кто ты и что предлагаешь. Мы подумали над твоей идеей, и нашли ее весьма заманчивой. Только мы не верим ни тебе, ни этому прохвосту Эбену. Если он хочет играть открыто, пусть приводит армию, и мы раз и навсегда разберемся, кто хозяин Бангшира.

- Нет-нет, - возразил я, - вы же понимаете, что это невозможно. Барон Эбен не пойдет биться в чистое поле. Он знает, что вы гораздо сильнее.

- Да, этот трус будет прятаться за своего героя.

- Кракен сильнее Змея, и барон Эбен не прочь провести поединок до Великого праздника. Было бы гораздо лучше, - сказал я мягко, словно ребенку, - если бы мы устроили их встречу где-нибудь на нейтральных землях, но немножко изменили уговор…

- Я не спрашиваю совета у тебя, - перебил барон, - но, быть может, ты и прав – Кракен сильнее Змея. Поэтому мы не хотим посылать нашего героя одного. Пусть Эбен возьмет в подмогу кальмароголовому сотню самых лучших воинов, мы выставим столько же с нашим героем, и сойдемся в честном поединке.

- Поймите, - начал я с добродушной улыбкой на лице, - барон Эбен не хочет битвы. Лучшее, что можно сделать – устроить встречу героев и заманить Кракена в ловушку, где Змей разберется с ним тихо и бесшумно как настоящий охотник. По-другому сделки не будет. Никаких солдат. Только герои, я и два-три человека с каждой стороны.

- Какой от этого толк? – раздраженно бросил барон.

- Мы заранее соорудим куклу Змея, - подмигнул я, - и ваши люди будут нести ее к месту поединка, а настоящий Змей притаится в засаде. Я все подготовлю, и вашему герою останется только нанести решающий удар. Если что, я буду рядом и помогу.

Я так сладко улыбнулся от предвкушения того момента, когда я вырву сразу два сердца самых опасных героев, что барон невольно усмехнулся, но тут же вновь насупился и уставился куда-то в угол комнаты. Ну, не молодец ли я? Так все обстряпать!

Стаяла мертвая тишина. Но тут я услышал едва уловимое шуршание за стеной, будто чешуйки трутся о камни – медленно, лениво. Наконец, коротышка многозначительно чмокнул и сказал:

- В твоих словах есть смысл. Мы не доверяем тебе, но подумаем над твоим предложением. В любом случае, если мы решим пойти на такую хитрость, ты останешься в заложниках.

Вот те раз. Я не могу быть в заложниках одновременно у двух баронов. К тому же, мне нужно быть в самом центре событий, иначе все теряет смысл.

- Помилуйте… - взмолился я.

Но барон Валлуг перебил:

- Помилования просят преступники. Мы посоветуемся с генералами и дадим ответ через три дня. Можешь переночевать в замке. Тебя проводят.

Он взмахнул рукой – разговор окончен. Скрипнула стена и стала медленно поворачиваться обратно. Из щелей полилась музыка, смех и крики.

Молодой воин провел меня узкими коридорами на третий этаж и показал комнатушку: кровать и окно с решеткой – тюремная камера просторней. Вручив огарок свечи, солдат исчез, и я остался один. За окном было уже темно. Делать совершенно нечего. На пир меня не позвали. С чего бы это приглашать штатного шпиона Дохлого орла?

Я растянулся на жесткой постели и стал рассматривать причудливую пляску теней на потолке, раздумывая о последних событиях. Мой план так хорошо начался, а теперь летел ко всем чертям. Как я смогу отвертеться от желания обоих баронов взять меня в заложники?



Андрей Акулов

Edited: 22.12.2017

Add to Library


Complain