Боги не играют по правилам

Font size: - +

Где-то за пределами мира

Анька взвизгнула, захлопала в ладоши и хотела уже броситься ко мне на шею, но вовремя спохватилась: не стоит трогать человека в шлеме виртуальной реальности, особенно в таком.

- Ты чего там? – крикнул мой папа с кухни.

Худенькая, с короткими каштановыми волосами и карими глазами Анька запрыгнула обратно на стул и подобрала под себя ноги. На ней был синий халатик с цветущей сакурой.

- Виталий Борисович, Сашка прошел на следующий уровень!

- Ни свет ни заря, а они уже в свои игры, - пробурчала мама Ульяна Исааковна, шлепая в ванную.

- Да не ворчи ты, - вступился за нас отец, - сегодня же суббота, пусть молодежь повеселится.

- Пущай на субботник идут, - проворчала бабуля Октябрина Владленовна, пнув Стельку, путающуюся под ногами и тарахтевшую как трактор. – Нечего на диванах разлеживаться. Горшок на голову натянут и сидят. Эко вздумали. Вот мы в молодости…

Дальше было не разобрать: она скрылась на кухне. Анька махнула рукой и тихонько затворила дверь. Да, так мы и жили. Почти коммунальная квартира: папа, мама, бабка, я с подругой Анькой, да кошка Стелька, дворовой расцветки. Что поделать, суровые будни Мухосранска. Анька, конечно, не всегда ночевала, мы ведь только встречались, но она была членом семьи – мы вместе уже пять лет, аж с девятого класса. Да еще когда я в армии сапоги топтал, она уже была родной для моих стариков. Мы уже и пожениться думали, да все как-то откладывали. Ну, не в нашей же коммуналке потом жить.

В комнату вошел папа. У него был огромный волосатый живот, помятое подушкой лицо, бородавка на мясистом носу и прыщ на щеке. В руках он держал бутылку пива и сковороду со скворчащей яичницей. В глазах сверкали огни пятничного вечера.

- Дай-ка я посмотрю, чем вы тут занимаетесь, - проговорил он и плюхнулся в кресло. – Что это у тебя на голове, Сань?

Обычно нас не тревожат, и мы с Анькой живем своей жизнью, пересекаясь со стариками только на кухне. И именно сегодня, когда я получил долгожданную посылку, папа решил спрятаться от мамы и спокойно попить утром пивка. А как у нас часто бывает, где собираются трое – туда приходят остальные.

В комнату вошла мама с тарелкой хлопьев в молоке и уселась на диван. На голове у нее была копна выжженных химией светлых волос, сквозь которые пробивались отросшие черные корни. Щеки покрывал нездоровый румянец – следы вчерашних посиделок у старой подружки Аллы. Мама вздохнула и покачала головой, глядя на меня. А я, естественно, сидел в VR-шлеме, как истукан. На мониторе светился экран загрузки – красный портал в поле и надпись: «Боги не играют по правилам».

- Это новый шлем виртуальной реальности, - пояснила Анька, - помните, мы вам рассказывали…

- Помним-помним, - отмахнулся папа, - все уши прожужжали с этим шлемом.

- Ну, и чего мы тут собрались? – спросила Ульяна Исааковна. – Смотреть на заставку?

- Это загрузочный экран, - ответила Анька. – Сашка перешел на следующий уровень, надо немного подождать.

- Интересно, - сказал Виталий Борисович, жадно отхлебнув из бутылки.

- А ты уже с утра закладываешь за воротник?..

- Да не начинай ты.

Виталий Борисович обиженно отвернулся. Как говорится: вот и поговорили. Молчание затянулось. Анька поежилась на стуле от неловкости. Она обычно не встревала в споры и вела себя как мышка, но сейчас ее просто распирала радость за меня. И она не выдержала.

- По всему миру было разослано двадцать пять тысяч шлемов виртуальной реальности, - затараторила она. - Это совершенно новая разработка, где воспринимаемый мир не отличается от реальности: человек впадает в некое подобие транса, где игровая вселенная дополняется мозгом до полного соответствия нашему миру. Герой не видит разрывов между сценами игры, и время для него течет в обычном темпе. Это вроде как сон: за несколько реальных минут ему кажется, что прошел час. Так написано в инструкции. Память теряется, и, кажется, что человек заново родился, но при этом сохраняется моторная память и речь. Это будущее игровой индустрии – полное погружение. Сегодня утром началась Игра – все прошли карантин, где бились с ботами, и сейчас встретятся в поединке друг с другом. Миллионы людей следят за игроками. Если все пройдет благополучно, то…

- Саш… - позвала Ульяна Исааковна с опаской.

- Не трогайте его, - перебила Анька, - он ничего не слышит. И тут написано, что это опасно.

- Мне это не нравится, - сказала мама.

- Не боись, - махнул рукой Виталий Борисович, - все будет хорошо.

- Ты пива выпил, и тебе уже хорошо…

- Не волнуйтесь, - перебила Анька, - Сашка выйдет, когда закончится игра. Это так интересно! Представьте только, время для него идет как во сне – ему кажется, что он проживет целую жизнь! А на самом деле пройдет всего несколько часов.

- Ничего себе у вас игры, - сказала Ульяна Исааковна.

Ну, и как же без бабушки? Октябрина Владленовна зашла в комнату. Она привычно поджала тонкие синие губы и осмотрелась в поисках места. Сесть можно было на диван или на табурет. Но… ей должны были уступить место. Виталий Борисович пробурчал что-то с набитым яичницей ртом и пересел на диван. Октябрина Владленовна тут же заняла его место. Последней вошла Стелька и не долго думая примостилась у Аньки в ногах.

 И тут как назло загрузилась игра. Появился Сашка.

- Срань господня! – проскрипела бабуля. – Автор этого явно страдает какими-то извращениями.



Андрей Акулов

Edited: 22.12.2017

Add to Library


Complain