Боги не играют по правилам

Font size: - +

Один в поле воин

Уворачиваюсь от копья и бросаюсь в сторону к крайнему воину – рогатому пузану. Теперь солдаты выстроились в очередь ко мне. Давай, подходи по одному, каждому выдам на орехи. Руки прям горят, если не врежу кому – отвалятся. Нужно именно врезать, а не пустить кровь – накипело. Толстяк не успел достать меч, как получил апперкот в челюсть. Бить в кандалах – не с руки, не размахнешься, но можно приловчиться. Жирдяй только заморгал и придал лицу невинный вид, того и гляди разрыдается. Я добавил слева в ухо и пнул сапогом в пивной бурдюк – пузан засеменил ножками и завалился, подмяв под себя соседа.

Солдаты начали растягиваться в линию, окружая, но я опять выбрал крайнего – дылду в подшлемнике – и, нырнув под клинком, с размаху завинтил кулаком под глаз – воин поник. Побаловались – и хватит. Скидываю перчатки. Ловлю меч цепью – и всаживаю коготь в голубой глаз беззубому детине с соломенными волосами, глубоко, в самый мозг. Кручу, словно ножом в банке с холодцом, мешаю в кашу и отшвыриваю бедолагу к следующему болванчику – кривоногому коротышке с топором. Он и пискнуть не успел, как коготь разрезал горло от уха до уха.

Что-то азарт поутих у бугаев: топчутся, что обосравшись, глаза пучат на трупы товарищей. Те хрипят и брызжут кровью.

Глорд взревел и толкнул ошалелого от страха молодого воина.

- Вперед, паршивый трус!

Стриженый под горшок парень мешкал. Фласт пошел вперед, неистово вращая двуручным мечом – я попятился. Его дружки – Шаграг и Гмух – стали обходить по сторонам. Тем временем очухался пузан и дылда. Теперь второго шанса у вас не будет.

Молниеносно ныряю к Фласту, бью когтем в шею, но гаденыш успевает уклониться. Отпихиваю, кручусь волчком, – и ловлю цепью удар в спину от паршивого труса. Вот же негодник, чуть не стал героем. Одним движением вырываю трахею с мясом. Пузан уже тут как тут, с мечом над головой. Всаживаю повторно сапогом в пивной бурдюк – у жирдяя земля уходит из-под ног, и туша шмякается оземь, что мешок с консервными банками.

Делая шаг назад, проваливаю дылду и стремительно прыгаю вперед. Цепляю когтем за челюсть, что рыбу крючком, – и швыряю улов под ноги Шаграгу. Одноглазый спотыкается и летит прямо ко мне – ловлю голову сапогом и ухожу в сторону от размашистого удара Фласта. А вот и Глорд. Он бьет с короткого замаха, точно, сильно, как в мясной лавке. Принимаю цепью клинок, хватаю гнома за бороду, поднимаю – и кулаком в челюсть, да так, что полетели зубы. Это тебе авансом!

Что-то воины совсем расклеились: стонут, охают, плюются кровью. Хватит игр. Где мой меч? Нахожу Гмуха, и словно коршун иду в атаку. Лысый понял, что я за ним, замахнулся и ударил наискось – смотрю прямо в глаза говнюку и принимаю сталь когтем, сжимаю лезвие – крепко, словно кузнечными тисками. Гмух рванул – тщетно, держу мертвой хваткой.

Слева – пузан снова в седле. Вижу его, но как приятно наблюдать испуг в глазах ублюдка Гмуха. Успею еще увернуться… Толстяк тараном сбивает меня. Наваливается. Держит, не вырваться. Заигрался я, как бы не поплатиться. Машинально убираю голову, – и лезвие втыкается в землю у самого уха. Теперь полностью трезвею. Так недолго и слиться. Кручусь ужом, пытаясь скинуть тушу и краем глаза вижу, как приближается нечто большое темное. В следующий миг голова содрогается от тяжелого удара. На мгновение заходит солнце, челюсть немеет, рот заполняет кровь. Предмет определяю по мимолетному запаху – сапог.

Изгибаюсь дугой и перекатываюсь на пузана. Теперь я сверху, детка. Но ненадолго – снова кручусь, закрываясь им как щитом от двух или трех ударов. Толстяк воет, корчится от такой порки железными розгами. Мелькает белая заплывшая жиром шея, – и коготь делает свое дело. Кровь брызжет в лицо. Отплевываясь, скидываю тело и мгновенно встаю на ноги.

Ну, что, братцы-кролики, потанцуем? Фласт фыркнул и стал обходить слева. Шаграг – справа. Гмух хрюкнул и завертел над головой моим мечом. Моим! Глорд сжался пружиной, готовый прыгнуть в любую секунду. Я не заставил себя ждать и пошел вперед, прямо на Гмуха. Он сделал выпад – я отпрянул, кончик клинка просвистел у самого носа. Смерть все ближе и ближе. Коротышка Глорд не выдержал и прыгнул – я навстречу. Занырнул под руку и поймал на крючок рыбку, подсек – и на берег. Гном взвыл. Его верные друзья разом пошли в атаку.

Прыгаю, словно пантера в цирке: Гмуху подрезаю сухожилия на запястье, перехватываю меч, острие всаживаю в лицо Шаграгу – входит как в масло, – вырываю, швыряю в шею Фласту, – и твердо встаю на ноги. Ап! Враги падают на землю, корчатся, верещат. Завоняло дерьмом.

Я не стал мешкать, избавился от кандалов, добил раненых и двинулся в сторону стоянки Валлуга. К Эбену теперь нельзя. Что я ему скажу? Впрочем, это уже не важно. Надо найти Змея и держаться его. Еще ничего не потеряно. Встреча еще может состояться. Я должен заполучить эти сердца!



Андрей Акулов

Edited: 22.12.2017

Add to Library


Complain