Боги Жаждут (добавлена глава 12 - Финал)

Размер шрифта: - +

Глава 6. Цена Свободы

Острие остановилось всего в паре пальцев от моего глаза. Пришлось направить больше силы в замерцавший воздушный щит и лишь после повернуть потоки Вечного Океана в сторону быстро опускающейся двери. Магические течения мощным тараном ударили в песок возле врат, так как те, судя по тому с какой легкостью они прежде отразили мое заклятие, были защищены от чар. Вверх взметнулись перекрученные, обугливающиеся от переполняющей их изнутри мощи, песчаные цепи и на лету застывая черными шипами, вонзились с старое дерево, не давая отсечь рабский загон от арены.

За первый выстрелом последовали остальные. Костяные оголовки стрел вонзились в сгустившийся на их пути воздух, когда стоящие на смотровой рампе лучники дружно спустили тетивы. Пока эти укусы не причиняли мне неудобств и пусть все пошло несколько иначе, чем хотелось бы, упускать момент было нельзя.

Я вновь ухватил рукоять фламберга, без особого труда взмахнув им, заставляя стоявших стражей попятиться, выставив перед собой свое длинное шипастое оружие. Они были привычные к подобным происшествиям и потому в их глазах не читалось ни страха, ни растерянности. Напротив, отряд очень быстро стал отступать к ведущей вверх лестнице, надеясь запереть нас в бойцовой яме, дав возможность зазубренным калечащим стрелам и магии усмирить непокорных наглецов, раз уж разделить не получилось. Кира, чьи оковы уже пылали белым пламенем, обжигая дико кричавшего от боли паренька, они отпустили, не в силах выдержать исходивший от того жар.

– Подпорки не выдержат! – Вел бросился к двери, из-под которой, на ходу поднимая оружие, уже вылетал Альманзор, с ходу врезаясь в самого крупного из стражей, того самого, что ударил его по лицу. Следом проскочили трое молчаливых, облаченных в кожу, меченых кровью, чьи имена я так и не узнал. – Баал помоги!

Мой друг подставил свои не слишком-то широкие плечи под неумолимо опускающуюся дверь, которая толи своей тяжестью, толи рунами, наложенными на неё, начала крошить созданные мною магические шипы.

Прелат, с тремя слугами падшего, пока вполне справлялся сам, а потому я поспешил на помощь к Велизарию. Тот уже почти по щиколотку вошел в кровавое месиво из песка и грязи под ногами, а по торчащему из его руки заговорённому стальному клыку чиркнула костяная стрела.

Пришлось приложить немалые усилия, дабы накинуть купол на всю арену, иначе та вскоре превратилась бы в бойню, так как с расстояния меньше десяти шагов не попасть в цель мог только слепой. Хвала Кхулосу, хотя бы о магии пока не приходилось беспокоиться. Защитные обереги, что охраняли зрителей от моих чар, столь же успешно блокировали и все, что пытались обрушить на нас колдуны сверху. Видимо это было сделано, дабы никто из игроков не мог сжульничать и втихую подсобить тому, на кого поставил.

Острые оголовки, до сих пор парившие вокруг меня, бессильно упали вниз, а над нашими головами разлились белесые волны колдовского тумана. Брат снова поменял мое заклятие и хотя часть стрел все же проскальзывала на арену, большая часть из них, словно отброшенная незримым ураганом, крутясь уносилась в толпу зевак и нет нет, да и находила своим жалом очередного неудачника. Часть зрителей попятилась, но остальные продолжали, весело переругиваясь, обсуждать нежданно случившееся веселье, даже и не думая отходить от края.

С натугой выговаривая слова, сотворенные чары требовали немало энергии, я прохрипел в темноту рабского загона:

– Высечи из оков братие! – меня терзали опасения, что слова, испятнанные временем за пределами смертной реальности, могут просто не понять, а потому я бросил внутрь каземата свой меч, а освободившейся же рукой подхватил тяжёлую створку. – Пора выринуться с нырища, а после и града сего!

К счастью, Нарсес не нужны были разговоры, чтобы понять мой жест и он, на лету подхватив клинок, с ходу принялся рубить оковы на шеях рабов. Почти сразу же выяснилось, что далеко не все только обретшие свободу, так уж рвутся её отстоять в бою.

– Проклятие, кажется эти ублюдки и не думают браться за оружие. – послышался немного растерянный голос меченого кровью, который даже опустил руки, видя, что только что освобожденные им продолжают оставаться недвижимы. Они лишь злобно зыркали на него, словно в руках Нарсеса был кнут, гуляющий по их спинам.

– Ну, раз мы уже ввязались в драку, то отступать поздно. Рубай колодки, на ком успеешь, а дальше …

Вел не успел договорить, как вдруг несколько, только что освобожденных рабов, широко раскрыв рты и быстро дыша, рванулись мимо нас на арену, попутно хватая все ещё валявшееся там оружие. Спустя мгновение за ним последовали ещё трое. Движения их казались немного дергаными, неестественными.

– Не останавливайся, меченый. – проскрежетал голос Ютара, звучавший так, словно тот поднимал гору.

Его волосы встопорщились пуще прежнего, а из уголков его полубезумных глаз текли кровавые слезы. Волны магии, разливавшиеся в тонком мире, окатили меня и в каждом их отзвуке я слышал шепот разума своего собрата, захватившего мысли безучастных к своей жизни рабов. Ему приходилось выбирать самых сильных, но не шибко умных, чтобы суметь контролировать их тела. Честно признаться, это впечатляло, я никогда не подозревал в нем подобных талантов. Одно дело украсть чужие мысли, но совсем другое - подчинить чье-то сознание.

Мимо пробегали изможденные люди, коренастые полукровки бьерины, жутковатые дзуры и даже непонятно как попавший в рабство дракал, чьи переломанные крылья бессильно волочились по грязи за ним. Видимо Ютар очень хотел выбраться отсюда и едва с него пали колдовские оковы, тут же впился клыками своей воли в надломленный разум окружавших его рабов, заставляя тех броситься в битву.



Последний Эон

Отредактировано: 21.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться