Богиня не может ошибаться

Продолжение - 4

Глава 24

  

  

   - Самая страшная угроза Вашей стране, кроме внешних врагов - это засуха и неурожай, - продолжила Росета. Ингор резко отвернулся от нее, его зубы так сжались, что на щеках проступили желваки. Было заметно, что эта тема для него крайне тяжела.

   - Я думаю об этом постоянно, наконец, сказал он. - Но то, что от меня требует гильдия магов взамен на свою помощь, для меня неприемлимо. Я никогда неподпишу тот указ, который они требуют. Никогда! - твердо повторил Ингор.

   Росета что-то слышала о стычках и прениях, что возникли между молодым королем и господином Грийоном, возглавляющим гильдию магов, и носящим титул Архимага. Отец, Росеты предостерегал дочь, чтобы она старалась не вставать на пути этого человека. Слухи о злопамятности которого, уже давно вышли за пределы королевства.

   У короля был целый штат магов, выполняющий различные поручения, например, именно они расследовали причины смерти старого короля и старшего брата Ингора, выполняли маги и множество работ по обеспечению комфортного проживания короля и самых близких его приближенных. Разумеется, эти маги, как и все подданные Ингора, были обязаны подчиняться в первую очередь ему, но так ли это было на самом деле, никто не знал. Вполне можно было предположить, что эти маги являются, в первую очередь, соглядатаями Грийона.

   - Нужно всего лишь тридцать магов-воздушников, - неуверенно стала объяснять, - и урожай в одной из частей страны будет обеспечен.

   - Да, я знаю, - с какими-то горькими нотками в голосе, ответил Ингор, - вот только где их взять? Архимаг отказывается прислать мне даже пятерых, не говоря уже о тридцати.

   Об этом Росета не знала. Она была полностью уверена, что как только она объяснит Ингору проблему (Росета, не сомневалась, что только она одна ее видела, понимала и знала, как решить), он удивится ее прозорливости, а она будет втайне гордиться собой, до чего же она умная и дальновидная. То, что эта проблема не решалась из-за откровенного сопротивления и даже саботажа магов, она не предполагала. Росета закусила губу, несколько минут обдумывая, как обойти это неожиданное препятствие, а потом решительно предложила:

   - Иногда, по какой-то причине, маги изгоняют из гильдии некоторых своих членов, запретив им использовать свои магические способности под угрозой лишения дара. Эта угроза очень действенна, поскольку для магов это сродни смерти. Можно разыскать этих изгоев и предложить им работу и, разумеется, защиту от гнева де Грийона.

   - Это невозможно, - отрицательно покачал головой Ингор. - Мой отец подписал указ или лучше сказать соглашение с гильдией, по которому магов не могут принимать на работу, минуя гильдию. Когда-то это казалось разумным, - объяснял Ингор, - мало ли кто мог их нанять на работу, и мало ли какую работу им могли предложить. Это было вопросом безопасности государства, и, насколько я знаю, маги были лояльны к королю. Но сейчас Архимаг требует изменить то соглашение, требует... - Ингор взглянул на Росету и резко прервав самого себя, попытался перевести разговор на другую тему:

    - Вы просто невероятно похорошели!

   Росета досадливо отмахнулась:

   - Вы меня сбиваете с мысли, - Ингор засмеялся.

   - Я делаю это умышленно, чтобы Вы больше не осыпали меня упреками, какой я плохой правитель.

   Его слова страшно удивили Росету.

   - Я Вас не понимаю, - честно сказала она. - По-моему, если ясно видеть проблему с ней намного легче бороться.

   - Это так, - тоскливо подтвердил он, - но я уже устал от проблем. Они, словно снежный ком летят со всех сторон, и уже не знаешь, как с ними справляться.

   Было понятно, что разговор о противостоянии короны и гильдии магов Ингору тяжел и неприятен, но Росету это не остановило.

   - Вы уверены, что трехлетняя засуха - это исключительно природный катаклизм? Что если, Ваша доблестная гильдия магов этому активно способствует, вынуждая принять Вас, их условия? Например, Ваш начальник Тайной службы, обратил внимание на необыкновенное оживление передвижения магов в засушливые районы весной, когда обычно выпадает наибольшее количество осадков. Ингор, если эти подозрения верны, то речь уже идет о Государственной измене, и тогда у Вас развязаны руки, для принятия любых мер, в том числе ареста Архимага! - при этих словах, Ингор хотел что-то сказать, скорее всего, возразить, но потом передумал, однако в его глазах зажглись немного насмешливые огоньки. - Понимаю, - страстно продолжала Росета, - этот вопрос очень сложен, и решать его надо очень осторожно. Но все равно, - уверенно продолжала она, - этот вопрос настолько назрел, что уйти от его решения это все равно, что погубить страну и народ.

   - Вы даже не представляете, насколько сложен, - медленно сказал Ингор, было заметно, что он колеблется говорить или нет, внимательно посмотрел на Росету и вдруг решился.

   - После похорон, когда я немного пришел в себя, я захотел просмотреть личные бумаги отца. Я подумал, что его личные заметки, которые он вел, помогут мне определиться с расстановкой сил. Я надеялся, что подсказки отца помогут мне избежать ошибок. Надеялся, найти подсказки, что помогли бы мне понять кто мой друг, а кто враг. Личные бумаги отца были защищены магически, это меня не беспокоило. Ведь понятно, кто накладывал защиту, тот ее может и снять. Однако, когда маг начал вскрывать тайник, все бумаги, документы, записи, сгорели, за секунду превратившись в пепел. Маг, каялся, что совершил непростительную ошибку, говорил, что готов понести любое наказание и смотрел на меня виноватыми глазами. Вот только я знал, что он извиняется не за свою ошибку, а за то, что был вынужден так поступить.



Раиса Борисовна Николаева

Отредактировано: 22.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться