Богомирец

8.3

***  

С Костей они дружили месяца два. Было немало дней, оставивших воспоминания, но два из них, которые тогда казались неважными, наполненными будничной болтовней, что забывается быстро, эти дни вдруг обнялись и  выстрелили в памяти пушечным залпом  и оглушили, заставили потерять сон.

В одно из воскресений стало скучно ещё утром, и Марина позвонила Косте, напросилась на компанию:

– Можно я с вами побуду до вечера?

– А ты кофе варить и бутерброды делать умеешь? – строго спросил Костя.

– Нет, но я быстро учусь…

– Тогда бери ковёр-самолёт и прилетай.

Она быстро собралась, по дороге накупила снеди для перекуса и поехала в лофт-цех. Там её встретил Слава, забрал пакеты и предупредил:

– Костян у нас сегодня – спящая красавица, не буди его поцелуями: он спасает параллельную вселенную.

Марина фыркнула. Костя что-то говорил про нейронное тестирование игры. Грезил искусственным интеллектом со школы, и едва появилась возможность, принялся ревностно реализовать мечту. Здесь, в лофт-цехе, никто ему не мешал, не сбивал с боевого настроя, тем более что свою работу успевал делать. Но Марина никогда не видела, как он тестирует игру. «Велком!» – Слава протянул руку с пакетом в сторону кабинета, а сам ушёл отнести продукты на кухню.

Костя лежал на кушетке с приподнятым изголовьем. На голове был надет шлем, а от него тянулись провода к компьютеру с тремя мониторами. На шаги девушки и «Привет!» не отреагировал. Просили не беспокоить – значит, не будет, Марина поборола искушение погладить руку, безвольно лежащую вдоль тела, и подошла к мониторам. На том, что был слева, мелькали неразборчивая латиница на чёрном фоне. На правом мониторе мерцала подвижная сетка с ярко-синим рисунком, похожим на паутину. Приглядевшись, Марина заметила: медленно, то тут, то там, появляются отростки, они тянутся в пространство, некоторые соединяются и дают новую связь.

На центральном мониторе изображалось «Странномирье», готовая первая часть – детинец с кремлём в центре и разными локациями по периметру. Картинка двигалась и, кажется, причиной тому был воин, над которым горели красным две перекрещенные линии. В зависимости от движений персонажа точка перемещалась вверх-вниз или вправо-влево по этой системе координат.

Марина уселась на стул перед мониторами и некоторое время наблюдала за тем, как воин выполняет мелкие квесты. Через полчаса надоело, посмотрела на Костю: он по-прежнему лежал неподвижно,– вздохнула и пошла варить кофе себе и Славе.

Тот был занят обычным делом: рисовал на планшете, установленном на специальной подставке.

– Что ты рисуешь? – она заглянула через плечо парня и поставила рядом бокал. – А, дерево…

– Не просто дерево, киса, спасибо за кофе. Это дерево бытия, – промурлыкал Слава.

– И где оно растёт?

– На Великой Равнине, Киса.

– А что оно делает?

– Объединяет явь, навь и правь, конечно же, – Слава поднялся, посмотрел критически сверху на рисунок и продолжил работу.

Марина обвела взглядом просторную комнату с минимумом мебели и задержалась на Косте:

– А ваши работодатели вас не ругают за то, что вы заказы медленно выполняете? Пинг-понг, или как там та игра называлась, сделали?

Слава развернулся на крутящемся кресле с бокалом в руках:

– Воскресенье же, киса. Наше свободное время. Кстати, что там с бутербродами, которые кое-кто обещал?

– Подождём Костю, – Марина зевнула. – И всё-таки, зачем вам это «Странномирье», за него же не платят? Или уже найден покупатель?

Слава критически с ног до головы «просканировал» сидящую на диванчике девушку:

– И откуда у вас столько корысти, киса? А как же костяновский вклад в науку или моё гениальное воплощение малоизведанного?

– Пф, рабочего самолюбия у вас хоть ложкой черпай, – отпарировала Марина.

Слава осклабился и желейно распластался по креслу:

– Как говорит костянский, человек без самолюбия ничтожен, киса. Если бы все занимались только тем, что приносит доход только сейчас, не было бы открытий.

Марина вздохнула, поднимаясь:

– Ладно, пойду тебе сделаю бутерброды. И вообще-то, это слова Тургенева, а не Кости: «Человек без самолюбия ничтожен. Самолюбие - архимедов рычаг, которым землю с места можно сдвинуть».

– Отличница, поди, в школе была? – ей в спину пошутил Слава и вернулся к работе.

Отличницей она не была, просто этот афоризм она прочитала в парке, а Костя, сидевший рядом на скамье, подсмотрел и тихо рассмеялся:

– Ищете себе цитату для статуса?

– А не пошли бы вы…

Марина тогда разозлилась не на шутку. И как только не извинялся незнакомый парень, продолжавший идти рядом с ней, покидающей парк:

– В качестве моральной компенсации готов поставить себе в статус ваш афоризм…

– Отстаньте от меня! Чего привязались? – она едва не плакала. Настроение было паршивое из-за проблем на работе, а незнакомец только масла в огонь подливал.



Yuliya Eff

Отредактировано: 21.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться